А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Есть в районе Кадриорга улица Рудольфа Тобиаса. Возможно, одна из самых коротких таллиннских улиц. Тихая, зеленая и почти безлюдная, застроенная в основном старыми двухэтажными жилыми домами. Если не считать автомашин, припаркованных к красивому административному зданию фирмы по производству лакокрасочной продукции, в том числе знаменитого лака “Пинотекс”, кажется, что это не столичная улица, а тихого провинциального городка.

улица Рудольфа Тобиаса

улица Рудольфа Тобиаса

В тот мрачный и холодный час,
Когда душа полна смятенья,
В тебе находит человек
Живую радость утешенья.

Композитор Александр Скрябин

 

Когда-то здесь был проход между домами поселка русских купцов, огородников и обслуги дворца и парка Кадринталь (Кадриорг), который в городе называли

Слобода

Несколько улиц этого поселка называли Слободскими. Современная улица Юрия Вильмса была Старослободской, а Новослободскими называли улицы Карла Якобсона и Рудольфа Тобиаса, имя которого она получила в 1923 году.

На углу улиц Фельмана и Тобиаса спросил у прохожих: скажите, пожалуйста, кто такой Тобиас, в честь которого названа эта улица? И хотя на стене углового дома № 2 коричневая доска, установленная еще в советское время, сообщает на эстонском и русском языках о том, кем был человек, чьим именем она названа, трое прохожих пожали плечами и только одна солидная дама неуверенно произнесла: “Кажется, композитор”.

Есть на острове Хийумаа деревня Кяйна. Здесь в семье кистера местной церкви 29 мая 1873 года родился будущий композитор. Музыка сопровождала его с детства. Кистер — регент церковного хора и органист храма. И пусть в скромной сельской церкви не было сверкающих труб органа, и играл его отец на небольшом, похожем на комод органе-позитиве, когда под церковными сводами раздавались его звуки, похожие то на шепот волн, то на рокот бушующего моря, маленький Рудольф замирал от восторга. И всегда с ним было море. Оно шумело рядом с его домом на Хийумаа, и в приходе Кулла, куда в 1885 году переехало семейство Тобиасов, и в приморском Хаапсалу, где Рудольф учился в окружной немецкой школе. А потом был Ревель (Таллинн), Николаевская гимназия (ныне Густава Адольфа). Уроки пения у школьного учителя Брунова и дополнительные занятия с органистом Домской церкви Эрнестом Рейнике, который передавал молодому и талантливому ученику секреты игры на органе. Высшее музыкальное образование Рудольф Тобиас получил в Петербургской Императорской консерватории. Это учебное заведение в городе на берегах Невы в конце XIX — начале ХХ столетия окончили все первые эстонские профессиональные музыканты — композиторы, органисты и исполнители: Иоханнес Каппель, Артур Лемба, Рудольф Тобиас, Артур Капп, Март Саар, Пеэтер Сюда, Константин Тюрнпу, Раймонд Кулль и многие другие, и для всех она была

Alma mater

Кончался XIX век, создавший неисчерпаемую сокровищницу музыки мира. В ней было все: величественные симфонии Бетховена и романтические творения Листа, пленительные полонезы Шопена и лирика Шуберта, оперы Верди и Чайковского, Гуно и Мусоргского, Бизе и Римского-Корсакова.

Одним из центров музыкальной жизни в 80-90-е годы ХХ столетия был Петербург и, конечно, консерватория, основанная в 1862 году Антоном Григорьевичем Рубинштейном. В классах консерватории в те годы преподавали композиторы Лядов, Глазунов, Римский-Корсаков. Среди выпускников были Аренский, Чайковский и многие другие выдающиеся музыканты.

Если вы хотите подойти к зданию консерватории, а заодно увидеть настоящий Петербург Гоголя и Достоевского, лучше всего от Невского направиться по набережной Екатерининского канала (ныне Грибоедова). Канал извилист, и замкнутые перспективы его коротких отрезков придают ему уютный камерный характер. Строгие линии закованных в гранит берегов сливаются с отражениями силуэтов зданий и словно парящими над водой мостами. У крутого поворота через канал перекинут цепной пешеходный мостик. Его держат мифические львы с золотыми крыльями. Ниже Львиного мостика канал вплотную подходит к Театральной площади, на которой находятся здания Мариинского театра и консерватории.

