А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть внешне ничем не примечательная улочка в районе Вышгорода. И даже, кажется, официального названия не имеет. Но интересна тем, что она - самая узкая в городе. Отсюда и народное название "улица пьяного рыцаря". Мол, когда рыцарь пьян настолько, что ходить не в состоянии, он мог по ней пройтись, опираясь руками за дома, находящихся с двух сторон. Однажды две дамы в пышных платьях застопорили на ней движение. Одновременно они пройти по ней не могли, а уступить одна-другой дорогу - не желали. Народу вокруг собралось - тьма! Все ругаются, а сделать ничего не могут. Один молодчик из простых людей сообразил как быть. Говорит, пусть та, что моложе уступит дорогу той, что старше. Дамы настолько перепугались, что одновременно развернулись боком и протиснулись мимо друг-друга по улице.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1155 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

«Все мызы в эпоху расцвета своего были счастливы одинаково, все мызы в наши дни несчастны по-разному» – перефразированное вступление в знаменитый роман могло бы вполне стать первым предложением разговора о поместьях уезда Харьюмаа. Но не станет – потому преимущественно, что судьба трех расположенных на расстоянии одинаково получасовой поездки от Таллинна мыз сложилась по-разному. Стоит отправиться в путь хотя бы ради того, чтобы разведать – как именно.

В любом справочнике по архитектуре Эстонии мызы Вазалемма, Кейла-Йоа и Лайтсе стоят в одном разделе: зодчество эпохи эклектики. И даже при более специализированном рассмотрении они окажутся в единых стилистических рамках – неоготика. А между тем каждая из них имеет свое собственное лицо и свою биографию.

Былая слава

 

Для современного таллиннца Кейла-Йоа – это, прежде всего, водопад.

Для современного таллиннца Кейла-Йоа – это, прежде всего, водопад.

Кейла-Йоа – это, прежде всего, водопад. И выезд «на шашлыки» к нему – благо, недавно отреставрированный комплекс старинной электростанции позволил вынести столики кафе прямо к открывающейся на водный поток панораме. Ну, как вариант – место для свадебного фотографирования: замки с именами новобрачных, закрепленные на цепных «перилах» подвесного моста, – лучшее тому свидетельство.

Замок, благодаря которому местечко, собственно, и стало популярным без малого сто семьдесят лет тому назад, замечаешь не сразу. Родовое гнездо Бенкендорфов и Волконских, увенчанный смотровой вышкой дворец таится среди запущенных деревьев. Глядя на облезлую краску, выбитые стекла и «щедро» расписанные граффити стены, едва ли вспомнишь, что гостями давнишнего поместья Фалль бывали российские императоры, что сюда еще во времена Бестужева-Марлинского ходил рейсовый дилижанс – прапрадед современных пригородных автобусов и маршруток, и гимн «Боже, царя храни!» был, по преданию, впервые исполнен автором именно здесь.

Стены заброшенной резиденции Бенкендорров и Волконских превратились в «политтрибуну» на актуальные после «бронзовых ночей» темы.

Стены заброшенной резиденции Бенкендорров и Волконских превратились в «политтрибуну» на актуальные после «бронзовых ночей» темы.

Выстроенный в 1833 году по проекту петербургского архитектора Александра Штакеншнайдера дворец переживает в наши дни не лучшие времена. После национализации, проведенной в годы первой, еще довоенной Эстонской Республики, ему довелось побыть резиденцией Министерства иностранных дел. В советские времена наследию «дворян и министров-капиталистов» пришлось туго: в нем вначале пробовали разместить пионерский лагерь, но позже все же сделали выбор в пользу пограничной части. После того, как ставшие уже российскими военные покинули поместье, началась полоса запустения: слишком уж больших капиталовложений требует приведение бывшей резиденции шефа царской тайной полиции в надлежащий вид. Последнее время идут разговоры о том, что Госканцелярия намерена отреставрировать старинный дворец под загородную резиденцию президента. Начинание, конечно, похвальное: глядишь – и вновь потянутся в Кейла-Йоа коронованные гости… Каково в таком случае придется гостям некоронованным – поживем, как говорится, увидим.

Готическая фантазия

Готика в наших краях скромна и сурова: исходный строительный материал не тот, да и заказчиков, способных заказывать у мастеров аналоги средневековых французских «шато» или английских «холлов», в Ливонии было не много. Впрочем, до особых ли украшений и изяществ тут, на далекой северной окраине западного мира: то сосед-феодал на фамильные угодья позарится, то московит с бесчисленным войском нагрянет, то местные крестьяне, вчерашние язычники, взбунтуются да пойдут церкви с поместьями жечь… И все же есть среди харьюмааских мыз поместье, способное погрузить гостя в атмосферу средневековой сказки, – расположено оно неподалеку от дачного района Лайтсе.

