А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Последний предвоенный 1913 год в России был необычайно веселым, нарядным и красочным. Торжественные приемы, балы, маскарады, карнавалы, ярмарки и народные гулянья. Модные наряды дам в широкополых шляпах с клумбами искусственных цветов и вазами фруктов на голове. Раззолоченные мундиры царской свиты, офицеров и чиновников, цилиндры и котелки обывателей. Государственные флаги и гирлянды цветов через улицы и на балконах. Крестные ходы и парады. Медь духовых оркестров в общественных садах и концерты лучших музыкантов и певцов мира во дворцах… Российская империя отмечала трехсотлетие Дома Романовых.

В начале XX века здесь ревельская полицейская команда выращивала огурцы и капусту. Сегодня это расположенный между улицами Крейцвальда, Гонсиори, Кундера и Пронкси благоустроенный Полицейский сад.

В начале XX века здесь ревельская полицейская команда выращивала огурцы и капусту. Сегодня это расположенный между улицами Крейцвальда, Гонсиори, Кундера и Пронкси благоустроенный Полицейский сад.


Песней он вражду смиряет:
Песня создана для мира,
Песня в час веселый пира
Людям душу раскрывает.

Фр. Р. Крейцвальд

 

Романовский проспект

Среди прочих больших и малых связанных с этими торжествами дел были в городах империи и покраска фасадов, и приведение в порядок улиц, и прокладка новых, в том числе и в Ревеле (Таллинне). От Нарвского шоссе до начала будущей улицы Фельмана проложили новую улицу. Назвали этот короткий, но достаточно широкий городской проезд, проложенный в честь царского юбилея, весьма громко — Романовский проспект. В 1923 году его продлили до так называемого Полицейского огорода, места, где когда-то и впрямь Ревельская полицейская команда выращивала огурцы и капусту. Сегодня это расположенный между улицами Крейцвальда, Гонсиори, Кундера и Пронкси благоустроенный Полицейский сад с аллеями и фонтанами, детскими игровыми площадками, скамейками и множеством фонарей. В том же 1923 году Романовский проспект переименовали в улицу Фр.Р.Крейцвальда. И, наконец, в 1934-м довели ее до Тартуского шоссе. Такова краткая история возникновения одной из самых интересных улиц столицы Эстонии. Она интересна домами, многие из которых построены по проектам зачинателей эстонской архитектуры, интересна потому, что здесь находится старое здание Эстонского радио, расположен редкий музей, ряд солидных учреждений, гимназия, приличная гостиница, и, конечно, потому, что улица носит имя писателя, поэта, врача и общественного деятеля Фридриха Рейнгольда Крейцвальда — в декабре следующего, 2008 года мы будем отмечать 205 лет со дня рождения человека, с именем которого связано зарождение эстонской литературы.

Это здание на углу Рауа и Крейцвальда было построено по проекту Карла Бурмана в 1913 году.

Это здание на углу Рауа и Крейцвальда было построено по проекту Карла Бурмана в 1913 году.

История жизни Крейцвальда мало отличается от историй жизни других представителей первого поколения эстонской интеллигенции, выходцев из крестьянской среды. Начальное образование на эстонском языке, только немногие попадали в окружные школы, где преподавали по-немецки. Только единицы, несмотря на все трудности, становились студентами Дерптского (Тартуского) университета.

Сын крепостного сапожника

29 декабря 1803 года в семье крепостного сапожника родился сын Фридрих. В 1815-м его родители получили вольную, и тогда же Крейцвальд поступил в Окружную школу, сначала в Раквере, а затем в Ревеле. После окончания учебы и сдачи экзамена на звание учителя работал преподавателем на родине, а после переезда в Петербург давал частные уроки немецкого языка, занимался самообразованием и в 1826 году поступил на медицинский факультет университета в Дерпте (Тарту), после успешного окончания которого 44 года врачевал в маленьком уездном городке на юге Эстонии — Выру.

В этом кратком перечислении основных вех его жизни — истоки творчества Крейцвальда. В детские годы, проведенные в крестьянской среде, он слышал песни и сказки о богатыре Калевипоэге, о жизни предков. В Окружной школе преподавали на немецком языке, и он рано прочитал произведения Шиллера и Гете. В университете с ним учились будущий выдающийся русский хирург Пирогов, поэт Языков, литератор Даль и многие другие. Здесь он познакомился с таким же, как он, крестьянским сыном Фридрихом Фельманом и вместе с ним начал собирать эстонские песни, легенды, сказания, послужившие основой для создания много лет спустя эстонского эпоса “Калевипоэг” и “Старинных эстонских сказок”.

Перед началом войны в Таллинне по проекту архитекторов Э.Лохка и Г.Шумовского на улице Крейцвальда началось возведение пятиэтажного Дома радио. Война прервала начатые работы, и строительство здания было завершено через четверть века, в 1952 году.

