Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Нет понятий, стоящих друг от друга более далеко, чем «величина» и «величие». Способов убедиться в этом существует бесконечное множество. Например — уговорить московских приятелей взять двухдневный отгул, залить полный бензобак и, минуя пробки, рвануть вдаль по Ярославскому шоссе. Прочь из Москвы. В провинцию. На северо-восток. По древнерусским городам.

…Они пережили средневековую эпоху своего расцвета и времена купеческого благополучия столетней давности. Они выстояли во время татаро-монгольского нашествия и не сгинули в пору Смутного времени. Без малого полстолетия тому назад они были объединены туристическим маршрутом под звонким названием «Золотое кольцо». Но — отнюдь не превратились в мертвые музейные экспонаты. Они живут своей неспешной, размеренной жизнью. Они пленяют своим величественным, сказочным, если не сказать — эпическим — достоинством. И своими названиями — Ростов, Мышкин, Улейма…

Не фильмом единым

 

Башни и стены ростовского кремля: «Лепота!»

Башни и стены ростовского кремля: «Лепота!»

Вдоль стен ростовского кремля к расположенной на берегу сонного озера Неро «арт-гостинице «Хорс» и частному музею русского быта» тянется улица Сакко. Нынешние глянцевые путеводители «уточняют»: Садко. Но любовно подновленные таблички на посеревшей бревенчатой кладке уверяют: нет, все-таки не в честь легендарного гусляра. А именно американского рабочего активиста итальянского происхождения. Улицы Ванцетти в окрестностях не обнаруживается. Но поразмышлять на тему очередных «приключений итальянцев в России» хочется. Правда, одноименную комедию снимали не тут. Белокаменные стены и башни знакомы населению «одной шестой» части суши по другому кино. Впрочем, не менее культовому.

Боярские шубы, стрелецкие алебарды, кокошники с закрепленной русой косой и даже копия шапки Мономаха — шанс сфотографироваться в костюмах «из того самого фильма» за умеренную плату не упускает, пожалуй, никто из приехавших сюда впервые. Для более «продвинутых пользователей» предлагаются экскурсии «по местам съемок ленты «Иван Васильевич меняет профессию» — одно-, двух- и трехчасовые, с переодеванием в исторические костюмы и трапезой в тех самых палатах, где «пировали все», или же без. Завершающий штрих — теплоходный круиз по озерной глади: вечером, конечно, романтичнее, но лучше успеть до полудня — иначе фотографировать силуэт кремля и окрестных монастырей придется против солнца. Да, до отъезда хорошо бы заскочить на фабрику знаменитой финифти и успеть прикупить сувениров…

Ворота Борисоглебского монастыря — невозмутимое достоинство и красота.

Ворота Борисоглебского монастыря — невозмутимое достоинство и красота.

Таким или почти таким Ростов предстает перед множеством туристов, спешащих по «Золотому кольцу» от достопримечательности к достопримечательности. Но стоит, право, задержаться в этом городе подольше. Чтобы услышать, как в двух шагах от исторических памятников, по берегам тенистого озера Неро пронзительно раздается в предзакатном воздухе лягушачье кваканье. Как милицейский «жигуль» объезжает опустевшие прилавки торговцев сувенирами и усиленным через допотопного вида громкоговоритель голосом «деревенского детектива» разгоняет по домам «тусующуюся» молодежь. Как сгущаются над древними куполами грозовые тучи и ночные зарницы освещают монастырские стены и башни. Как оживают поутру торговые ряды и как город, прошлое которого насчитывает вот уже тысячелетие с четвертью, неспешно вступает в новый день.

Вехи на пути

Дорога к Угличу минует ростовские новостройки двадцатилетней давности, пересекает железнодорожное полотно и неожиданно стремительно тонет в вековых лесах и чащобах. Помимо редкого межобластного автобуса да маршруток, везущих паломников к святыням дальнего уголка ярославской земли, тут, пожалуй, только леший и ходит. Ну и, как полагал классик, «русалка на ветвях сидит». Правда, сказочных персонажей современному человеку доведется увидеть разве что в угличском Музее русской народной нечисти. Да и то — в виде восковых фигур и тряпичных кукол. Но по пути к верховьям Волги увидеть можно куда как большее. И главное — подлинное. Практически не тронутое ни камерой фотообъектива, ни рукой реставратора.

 

Пейзажная идиллия села Улейма.