Когда Рудольф Тобиас перешел порог этого величественного здания, еще был жив основатель первой Российской консерватории Антон Рубинштейн. Тобиас учился композиции в классе Римского-Корсакова, композитора и педагога, который вырастил целую плеяду выдающихся музыкантов. Своим ученикам он передавал выработанную им систему художественного творчества, в основе которой стремление со всей полнотой отразить в музыке собственное ощущение мира. Среди написанных Тобиасом в годы учебы сочинений особое место занимает первое эстонское симфоническое произведение — увертюра к драме Шекспира “Юлий Цезарь”, в монументальной музыке которой слышны не только тяжелая поступь римских легионов, но и впечатления от величественного города на Неве. В год окончания консерватории (1897 г.) Тобиас написал кантату “Иоанн Дамасский”. Византийский богослов, живший в VII — VIII веках, прославился не только как философ, но и создатель песнопений. В музыке кантаты эстонского композитора слышны строгие звуки канона из погребального гимна Иоанна ”Какая сладость в жизни сей”.

После окончания консерватории Тобиас семь лет работал органистом в одном из лютеранских храмов Петербурга и состоял репетитором Мариинского театра. В 1904 г. вернулся в Эстонию и поселился в Тарту. Он прожил здесь всего четыре года, но за это короткое время заложил основы музыкальной жизни университетского города. Вместе с А.Лятте из местных музыкантов-любителей был создан достаточно большой оркестр и организованы концерты симфонической музыки. Виртуоз-исполнитель Тобиас выступал в Тарту с сольными органными и фортепьянными концертами.

И все-таки Тарту первого десятилетия ХХ века, да и вся Эстония, в которой только зарождалась профессиональная музыкальная жизнь, были тесны для необыкновенного таланта Тобиаса, опередившего свое время. В 1908 году он навсегда покидает Эстонию. Дает концерты в Париже, Праге, Лейпциге, Берлине, становится преподавателем теории музыки Берлинского королевского высшего музыкального училища. В 1913 году приезжает в Таллинн, дирижирует оркестром на концерте в честь открытия театра “Эстония”. 29 октября 1918 года он скончался от воспаления легких и похоронен на берлинском кладбище Вальмсдорф.

Девяносто лет спустя

В будущем, 2008 году исполнится девяносто лет со дня кончины композитора Рудольфа Тобиаса. Несмотря на то, что большая часть его творческой деятельности прошла за пределами родины, в истории эстонской культуры он занимает особое место как автор первых крупных симфонических произведений, как первый эстонский музыкант-исполнитель, концерты которого звучали с европейских сцен.

Проходя на днях по улице его имени, подумал, что вряд ли эти городские задворки достойная память одному из основоположников музыкальной культуры Эстонии. Да и остальные улицы, расположенные в районе Тартуского шоссе и носящие имена первых эстонских профессиональных музыкантов, ничуть не лучше.

В 1996 году вышла на русском языке книга “Кто есть Кто в культуре Эстонии”. Авторы, ссылаясь на ограниченный объем издания, в “Предуведомлении” написали, что не все деятели эстонской культуры нашли место на страницах этой книги. Самое удивительное — среди них имена композиторов Михкеля Людига, Артура Лемба и Артура Каппа. Единственный из студентов-эстонцев Лемба окончил в 1907 году консерваторию с малой золотой и большой серебряной медалями, награжден специальной премией Антона Рубинштейна. Он был оставлен при консерватории в качестве преподавателя по классу фортепьяно, и в 1915 году ему было присвоено звание профессора. Вместе с другим выпускником Петербургской консерватории Михкелем Людигом стоял у истоков создания Высшего музыкального образования в Эстонии. В 1900 году успешно окончил консерваторию Артур Капп и некоторое время состоял помощником профессора Луи Гомилиуса, у которого учились все будущие первые профессиональные органисты Эстонии. В 1920 году Капп получил от Людига телеграмму с предложением занять пост главного дирижера театра “Эстония”. Он дирижировал операми и преподавал в Таллиннской консерватории, подготовил целую плеяду молодых эстонских музыкантов. К сожалению, ни Артур Лемба, ни Михкель Людиг не попали не только в книгу “Кто есть Кто…”, но и на план города Таллинна.

Вернемся на улицу Тобиаса. Вся ее нечетная сторона — старые деревянные дома и заборы; на четной — на углу с ул. Ю.Вилмси боковой фасад огромного дом на ул. Коллане. Жаль, если эту тихую улочку застроят большими зданиями. Здесь бы к месту были соразмерные Кадриоргу трехэтажные дома.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!