А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Улица Рауа (Железная). Трудно сказать, чем руководствовались городские власти Ревеля (Таллинна), когда в конце ХIХ — начале ХХ века целый ряд улиц, расположенных в восточной стороне города, в большом треугольнике между Нарвским шоссе, улицами Гонсиори и Пронкси, получили «металлические» наименования, а весь этот район назвали по названию первой из них —

После завершения строительства дома № 3 был открыт угловой крупный продовольственный магазин «Киев». В девяностые годы его вытеснил пивной бар, сегодня здесь большой магазин спортивной одежды.

После завершения строительства дома № 3 был открыт угловой крупный продовольственный магазин «Киев». В девяностые годы его вытеснил пивной бар, сегодня здесь большой магазин спортивной одежды.

«Когда государство управляется согласно
с разумом, постыдны бедность и нужда;
когда государство не управляется согласно
с разумом, постыдны богатство и почести»

Китайский философ Конфуций,
8 век до н.э.

Рауа

Ни в ХIХ, ни в ХХ столетии, тем более в нынешнем, здесь не было ничего, связанного с производством и обработкой металлов. Но шесть улиц носят “металлические” названия. Эту странную традицию заложила ревельская управа, назвавшая в 1899 году дорогу, некогда проложенную от Канальной улицы (ныне Весивярава) до Русского рынка (пл.Виру) — Eisenstrasse (Рауа). Через год, в 1900-м, появились еще две: Bleistrasse (Тина — Свинцовая) и Kupferstrasse (Васе — Медная). Уже в двадцатые годы прошлого века переименовали Большую Епинатьевскую улицу в Terase (Стальную), и в 1923 году Чортовой улице дали весьма красивое (явно незаслуженное) название — Hõbeda (Серебряная). О них разговор впереди, а сечас вернемся на улицу Рауа.

Так как от нее пошел “металлический “ район, посмотрим, как выглядела она в течение ХХ столетия и как выглядит в начале ХХI века. По характеру застройки той или иной улицы в разные периоды существования можно узнать не только о домах, но и о событиях, о людях.

К началу ХХ столетия город располагал большой свободной от застройки территорией. Об этом говорит и тот факт, что по средней высоте зданий Ревель (Таллинн) относился к малоэтажным городам. В санитарном обзоре Харьюского уезда того времени говорится: “Ревель вообще относится к сравнительно невысоким и просторным городам. Подавляющее большинство домов — одно- и двухэтажные, на участках много места для просторных огородов и садов. Исключением является лишь тесный старый центр, отчасти и старые части пригородов”. А если вспомнить, что в районах, расположенных к востоку от Старого города, были поселения русских огородников, и то, что дорога, проложенная от современной улицы Весивярава, рядом с которой находилась Русская слобода, вела к Русскому рынку, то можно представить, как выглядела во второй половине ХIХ века будущая улица Рауа. Дома с резными наличниками, за заборами огороды, по утрам одиночные подводы с капустой, огурцами и луком направляются на Русский рынок…

Последняя треть ХIХ столетия принесла изменения в спокойную и размеренную жизнь Ревеля. Один за другим возникали промышленные предприятия, в город приезжал из эстонских сел и России рабочий люд. Вдоль улиц уже к началу ХХ века вместо подворий с огородами и садами возникала сплошная застройка одно-двухэтажных деревянных домов. Только в районах около средневекового ядра города стали строить многоэтажные дома.

Двадцатое столетие

В самом начале улицы Рауа также появились многоквартирные жилые здания. Строились они по проектам первых профессиональных эстонских архитекторов. В предыдущей статье мы говорили о построенном в 1913 году архитектором К.Бурманом на углу улиц Рауа и Крейцвальди большом жилом доме (№ 39). С него и началась капитальная застройка улицы. В 1923 году по проекту Артура Перна возвели школьное здание (№ 6), украшенное классическим фронтоном (треугольное завершение фасада) и пилястрами (плоские выступы, похожие на колонны). Через год построили спроектированный выдающимся эстонским зодчим Хербертом Йохансоном многоэтажный жилой дом (№ 4), где светлый фасад оживляют монументальные трехэтажные черные эркеры (остекленный выступ в стене дома). В 1933 году архитектор Антон Соанс составил проект строительства на Рауа целого квартала жилых домов (№№ 25 — 35). Расположенные перпендикулярно к улице по сторонам тупика пять зданий изолированы от шума транспорта… Может быть, в 30-е годы его на улице Рауа было не так уж много, но сегодня те, кто проживает в этих домах, должны, по-моему, добрым словом вспомнить архитектора Антона Соанса. В последующие годы на улице было построено еще несколько жилых домов добротной архитектуры, особенно на углах с улицей Крейцвальди по четной стороне Рауа (№№ 16 и 16а).