Перед началом войны в Таллинне по проекту архитекторов Э.Лохка и Г.Шумовского на улице Крейцвальда началось возведение пятиэтажного Дома радио. Война прервала начатые работы, и строительство здания было завершено через четверть века, в 1952 году.

Нетрудно представить, какого гигантского труда, упорства, силы воли потребовалось единственному в городе (пусть и небольшом) врачу, чтобы завершить дело, которому он посвятил жизнь.

Все, что взял на отчем поле, Что собрал я на чужбине, что принес мне буйный ветер, Прикатили волны моря, Что берег в себе я долго, В глубине души лелеял — все звенеть заставил в песне, Вычеканил ладом были, — писал Крейцвальд в Запеве к эпосу.

Благодаря главе петербургских филологов академику Измаилу Ивановичу Стрезневскому и горячей поддержке первого эстонца — члена Академии наук Фердинанда Видемана в 1860 году Крейцвальду за эпос “Калевипоэг” была присуждена Демидовская премия Петербургской Академии наук, учрежденная в 1832 году крупным российским заводчиком Павлом Николаевичем Демидовым. Премия предусматривала кроме “награды за лучшие по разным частям сочинения в России” еще и по пять тысяч рублей на издание “увенчанных Академией наук рукописных творений”. Это и позволило Крейцвальду опубликовать эпос.

“Пусть тот, кто испытал желание прочитать “Калевипоэг”, прочтет его не ради времяпрепровождения, но пусть читает, постигая смысл. Пусть будет для эстонцев памятником нашего далекого прошлого, пусть зажжет он у вас в сердцах высокие чувства, чтобы мы больше ценили свой род и свою родину, чем было это нам присуще до сих пор”. Этими словами обратился автор в 1861 году в своем послании к народу, оповещая о предстоящем издании первого эстонского национального эпоса, сыгравшего немалую роль в становлении национального самосознания народа и его культуры, в появлении в конце ХIХ — начале ХХ столетий первых эстонских писателей, поэтов, художников и музыкантов.

Последние строки эпоса зародили надежду на счастливое будущее потомков:

Говорят, настанет время:
Если разом все лучины
С двух концов воспламенятся,
Пламя высвободит руку
Из гранитного зажима.
И тогда Калевипоэг
В дом отцовский возвратится —
Счастье создавать потомкам,
Прославлять страну родную.

Они были первыми

Есть на углу улиц Рауа и Крейцвальда дом (№ 6) с фасадом, украшенным эркерами (выступающими в стене дома остекленными закрытыми балконами), арочными окнами и нишами. В одной из них памятная доска, установленная в 1982 году в честь столетия со дня рождения первого эстонского профессионального архитектора Карла Бурмана. Здание было построено по его проекту в 1913 году. Выпускник Петербургской Академии художеств построил в нашем городе довольно много зданий. Наиболее крупное из них — комплекс пассажа в Старом городе между улицами Виру, Вяйке-Карья и Сауна; по его проектам созданы дома на Пярнуском шоссе (№ 20), улицах Техника (№ 16), Кару (№ 18), Тина (№ 28). По его же проекту на улице Крейцвальда был построен доходный дом известного коллекционера К.Мауритса. За послевоенные годы в этом красивом здании размещались Министерство связи ЭССР, затем Eesti telefon, впоследствии конторы десятка фирм и, наконец, ныне, после капитальной реконструкции — это элитный жилой дом.

Если в творчестве Карла Бурмана видны черты северной народно-романтической архитектуры югенд-стиля (модерн), то жилой дом № 17 на углу улиц Крейцвальда и Фельмана, построенный в 1925 году по проекту Херберта Йохансона, не только положил начало формированию этого жилого района Таллинна, но и заложил основы эстонской архитектуры 20-30-х годов прошлого века. Архитектуры строгой и выразительной, украшенной немногочисленными декоративными деталями, придающими зданиям сугубо таллиннский облик.

В декабре 1926 года в Таллинне начались регулярные радиопередачи. Перед началом войны в Таллинне по проекту архитекторов Э.Лохка и Г.Шумовского на улице Крейцвальда началось возведение пятиэтажного Дома радио. Война прервала начатые работы, и строительство здания было завершено через четверть века, в 1952 году. Расширение объема радиопередач вызвало необходимость строительства второй очереди Дома радио, и в 1972 году на углу улиц Гонсиори и Крейцвальда по проекту архитекторов А.Эйге и Ю.Яама был построен новый редакционный корпус. Сегодня Эстонское радио работает по четырем программам и, несмотря на конкуренцию частных радиокомпаний, продолжает оставаться самым популярным среди радиослушателей Эстонии.

Следует отметить еще два здания на улице Крейцвальда: построенная перед войной на углу улицы Кундера (архитектор Х.Йохансон) школа и возведенная по проекту архитекторов И.Пууметс и Х.Рюйтлан в 1970 году гостиница “Кунгла”(ныне “Парк-отель”).

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!