Величественное двухэтажное здание поместья, тянущееся вслед за стрелами елей к небу зубцами башен и декоративными шпилями, заставляет забыть, что выстроено оно «всего-то» сто пятнадцать лет тому назад – в 1892 году. Заказ владельца был выполнен архитектором на славу: нет сомнений, что история семьи фон Юкскюллей, ведущих род от первых крестоносцев, прибывших обращать крестом и мечтом далекие балтийские земли в истинную веру, была для зодчего путеводной звездой. Украшенные отреставрированной росписью стены, выкрашенные в насыщенные цвета стрельчатые своды, стилизованные кованые украшения входных и внутренних дверей – все это настраивает на воспоминания об эпохе доблестных рыцарей и прекрасных дам.

В мызе Вазалемма не побрезговал бы, наверное, остановиться и всамделишный наследник Тюдоров.

В мызе Вазалемма не побрезговал бы, наверное, остановиться и всамделишный наследник Тюдоров.

Дамы наших дней приветливо встречают гостей мызы Лайтсе за стойкой разместившегося на первом этаже бара-ресторана. А «рыцарь» застыл в конце ведущей прямо от замкового крыльца аллеи каменной скульптурой со странным предметом в руках – нечто вроде посоха, но пастушеского или епископского – каждый домысливает сам. Легенды о ней пока еще не сложилось: неподвижный страж моложе самого бутафорского «замка» раз в десять. Но надпись, высеченная на его постаменте, подкупает искренностью: нынешние хозяева поместья и разместившегося в нем конференц-центра и гостиницы желают всем спокойного отдыха, хранить покой которого неподвижный страж и призван. Что, согласитесь, замечательно.

Шедевр «на потоке»

Можно спорить на что угодно: из ста опрошенных таллиннцев девяносто девять ни за что не ответят вам, кто такой Константин Вилькен. Не ответят, пожалуй, и все сто – если только среди них не окажется случайно специалист по деревянной архитектуре исторических предместий Таллинна. Последний же, вероятно, подивится неожиданной эрудиции собеседника и расскажет, что каких-нибудь сто лет тому назад фамилия архитектора Вилькена, а точнее – его подпись, была знакома едва ли не каждому таллиннскому застройщику, проектирующему очередной доходный дом где-нибудь в Каламая или Копли. А особенно – в Пелгулинне: шутка ли, всего за один год – 1899-й – им было составлено ни много ни мало… сто сорок девять проектов. Недаром, говоря о деревянных домах эстонской столицы, исследователи употребляют полуофициальный термин «Вилькенская эпоха».

Большинство выстроенных архитектором К.Вилькеном в Таллинне зданий к архитектурным шедеврам не отнесешь. Безусловно, они несут на себе печать времени, подкупают компактным уютом и чисто таллиннским флером: деревянные, двухэтажные, украшенные торцовой башенкой или неожиданным эркером. И тем удивительнее, не доезжая семи километров до руин средневекового монастыря Падизе, увидеть, чуть проехав табличку с надписью «Вазалемма», издалека мощную восьмигранную башню из местного плитняка. Того самого, который величают еще «вазалеммаским мрамором». И который придает мызе Вазалемма особый, почти дворцовый лоск.

Безусловно, очередная вариация на тему Средневековья. Средневековья не своего, местного, сурового, ливонского, а опять-таки заморского, английского. Безусловно, не более чем архитектурная прихоть заказчика, помещика Эдуарда фон Баггенхуфвудта – эдакое подтверждение старинной сентенции, мол, у каждого барона своя фантазия. Или все-таки – шедевр фантазии заурядного, собственно, если судить по образчикам последующей «массовой продукции», архитектора К.Вилькена? Своего рода «лебединая песнь» – недаром же архитектуру с легкой руки Гете зовут «застывшей музыкой» – романтического девятнадцатого столетия, полагавшего, что здание, прежде всего, должно быть красивым? Стоит обойти величественное здание замка Вазалемма, чтобы попытаться разгадать эту загадку. Да и без всякой загадки прогуляться по окружающему мызу парку стоит. Просто для того, чтобы увидеть еще одно сокровище, мимо которого, в лучшем случае, спешно проезжаешь, глядя в окно катящего по Старо-Хаапсалускому шоссе автобуса…

* * *

Три мызы – и три судьбы. Вазалемма ждет первого осеннего дня и спешащих к ее дверям учеников: с 1922 года здесь размещается самая обыкновенная сельская школа. Лайтсе рада гостям круглый год. Кейла-Йоа рада встретить владельца, который вернет ей былое великолепие. Один век постройки – позапрошлый. Один стиль – неоготика. Один уезд – Харьюский. Есть над чем задуматься даже человеку, в повседневной жизни далекому от историческо-искусствоведческих изысканий.

 

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»

 

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!