Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Под склоном Ласнамяги стоит утопающий в зелени домик Петра I, названный в свое время cтарым дворцом, хотя уж больно не соответствуют его более чем скромные размеры величию владельца. Этот домик, как печка, с которой пошел быть и парк, и Кадриоргский дворец.

98«История есть священная книга
народов, начало их бытия
и деятельности, завет предков». 

Н.М. Карамзин.

«Ничто не мало для великого»

Летом 1697 года в голландском городке Саардаме, известном в конце ХVII века своими верфями, каналами и небольшими ярко раскрашенными домами с черепичными крышами, появился высокий молодой человек в красной фризовой куртке и белых холщовых штанах. Он поселился у случайно встретившегося кузнеца и нанялся плотником на одну из саардамских верфей. Впрочем, ни простая одежда, ни работа плотником не укрыли русского царя Петра от «досадливых», как пишет историк Ключевский, разоблачений. И скоро ему в Саардаме не стало прохода от любопытных зевак, собиравшихся посмотреть на царя-плотника. Через неделю Петр покинул Саардам, а его жители сохранили до наших дней дом, в котором останавливался русский царь.

В 1814 году император Александр I посетил Саардам и на стене дома, в котором в конце ХVII века жил его великий предок, прикрепил памятную доску: «Петру Великому от Александра».

За несколько лет до российского императора в Саардаме побывал Наполеон. Осмотрев каморку, в которой жил Петр, и его короткую кровать, он произнес: «Ничто не мало для Великого».

Эти слова невольно приходят на ум, когда заходишь в домик Петра I в Кадриорге. Вдумайтесь: самодержавный властелин огромной страны, силой оружия присоединивший к своим необъятным владениям прибалтийские земли, приезжая в Ревель, останавливался в более чем скромном небольшом каменном доме, громко именуемом старым дворцом. А до того, будучи в Ревеле, царь ночевал в маленьком бревенчатом домике, построенном по его приказу рядом с мызой местного бюргера Дрентельна. Впоследствии дом этот стали называть баней Петра. После того, как мызу приобрели за 3500 талеров казенных денег, она стала летней резиденцией царя во время посещения Ревеля, а в деревянном доме устроили баню. Макет бани, разобранной в 1939 году, можно сравнить с сохранившимся бревенчатым домом Петра I в московском музее-заповеднике «Коломенское», куда он был привезен из Архангельска: тот же внешний вид, то же расположение помещений и окон. Такие деревянные дома строили во многих местах, где останавливался Петр.

Жаль, что в 1939 году разобрали деревянный дом Петра в Кадриорге. В Саардаме русский царь прожил всего неделю, а дом, где он останавливался, сохраняют уже три столетия. В Ревеле Петр был одиннадцать раз и оставил о себе память, создав парк и построив дворец и порт, он сыграл немалую роль в истории города, а старейшее в Таллинне деревянное здание, связанное с его пребыванием в городе, разобрали. Говорят, было ветхое. Возможно, но известно, что его детали были использованы при строительстве административного здания Таллиннского зоопарка, основанного в 30-е годы около Кадриорга.

Забвение женского столетия

Как же выглядел в начале ХVIII века старый дворец? К летней мызе вела со стороны города окаймленная деревьями дорога, на месте которой позднее проложили главную аллею парка. Сама усадьба была окружена небольшим садом, в котором среди прочих росли двенадцать заморских деревьев. Так именовали незнакомые в ту пору на Руси каштаны. Кроме главного жилого дома были две конюшни, каретный сарай, караульное помещение, огород и фруктовый сад. Сам дом состоял из двух жилых крыльев по сторонам центральной части, в которой находились передняя и кухня с открытым очагом. В северной половине дома, обращенной в сторону моря, были спальня и жилая комната. Маленькие квадратные стекла в свинцовых рамах окон и шелковые красные и темно-зеленые занавеси создавали особый сдержанный голландский уют. Однако можно только предполагать, как в действительности выглядели владельцы этого дома.

