А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Кто, когда и почему именно решил отмечать в первый апрельский день неофициальный праздник простофиль и чудаков — науке не известно. Но можно предположить, почему обычай этот живет вот уже какой век подряд и исчезать не намеревается: уж не потому ли, что курьезы, нелепости и откровенные глупости составляют неотъемлемый элемент городской среды практически в любом населенном пункте планеты?

Создать архитектурный или скульптурный курьез, да еще и такой, чтобы он сохранился в городском пейзаже на долгие годы, надо уметь. Как надо уметь и разглядеть его: мимо того, что способно вызвать улыбку или недоумение, мы порой проходим по десять раз на дню, совершенно их не замечая: привыкли. И потому лучшей даты, чтобы попробовать посмотреть на них новым взглядом, чем 1 апреля или его «ближайшие окрестности», не найти. Как и для повода составить их своеобразный рейтинг…

По весне то и дело хочется поднять лицо к солнышку. Но если сделать это перед домом номер 10 на улице Рюйтли, что тянется вдоль склона Тоомпеа за церковью Нигулисте, невольно хочется протереть глаза. Потому что на флюгере, красующемся над зданием Археологического центра, тянет к земле лапы нечто вроде огромного металлического… паука.

Поначалу начинаешь, грешным делом, подумывать о зловещей символике адептов черной магии и прочей чертовщины. Но мистики, между тем, нет тут никакой: флюгер, установленный в семидесятые годы, первоначально изображал розу ветров — то, что сейчас стало «паучьими лапами», изначально указывало основные стороны света. Пока лет двадцать тому назад какой-то «умник» не ухитрился взобраться на конек крыши средневекового дома, добраться до кованого украшения и… загнуть металлические «лучи» вниз. Вот уж воистину: сила есть — ум необязателен!

В ту пору, когда термин «гласность» было на слуху даже у тех, кто не знал больше ни одного слова по-русски, у таллиннских гидов бытовала шутка: почему Таллинн можно считать городом абсолютной гласности? Ответ напрашивался сам собой: потому что это единственный в Советском Союзе город, где существует абсолютно «гласная» улица.

СССР, как известно, почил в бозе, а улица сохранилась. Как сохранила и свое название, действительно состоящее исключительно из гласных букв. Причем всего из двух: Ао. Имя свое она получила, разумеется, задолго до середины восьмидесятых годов прошлого столетия: если быть точным, то в начале двадцатых, когда ставший столицей Эстонской Республики Таллинн захлестнула волна уличных переименований. Неприметная улица в предместье Кассисаба была громко наречена в честь утренней зари. По-эстонски — Агу в именительном падеже и Ао — соответственно в винительном: коротко и эффектно. А уж курьезно — вне сомнения.

От гласности перейдем к «согласности» Точнее — к немоте: переместимся в Старый город и вспомним, что в средние века официальных названий, табличек с названиями улиц и номерами домов не было: их заменяли резные плиты предпорожья, и по сей день стоящие у входа в различные здания. Все они, за единственным исключением, украшены аллегорическими знаками или гербами владельцев. Исключение находится на улице Пикк, перед зданием бывшей Большой гильдии, ныне же — Исторического музея: плиты у его крыльца абсолютно «немые» — гладкие, без всякого намека на изображение.

Ларчик открывается просто. Девяносто пять процентов подобных плит — реконструкции, установленные за последние лет двадцать-тридцать: оригиналы были сняты как помеха уличному движению еще в XIX веке, а кое-где — и ранее. При восстановлении, как правило, одну плиту воспроизводили точно, а вторую украшали символикой того учреждения, которое в здании располагалось. Но с Историческим музеем вышла загвоздка: на одной плите в средние века была изображена роза, на другой — большой герб Таллинна. То бишь — три льва. Совпадение с гербом буржуазной республики. Поместить подобный символ на музей истории ЭССР не отважились. Решили, что называется, «замолчать». Так и замалчиваем — на шестнадцатом году восстановления независимости…

Разговор об «эпохе развитого социализма» заставляет вспомнить стоявший некогда напротив здания Балтийского вокзала памятник восстанию 1924 года — коминтерновской попытке совершить в Эстонской Республике государственный переворот. Сама попытка путча закончилась для истории фарсом, а для участников — скорее трагедией. Но монумент в честь отнюдь не веселых событий, установленный в 1975 году, довольно скоро получил от горожан насмешливое прозвище «ломящиеся на поезд», самые желчные уточняли — «на московский».

