А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Когда земля не знает сна,
По-моему, белые ночи это «состояние души, это острота восприятия, когда видишь то, что не замечал при ярком солнце, когда видишь пятна цвета, светлое и темное, когда глаз улавливает дымку и серебристость воздуха, окутывающего контуры предметов».

71В одном окне заря алела,
В другом окне луна пылала.

С. Маршак

 

Белая ночь — время бродяг и влюбленных. Милые мои люди, почему вам не сидится дома в шлепанцах у телевизора? Что гонит в далекие края?

Что так хочется увидеть белые ночи на Балтике?

Вы их увидите, если настрой души готов принять неяркие краски земли, моря, неба и камня, готов открыть путь воображению, заглянуть за горизонт времени.

Горизонт времени… Чем больше узнаешь — тем дальше его линия, чем больше узнаешь — тем яснее контуры будущего, тем глубже проникновение в толщу времени, тем лучше осознавать настоящее.

И эта ночь, да, да — ночь! К востоку и югу от Москвы уже зашло солнце, и так хочется позвать вас в белую ночь, пригласить вместе со мной совершить прогулку по морю, к старому Таллинну.

Мы стоим на дне моря

Оно ушло совсем недавно — всего несколько сот лет назад. А в ХII столетии волны морские бились о берег, который примерно там, где в древности стояла суша. Здесь бросали якоря гости торговые Новгорода Великого, купцы варяжские, с острова Готланд, из далекого Леванта…

Окончен долгий и трудный переход по неспокойному Варяжскому морю. Высоко вскинутый нос судна мягко коснулся мокрого прибрежного песка, люди, перепрыгнув через крутой борт, почувствовали, наконец, под ногами твердую землю Колывани. Привезли они сюда шелка, пряности и другие диковины сказочного Леванта, но и они сами не могли не дивиться чудесам mare Balticum. Ну, разве поверят, будто уже к полуночи в лучах этого ночного солнца стоят на горизонте прибрежные холмы. Стоят, как будто на широкой лестнице, берега пологими уступами. На них поселки торговые — новгородские и варяжские с христианскими храмами и складами. Поодаль на высокой скале стоит деревянное укрепление эстонского городища.

Такой примерно была до начала ХII столетия земля эстов, ибо нет достоверных данных, возможно, называли ее Linnaase (место города) или по имени новгородской Колывани. Восемь столетий назад, в 1219 году, захватили эстонские земли рыцари датского короля Вальдемара II.

Таллинн и море. Они возникли потому, что были здесь эти холмы, этот «удобный берег стал Богом и природой», а бухта манила к себе людей. Одни приходили с добром и товарами, другие — с крестным знаменем и мечом. Так и встала на холмах крепость.

За этим нагромождением позднейших зданий проходила когда-то первая крепостная стена, построенная в ХIII веке по приказу датской королевы Маргрете, названная ее именем. Стояли невысокие каменные башни, с верхних площадок которых настороженно вглядывались воины в морскую даль, особенно в светлые ночи начала лета, с надеждой ожидая свои корабли и с тревогой встречая чужие.

Неслись над стенами и башнями столетия, меняя захватчиков и оружие. Неумолим закон меча и щита, и именно он диктовал, что и когда строить. Но судьба всех крепостей — становились они ненужными прежде, чем их достраивали до конца.

Шли годы, и у таллиннских стен, стирая их грозный вид, все глубже, погружая в безымянную толщу обывательских строений, люди сажали на местах бастионов, редутов, рвов, валов и форштадтов деревья и редиску. Так возник Морской бульвар.

Три гольштинца

Во время шторма 1635 года под Ревелем погиб корабль посольства Гольштинии к русскому царю и персидскому шаху. Пришлось ожидать нового судна, новых верительных грамот и даров. Члены посольства спаслись, и разместились по домам ревельцев. Двое из них, юрист Филипп Крузер и советник Адам Эйшлегер, поселились у купца Мюллера, а третий — поэт Петер Флеминг жил на улице Люхике-Ялг. У купцов красивые дочери, а постояльцы молоды и свободны. На обратном пути далекого путешествия Крузер и Эйшлегер женились на дочерях Мюллера, а Флеминг был помолвлен с дочерью бывшего хозяина, но на обратном пути в 1640 году поэт умер. Рассказал о сердечных делах гольштинцев потому, что судьба связала их жизнь с нашим городом и каждый оставил заметный след.

Филипп Крузер остался жить в Ревеле, стал шведским асессором (судебным заседателем) и составил проект «Рыцарского земского права Эстляндского герцогства». Асессор основал род Крузенштернов. Его потомок Адам в ХIХ веке стал известным мореплавателем, совершившим первое кругосветное плавание под российским флагом.

Флеминг после Ревеля жил в большой шумной Москве, совсем не похожей на тихие Готторп, Любек и Ревель. Покидая столицу России, он написал стихотворение «К Великому городу Москве в день отъезда 24 июня 1636 года».

Удивительным был Эйшлегер математиком, механиком, художником, владел русским и арабским языками, обладал поэтическим даром, перевел на немецкий поэта Саади. Создал гигантский глобус с изображением полусферы звездного неба, внутри которого размещались люди. В начале ХVIII века герцог Шлезвиг-Гольштании подарил глобус Петру I. После возвращения на родину Эйшлегер написал книгу о своих путешествиях и издал ее в 1647 году под именем Олеария. Он рассказал о странах и городах, людях, обычаях и нравах, создал много гравюр на тему путешествий и обширных путевых заметок о России и Персии. Немало страниц Олеарий посвятил Эстонии и городу, где нашел приют и любовь. Рассказывал о том, как выглядел Ревель в начале ХVII столетия. «Великолепную гавань, прекрасный рейд… от Бога и природы даровали этому городу для мореходства…» — писал Адам Олеарий. Белыми точками парусов возникали между небом и морем, стремительно влетали в бухту на свежем ветру или, плавно скользя в штиль, подходили к берегу. Удивительно красивое зрелище — парусник в море. И всегда в восхищении замирал, когда возникал сказочный красавец….

Олеарий создал несколько ревельских гравюр. На одной из них перед городскими стенами видны башни, шпили, крепостные ворота, а вдоль них гуляли добропорядочные бюргеры, назначали встречи, делились новостями в летний вечер, теплый и светлый…

Начнется хороший и добрый день

Мы, жители городов, разучились видеть небо. А жаль, что спрятали коробки домов и ущелья улиц, украли у нас способность чувствовать небо. Особенно жаль, когда наступают белые ночи, когда «… Прозрачный сумрак, блеск безлунный,/ Когда я в комнате моей/ Пишу, читаю без лампады…». Когда наступает так поразившая Петра Вяземского: «Удивительная ночь!/ Ночь немая,/ Голубая,/ Неба Северного дочь».

Дай Бог, чтобы наши дети и внуки всегда видели небо чистым и мирным.

Есть удивительно красивая короткая сказка. Девочка Эха (вечерняя заря) и Мальчик Койт (заря утренняя) встретились посреди ночи, обменявшись огоньками, полюбили друг друга. Но Бог разрешил им встречаться только один раз в самую короткую ночь года, чтобы не погас огонек и чтобы оставались они вечно молодыми.

Через минуту зайдет солнце, и вскоре вновь займется заря, и зашумит внизу город, начнется новый день.

Пусть он будет хорошим и добрым!

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!