Как не задумываются над корнями и происхождением сказочного названия Улейма жители одноименной деревушки. Всего-то десяток домов: и покосившихся, посеревших от непогоды и времени изб, и аккуратно выкрашенных, украшенных деревянной резьбой «теремов». А над ними — вышедшее из параллельных миров и времен белокаменное видение: Николо-улейминский монастырь. Уже справочник девяностопятилетней давности определял его как «заштатный». Потому, наверно, и сохранившийся в почти неприкосновенном виде даже в разгар антирелигиозной борьбы: обитель, правда, закрыли в тридцатые годы, но сами монастырские постройки не тронули. Теперь, переданные старообрядческому женскому монастырю, они трогают душу любого — вне зависимости от вероисповедания — забредшего в эту глубинку угличского края. Своей древностью. Своей подлинностью. Своей красотой — и соразмерностью среднерусской природе.Борисоглебский монастырь, расположенный в поселке с тем же названием за каких-нибудь восемнадцать километров от Ростова, — одно

Прошлое и настоящее мирно уживаются в ростовской топонимике.

Прошлое и настоящее мирно уживаются в ростовской топонимике.

из подобных подлинных чудес. Все здесь удивляет — и сам факт того, что посад у стен крепости, по мощи и великолепию не уступающий ростовскому, так и не разросся в город. И лавчонки двухсотлетней давности, плотно лепящиеся к монастырской стене с провинциально-наивными вывесками вроде «секонд-хенд прямо из магазина». И не скрытая асфальтом булыжная мостовая, ведущая к величественным Святым воротам. И неказистый колодец, до сих пор находящийся подле не какой-нибудь, а именно — Колодезной башни. И — полное отсутствие туристов: о таящемся в древнем архитектурном ансамбле потенциале местные жители, торгующие у его стен бесхитростным набором для садово-огородных домов, похоже, и не задумываются.

Культ мыши

 

Экспозиция «единственного в мире Музея мыши»: чуть аляповато, слегка наивно — но как трогательно!

Экспозиция «единственного в мире Музея мыши»: чуть аляповато, слегка наивно — но как трогательно!

Экспозиция «единственного в мире Музея мыши»: чуть аляповато, слегка наивно — но как трогательно!

Город Мышкин — загадка загадок. Прежде всего непонятно, за что советская власть так рьяно ополчилась на этот неприметный, в самом положительном значении этого слова, провинциальный городок. Сперва, в 1927 году, лишила городского статуса. Потом — решила загнать местных жителей в колхоз, параллельно вывозя в райцентр местные музейные и библиотечные фонды. А к 1940-му — и вовсе затопив старейшую, приволжскую часть города в ходе строительства Угличской ГЭС: вплоть до начала девяностых годов причалить к мышкинской пристани мало-мальски серьезному плавсредству мешали, говорят, стропила оказавшихся под водой строений.

Ныне к сходням мышкинской пристани обязательно швартуются по два-три круизных теплохода: стоит ли удивляться, если Мышкин включен в трассу «Золотого кольца» и значится как первая стоянка во время путешествий по Волге. И здесь рождается вторая загадка — каким образом и откуда после восстановления в 1991 году городского статуса мышкинцы черпают бесконечный запас энергии и фантазии, превращающий рядовой поселок городского типа в милый городок с неповторимым лицом? И хотя многое тут может показаться столичному эстету наивным и провинциальным, сами горожане, похоже, этому только рады: как же иначе, если своим «туристическим брендом» они избрали лозунг «Мышкин — город классической провинции».

Печать провинциальности лежит тут на всем. На съезжающем по немощенной улице к Волге пыхтящем автобусе, глохнущем в канаве и остающемся стоять на неопределенное время. На обилии импровизированных музеев — от, как заявлено в любом путеводителе, «единственного в мире Музея мыши» до растиражированного, похоже, в каждом небольшом российском городке Музея водки. На оконной резьбе ныне реставрируемых особнячков и «неспроста» украшающих ворота одного из дворов силуэтов якорей: помимо титула «мировой мышиной столицы», Мышкин с не меньшим основанием претендует на звание столицы волжских лоцманов. На тщательно продублированных на табличках названиях улиц: поди, реши, какое из них более уместное — дореволюционный Верхний бульвар или «советская» Пушкинская?…

* * *

…Она совем недалеко — другая Россия. Не та, со злободневным политическим подтекстом, а действительно иная — живущая иными проблемами и переживаниями, чем столичный мегаполис и города-миллионники. Но от этого она не менее замечательная. И вернуться в нее хочется не раз…

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!