Монумент в 1990 году сняли, московский остался единственным поездом дальнего следования, отправляющимся от Таллиннского железнодорожного вокзала, сам вокзал реконструировали, а на перроне его установили, вероятно, единственный в мире памятник… железнодорожной стрелке. Точнее — саму ручную стрелку, списанную за ненадобностью в эпоху автоматизации движения поездов. Что ж, закончить карьеру в качестве памятника самому себе — курьезно, но, что ни говори — почетнее, чем отправляться в переплавку.

Словосочетание «каменные джунгли» слыхали все, но задаться вопросом, как это может выглядеть не в переносном, а в буквальном смысле, пробовали не многие. Архитекторы, проектировавшие пристройку спортивного зала к зданию Английского колледжа, решили пофантазировать. Плод их фантазии с недавнего времени доступен любому проходящему по Пярнускому шоссе вдоль церкви Яани. Стоит лишь перевести взгляд на противоположную часть улицы и увидеть, что несущие подпорки вписанного между двумя соседними домами нового школьного корпуса выполнены в форме ветвистых… бетонных деревьев, окончания «ветвей» которых увенчаны в придачу еще и пластмассовыми цилиндрами — можно предположить, что галогеновыми лампами. Так что будет у нас в центре города лес не просто «цементно-каменный», но еще и электрифицированный…

Когда совсем потеплеет и улицы Старого города вновь захлестнет волна туристов, попробуйте провернуть небольшой эксперимент. Поднимитесь на самую живописную площадку Тоомпеа — ту, что называется Кохтуотса. И, пристроившись к какой-нибудь экскурсии, ненароком спросите гида: что это за странный бетонный постаментстоит прямо у самого парапета?

В девяти случаев из десяти ответом будет искреннее удивление. И лишь самые искушенные краеведы напомнят, что появилась эта прямоугольная тумба в 1966 году. Когда в Таллинне снимали фильм-сказку по повести Ю. Олеши «Три толстяка». По ходу ее сюжета над городом должен был лететь на связке своего товара продавец воздушных шаров. Киношники изготовили радиоуправляемую куклу, антенна для управления которой как раз и покоилась на бетонном постаменте. Ленту отсняли, куклу, кстати, унесло ветром из зоны досягаемости радиосигнала, а основание для антенны цело до сих пор — к вящему удивлению таллиннцев и любопытных гостей города…

«Нога» на одном из контрфорсов Домского собора. Штука действительно загадочная. Потому как ни в какой литературе разъяснений по поводу того, что изначально изображал отесанный брус плитняка и почему он был помещен снаружи, но в мало доступном взору прохожего месте главной церкви города, обнаружить не удается. Остается только напрягать глаза да настраивать приближение фотокамер: авось и разглядишь ключ к загадке. Пока же она смело может проходить по категории «курьезов необъяснимых»

Кстати, о ногах. Тема эта в монументальной пластике Таллинна имеет какую-то мистическую популярность. Если взобраться на башню Домского собора или, еще лучше, спуститься с Тоомпеа и прогуляться вдоль пруда Шнелли, можно обнаружить торчащую из земли каменную ступню. А через полдесятка шагов — и увенчанный каменной головой мощный торс.

Все вместе называется скульптурой «Отдыхающий»: так и хочется съязвить — «вечным покоем». Потому как большая часть скульптуры, согласно законам анатомии, должна находиться под землей. Но ее там нет: есть арматура, время от времени выглядывающая над газоном в том случае, если шутники пытаются сдвинуть каменную ступню с места. Зря, надо сказать, стараются: только отдохнуть скульптуре мешают!

О Длинном Германе — главной башне орденского замка на Тоомпеа — знают, наверное, все, кто хоть раз побывал в Таллинне. О том, что у него имеется «меньшой братец» — эдакий «Короткий Герман», — едва ли догадываются даже коренные таллиннцы. За исключением, пожалуй, тех, кто предпочитает делать покупки на Центральном рынке.

Память подсказывает, что появилась оформленная в виде уменьшенной копии фортификационного сооружения привратная тумба в середине девяностых годов. И исчезать, похоже, не собирается — на радость любителям таллиннских курьезов. Да и всех рыночных посетителей.

«Рекордсмен рекордсменов» среди таллиннских курьезов, «загадка загадок», а с непривычки — и «глупость глупостей» находится у автобусной остановки «Театри вяльяк». Точнее — на внешней стене здания, выстроенного в пятидесятые годы для Академии наук ЭССР. Если транспорта долго нет, стоит присмотреться к стене повнимательнее и обнаружить отесанную, но словно обитую по краям каменную плиту с отчетливой надписью кириллическими буквами:«НАБУБНА» и загадочной цифрой 16.

Что эта «НАБУБНА» может означать — дело темное: даже знаменитые таллиннские краеведы теряются в догадках. А потом честно признаются, что не знают.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!