А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Все мызы в эпоху расцвета своего были счастливы одинаково, все мызы в наши дни несчастны по-разному» – перефразированное вступление в знаменитый роман могло бы вполне стать первым предложением разговора о поместьях уезда Харьюмаа. Но не станет – потому преимущественно, что судьба трех расположенных на расстоянии одинаково получасовой поездки от Таллинна мыз сложилась по-разному. Стоит отправиться в путь хотя бы ради того, чтобы разведать – как именно.

В любом справочнике по архитектуре Эстонии мызы Вазалемма, Кейла-Йоа и Лайтсе стоят в одном разделе: зодчество эпохи эклектики. И даже при более специализированном рассмотрении они окажутся в единых стилистических рамках – неоготика. А между тем каждая из них имеет свое собственное лицо и свою биографию.

Былая слава

 

Для современного таллиннца Кейла-Йоа – это, прежде всего, водопад.

Для современного таллиннца Кейла-Йоа – это, прежде всего, водопад.

Кейла-Йоа – это, прежде всего, водопад. И выезд «на шашлыки» к нему – благо, недавно отреставрированный комплекс старинной электростанции позволил вынести столики кафе прямо к открывающейся на водный поток панораме. Ну, как вариант – место для свадебного фотографирования: замки с именами новобрачных, закрепленные на цепных «перилах» подвесного моста, – лучшее тому свидетельство.

Замок, благодаря которому местечко, собственно, и стало популярным без малого сто семьдесят лет тому назад, замечаешь не сразу. Родовое гнездо Бенкендорфов и Волконских, увенчанный смотровой вышкой дворец таится среди запущенных деревьев. Глядя на облезлую краску, выбитые стекла и «щедро» расписанные граффити стены, едва ли вспомнишь, что гостями давнишнего поместья Фалль бывали российские императоры, что сюда еще во времена Бестужева-Марлинского ходил рейсовый дилижанс – прапрадед современных пригородных автобусов и маршруток, и гимн «Боже, царя храни!» был, по преданию, впервые исполнен автором именно здесь.

Стены заброшенной резиденции Бенкендорров и Волконских превратились в «политтрибуну» на актуальные после «бронзовых ночей» темы.

Стены заброшенной резиденции Бенкендорров и Волконских превратились в «политтрибуну» на актуальные после «бронзовых ночей» темы.

Выстроенный в 1833 году по проекту петербургского архитектора Александра Штакеншнайдера дворец переживает в наши дни не лучшие времена. После национализации, проведенной в годы первой, еще довоенной Эстонской Республики, ему довелось побыть резиденцией Министерства иностранных дел. В советские времена наследию «дворян и министров-капиталистов» пришлось туго: в нем вначале пробовали разместить пионерский лагерь, но позже все же сделали выбор в пользу пограничной части. После того, как ставшие уже российскими военные покинули поместье, началась полоса запустения: слишком уж больших капиталовложений требует приведение бывшей резиденции шефа царской тайной полиции в надлежащий вид. Последнее время идут разговоры о том, что Госканцелярия намерена отреставрировать старинный дворец под загородную резиденцию президента. Начинание, конечно, похвальное: глядишь – и вновь потянутся в Кейла-Йоа коронованные гости… Каково в таком случае придется гостям некоронованным – поживем, как говорится, увидим.

Готическая фантазия

Готика в наших краях скромна и сурова: исходный строительный материал не тот, да и заказчиков, способных заказывать у мастеров аналоги средневековых французских «шато» или английских «холлов», в Ливонии было не много. Впрочем, до особых ли украшений и изяществ тут, на далекой северной окраине западного мира: то сосед-феодал на фамильные угодья позарится, то московит с бесчисленным войском нагрянет, то местные крестьяне, вчерашние язычники, взбунтуются да пойдут церкви с поместьями жечь… И все же есть среди харьюмааских мыз поместье, способное погрузить гостя в атмосферу средневековой сказки, – расположено оно неподалеку от дачного района Лайтсе.

Величественное двухэтажное здание поместья, тянущееся вслед за стрелами елей к небу зубцами башен и декоративными шпилями, заставляет забыть, что выстроено оно «всего-то» сто пятнадцать лет тому назад – в 1892 году. Заказ владельца был выполнен архитектором на славу: нет сомнений, что история семьи фон Юкскюллей, ведущих род от первых крестоносцев, прибывших обращать крестом и мечтом далекие балтийские земли в истинную веру, была для зодчего путеводной звездой. Украшенные отреставрированной росписью стены, выкрашенные в насыщенные цвета стрельчатые своды, стилизованные кованые украшения входных и внутренних дверей – все это настраивает на воспоминания об эпохе доблестных рыцарей и прекрасных дам.

