А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Согласно подобранной некогда стихотворной строчке Таллинн – «город-рыцарь и город-музей», оба поэтических определения демонстрируют недвусмысленную принадлежность к мужскому роду. Но представить себе столицу Эстонии без прекрасных дам попросту невозможно – как живых, из крови и плоти, так и запечатленных в камне и металле.

Таким представляли себе воплощение «Торговли» и «Промышленности» жители Ревеля в последней трети XIX cтолетия.

Таким представляли себе воплощение «Торговли» и «Промышленности» жители Ревеля в последней трети XIX cтолетия.

Если верить эпосу «Калевипоэг», то на первых же страницах таллиннской биографии следует «искать женщину»: холм Тоомпеа, с которого и началась некогда городская история, был создан руками безутешной вдовы богатыря Калева. Правда, память о ней на протяжении добрых семи веков сохранялась в нематериальной форме: захватившие городище эстов Линданисе датчане не испытывали перед преданиями местных жителей никакого пиетета. Да и католическая церковь увлечение языческими героинями, мягко говоря, не поощряла.

Бессмертный мотив

 

Дева Мария над аркой ворот Люхике Ялг.

Дева Мария над аркой ворот Люхике Ялг.

Официальным патроном средневековой Ливонии во времена католичества стала Дева Мария. И потому обидно даже, что оригинальных ее изображений от соответствующей эпохи практически не дошло: хрестоматийные примеры, вроде полихромного барельефа над проходом воротной башни Люхике-Ялг или стилизованной фигурки, лет десять тому назад установленной на углу дома, стоящего на пересечении опять же улицы Короткой ноги и Рюйтли, – современные реконструкции.

Самое старое из украшающих городской пейзаж изображений Мадонны относится к барочным временам. Для того чтобы увидеть его, стоит, право, подняться на Тоомпеа и поднять взгляд выше дверей Домского собора: главная церковь города изначально была посвящена святой Марии. Неудивительно, что при строительстве в конце XVII столетия нового входа-притвора в храм его решено было украсить каменной фигуркой Богоматери – камерной и изящной одновременно.

Впрочем, от Средневековья в наследство таллиннцам сохранился и женский образ, запечатлевший черты не мифологического персонажа, а реальной горожанки. Звали ее Кунингундой Шотельмунд, была она супругой Готтшлака Шотельмунда, ревельского ратмана, человека не бедного и в городе уважаемого. Похоронившего скончавшуюся в 1381 году жену под полом Доминиканского монастыря. И заказавшего каменную плиту с портретом покойной – ту самую, которую и по сей день можно видеть закрепленной на стене бывшей монастырской церкви в переулке Катарийна кяйк: старейшее обращение к женской теме в таллиннском искусстве, по счастью, общедоступно в любое время суток.

Рабочая и колхозница

 

Таллиннская «Колхозница» на бульваре Каарли.

Таллиннская «Колхозница» на бульваре Каарли.

Практически до самого конца ХIХ столетия обращение к женской тематике в художественном оформлении таллиннских улиц ограничивалось мифологическими персонажами. В качестве единственного, пожалуй, исключения можно вспомнить бюст супруги польского короля Сигизмунда III Анны, украшающий с 1597 года фасад Дома Братства черноголовых.

Новые времена воспевали новые образы. Дом, возведенный архитектором Николаем Таммом-старшим к 1879 году на углу нынешних улиц Вана-Виру и Айа для русского купеческого семейства, одним из первых в новой истории города был украшен оригинальными скульптурами: персонификациями торговли и промышленности. Сложно сказать, кто был их автором, но работал он вполне по моде своей эпохи: и «Торговля», и «Промышленность» изображены в виде женских фигур с соответствующими атрибутами. Первая с якорем, стоящими у ног тюками с товаром и жезлом Меркурия, вторая – с молотом, наковальней и кузнечными щипцами: представить подобные инструменты в руках дочек хозяина домовладения было, понятное дело, немыслимо…

До непосредственного воплощения в таллиннском искусстве образа работницы дело так и не дошло. Зато собственная «Колхозница» имеется – именно такое название изначально было присвоено скульптуре Юты Эскель, и поныне стоящей на той стороне Каарли пуйестеэ, что примыкает к стене бывшего Ингерманландского бастиона – современной горки Харью. Сам автор, однако, предпочитал называть свое творение куда как нейтральнее: просто «Девушка с миской». Скромная девичья фигура из шамота, установленная в 1964 году, сохранилась до наших дней практически без изменений. Разве что нижнюю часть миски неизвестные вандалы отбили еще в начале восьмидесятых годов. Ну да, может, так оно и символичнее – где теперь и колхозы, и колхозницы?!

Канон красоты

 

Женский образ начала третьего тысячелетия – скульптура у входа в торговый центр Viru Keskus.

Женский образ начала третьего тысячелетия – скульптура у входа в торговый центр Viru Keskus.

Не то чтобы современные таллиннские скульпторы полностью обходили женскую тему стороной. Совсем наоборот – установленная в 1998 году на улице Яама в Нымме скульптура-фонтан «Ныммеская мать» даже попала на туристические открытки. Чего не скажешь о другой, расположенной в более известном месте: у входа в универмаг Viru Keskus со стороны перекрестка улиц Лайкмаа и Гонсиори.

Импровизация Маре Микоф, выполненная по мотивам работы классика эстонской пластики Аугуста Вейценберга – «Сумерки» и установленная в декабре 2004 года, незамедлительно получила в народе малопочтительное прозвище «Зеленая баба»: по цвету тонированной под благородную патину бронзы. Не будем обвинять в не слишком развитом вкусе ни горожан, ни автора: подождем. В конце концов, каких-нибудь восемьдесят лет назад вершиной дурного вкуса многие таллиннцы считали фигуры египтянок, украшающие собой и поныне фасад галереи «Дракон» на улице Пикк…

Поживем, как говорится, увидим: кто знает, как будут относиться к первому в третьем тысячелетии обращению к женской тематике в монументальной пластике Таллинна те, кто «тусуется» ныне в теплое время года у постамента «Сумерек». Каноны красоты – вещь переменчивая. Попытки же запечатлеть ее в пейзаже городских улиц для будущих поколений – вечны. И этому, пожалуй, невозможно не порадоваться.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!