Последней крупной постройкой перед началом войны на этой улице был возведенный в 1939 году по проекту архитектора Херберта Йохансона комплекс зданий пожарного депо, живописный ансамбль которого украшает сразу три улицы: Рауа, Пронкси и Гонсиори.

В послевоенное время на улице Рауа построили несколько зданий. Среди них дома на противоположных сторонах перекрестка с улицей Пронкси. Большие угловые дома (№№ 1 и 3), облицованные терразитом (гранитной крошкой) с помещениями на первых этажах для магазинов, кафе, салонов и мастерских. Интересно, что за домом № 3 следует дом № 21. Дело в том, что раньше на этом месте было десять двухэтажных жилых домов. Как они выглядели, можно увидеть и сегодня на отрезке улицы Рауа за ее пересечением с Васе. Вся нечетная сторона — это унылый строй плотно стоящих друг к другу двухэтажных домов. На другой стороне строй таких же серых зданий, которые прорезают два многоэтажных дома: грязно-серый пятиэтажный жилой дом из силикатного кирпича (№ 24), построенный в шестидесятые годы прошлого столетия, и дом № 32, возведенный в девяностые годы в модном ныне спичечном архитектурном стиле (на попа — банк или гостиница, на ребро — жилой дом, лежа — супермаркет). Кстати, этот дом — единственное новое здание, если не считать пристроек — к школе и одному из старых жилых зданий (№ 16а).

Как же выглядит сегодня улица Рауа? Большой угловой магазин дома № 1 был сразу отдан детям — настоящий «Детский мир». Теперь художественный салон, магазин электроники, другие помещения первого этажа занимают туристическое бюро и кафе. После завершения строительства дома № 3 был открыт угловой крупный продовольственный магазин «Киев». В девяностые годы его вытеснил пивной бар, сегодня здесь большой магазин спортивной одежды.

Чуть не забыл об одном важном и очень нужном здании — знаменитой бани «Рауа». Она по-прежнему работает. Неухоженный полутемный коридор ведет к помывочным отделениям. Над кассой прейскурант: 45 крон, для пенсионеров в будние дни — 15, по выходным — 25.

Пойду я по Свинцовой, на Медную зайду…

Прямо напротив старого Дома радио начинается улица Фельманни, от ее поворота отходят две улицы: Терасе и Васе. Через несколько десятков метров между ними короткий переулок Хыбеда. Сама Терасе пересекает улицу Тина и доходит до Рауа. Стальное наименование получила одна из старейших улиц городского предместья, где с ХVIII столетия жили русские купцы и огородники. В ту пору современная улица Терасе доходила до Нарвского шоссе, примерно туда, где сегодня начинается улица Крейцвальди, и носила она тогда странное, даже пугающее название — Tschortow Strasse и Tschortow Gasse (Чортова улица и переулок). Однако к чертям и другой нечисти они отношения не имели. Дело в том, что на углу с дорогой на Нарву в течение долгого времени работал, по-видимому, весьма успешно, популярный в городе трактир, известный еще с ХVIII века, а он принадлежал человеку по имени Иван Чортов, фамилия которого произносилось с ударением не на первом, а на втором слоге. В конце ХIХ столетия улицу и переулок официально переименовали в Большую и Малую Епинатьевские по имени известного в городе купца Алексея Дмитриевича Епинатьева, владения которого занимали участок не только между улицей и переулком, но и выходили на Нарвское шоссе. В 1923 году большую Епинатьевскую переименовали в Терасе, а малую в Хыбеда. Жаль все-таки, что исчезли с карты города имена и Чортова, и Епинатьева, уступив место безликим Стальной и Серебряной.

Люблю заходить в такие тихие городские уголки. Несколько старых жилых домов дают возможность представить, как они выглядели в начале ХХ века. Два деревянных дома в начале улицы Терасе и два в конце. Остальные дома построены или в 30-е годы, или после войны, например, семиэтажный дом № 7. В его строгой и добротной архитектуре чувствуется «порода» — он построен в 80-е годы для тогдашней «номенклатуры». К такому же классу относятся новые угловые дома на пересечении с улицами Тина и Рауа. Хотя дома на «металлических» улицах молчат и мы не знаем, кто в них жил и живет, облик зданий и их состояние говорят о нашем неоднозначном времени.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!