В мызе Вазалемма не побрезговал бы, наверное, остановиться и всамделишный наследник Тюдоров.

В мызе Вазалемма не побрезговал бы, наверное, остановиться и всамделишный наследник Тюдоров.

Дамы наших дней приветливо встречают гостей мызы Лайтсе за стойкой разместившегося на первом этаже бара-ресторана. А «рыцарь» застыл в конце ведущей прямо от замкового крыльца аллеи каменной скульптурой со странным предметом в руках – нечто вроде посоха, но пастушеского или епископского – каждый домысливает сам. Легенды о ней пока еще не сложилось: неподвижный страж моложе самого бутафорского «замка» раз в десять. Но надпись, высеченная на его постаменте, подкупает искренностью: нынешние хозяева поместья и разместившегося в нем конференц-центра и гостиницы желают всем спокойного отдыха, хранить покой которого неподвижный страж и призван. Что, согласитесь, замечательно.

Шедевр «на потоке»

Можно спорить на что угодно: из ста опрошенных таллиннцев девяносто девять ни за что не ответят вам, кто такой Константин Вилькен. Не ответят, пожалуй, и все сто – если только среди них не окажется случайно специалист по деревянной архитектуре исторических предместий Таллинна. Последний же, вероятно, подивится неожиданной эрудиции собеседника и расскажет, что каких-нибудь сто лет тому назад фамилия архитектора Вилькена, а точнее – его подпись, была знакома едва ли не каждому таллиннскому застройщику, проектирующему очередной доходный дом где-нибудь в Каламая или Копли. А особенно – в Пелгулинне: шутка ли, всего за один год – 1899-й – им было составлено ни много ни мало… сто сорок девять проектов. Недаром, говоря о деревянных домах эстонской столицы, исследователи употребляют полуофициальный термин «Вилькенская эпоха».

Большинство выстроенных архитектором К.Вилькеном в Таллинне зданий к архитектурным шедеврам не отнесешь. Безусловно, они несут на себе печать времени, подкупают компактным уютом и чисто таллиннским флером: деревянные, двухэтажные, украшенные торцовой башенкой или неожиданным эркером. И тем удивительнее, не доезжая семи километров до руин средневекового монастыря Падизе, увидеть, чуть проехав табличку с надписью «Вазалемма», издалека мощную восьмигранную башню из местного плитняка. Того самого, который величают еще «вазалеммаским мрамором». И который придает мызе Вазалемма особый, почти дворцовый лоск.

Безусловно, очередная вариация на тему Средневековья. Средневековья не своего, местного, сурового, ливонского, а опять-таки заморского, английского. Безусловно, не более чем архитектурная прихоть заказчика, помещика Эдуарда фон Баггенхуфвудта – эдакое подтверждение старинной сентенции, мол, у каждого барона своя фантазия. Или все-таки – шедевр фантазии заурядного, собственно, если судить по образчикам последующей «массовой продукции», архитектора К.Вилькена? Своего рода «лебединая песнь» – недаром же архитектуру с легкой руки Гете зовут «застывшей музыкой» – романтического девятнадцатого столетия, полагавшего, что здание, прежде всего, должно быть красивым? Стоит обойти величественное здание замка Вазалемма, чтобы попытаться разгадать эту загадку. Да и без всякой загадки прогуляться по окружающему мызу парку стоит. Просто для того, чтобы увидеть еще одно сокровище, мимо которого, в лучшем случае, спешно проезжаешь, глядя в окно катящего по Старо-Хаапсалускому шоссе автобуса…

* * *

Три мызы – и три судьбы. Вазалемма ждет первого осеннего дня и спешащих к ее дверям учеников: с 1922 года здесь размещается самая обыкновенная сельская школа. Лайтсе рада гостям круглый год. Кейла-Йоа рада встретить владельца, который вернет ей былое великолепие. Один век постройки – позапрошлый. Один стиль – неоготика. Один уезд – Харьюский. Есть над чем задуматься даже человеку, в повседневной жизни далекому от историческо-искусствоведческих изысканий.

 

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»

 

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!