После смерти Петра в 1725 году более семидесяти лет до 1796 года (с небольшими перерывами) Россией правили женщины: от вдовы Петра императрицы Екатерины I до Екатерины II. Новая летняя резиденция находилась далеко от столицы, поэтому царское семейство редко посещало Ревель. Дворец приводили в порядок лишь перед посещениями императриц.

Летом 1746 года Ревель посетила Елизавета Петровна. В парке ей понравилось, однако особого внимания его судьбе она не уделила. В Иванов день 22 июня 1764 года под звон колоколов и грохот пушек торжественно прибыла в Ревель в сопровождении свиты Екатерина II. После этого парк, дворец и дом под старыми каштанами приходят в упадок и постепенно разрушаются.

В протоколе осмотра дома комендантом дворца Иваном Голеновским говорится: «В Екатеринентале в старом дворце потолок брусчатый совсем обвалился, также с одной стороны известь отстала и внутренняя стена вниз оседает… Кровля худа над каменной палатой, где стоит постель его императорского величества Петра Первого с убором, и поверх палаты (в чулане) стоит медная и оловянная всякая посуда, скатерти и салфетки, и в сенях стоит большой дубовый шкаф столярной работы, в котором имеется хрустальная посуда…»

К концу семидесятых годов XVIII столетия в старом дворце свалился потолок в жилой комнате, обрушилась часть стены, а в 1777 году из него выбросили оконные рамы. Через 85 лет после смерти Петра Великого дом превратился в руины. Хорошо, что сохранили и перевезли в Екатерининский дворец часть мебели.

Окно в Европу

В 1804 году Ревель посетил император Александр I, он побывал в домике Петра и возмутился его жалким состоянием и приказал восстановить все в первоначальном виде. Распоряжения царя выполняли, хотя и с проволочками. Восстановительные работы ограничились поверхностным ремонтом здания. Мебель, находившаяся ранее в помещениях, была установлена на прежних местах.

Петровский дом под каштанами с удовольствием и интересом посещали многочисленные гости, отдыхавшие на Ревельских водах, а также местные жители. В 1880 году в одном из журналов появилось первое описание дома на эстонском языке, а в 1901 году издали небольшую книжечку преподавателя Александровской гимназии Е.Делави, в которой в возвышенном стиле описан Кадриорг:

«Входим в скромный домик, обнажив головы. Сторож приветствует нас: «Добро пожаловать, милорды!» Мы заходим в комнату конференции. «Здесь, — поясняет сторож, — вершил дела Петр… Сидя в этом кресле, царь подписывал свои указы. Старый дубовый стол и многое другое — все это создано умелыми руками самого царя. В шкафу-секретере с зеркальными дверцами хранились тайны великой империи… Прошу, пройдемте теперь в спальню. Вы видите здесь кровать с балдахином, эти туфли, часы-шкаф, которые играли болеро Лилли. Взгляните на эти старые кресла, зеркала в золоченых рамах… Столовая. Кушанья готовили на открытом огне, жарили мясо — все натурель, без приправ. Вокруг большого стола сиживали министры и генералы… Вот остатки знаменитого сундука, «потерянного противником Карлом ХII в Полтавском бою вместе с казной и военной славой». Да, для Ревеля домик Петра является поистине источником гордости».

Не все в этом рассказе соответствует истине, но то, что этот скромный дом действительно представляет ценность, не вызывает сомнения.

После тщательной реставрации дома-музея в 2005 году он вновь открыл свои двери. Здесь немало подлинных экспонатов, принадлежащих лично Петру I, например, кресла рослого царя (его рост был 2 м 2 см), но главное не в этом. Здесь хранится модель фрегата «Шлиссельбург». Полагают, что сделал ее сам Петр. Может быть, и так. Зато точно известно, что он проектировал и строил не модель, а сам корабль, и при спуске его на воду произнес речь. «Товарищи, — сказал Петр (не удивляйтесь, слово «товарищ» не в 1917 году придумали, оно всегда было на Руси и означало трудовое содружество), — есть ли среди вас хоть кто-нибудь, кто будет со мной побеждать неприятеля на кораблях, построенных руками нашими, побеждать умом нашим и храбростью?»

Поистине, в этом доме витает дух Великого Петра, его энергия.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!