А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Те люди, кто в течение 774 лет жил на Тоомпеа, оставили после себя памятники: крепости и церкви. О крепости разговор впереди — сегодня о Домской церкви.

Домская церковь

Домская церковь

Древнегреческий философ Гераклит, V век до н.э.
ХI-ХIII века — время Крестовых походов, время, когда христианство распространяло пределы влияния и власти не только словом, но и мечом. Под флагом святой веры двигались крестоносцы на восток. Захватывали прусские и славянские земли. Жестокий и коварный Генрих Лев на землях славян-ободритов основал Мекленбургское герцогство, а Альберт Медведь покорил славян лютичей и создал маркграфство Брандербургское, центром которого стал Берлин.

В начале ХII столетия пришла очередь и Прибалтики. Вслед за торговыми людьми шли миссионеры, а за ними — рыцари с крестами на плащах. Пришли они в земли эстов, обосновались здесь и силой меча посвятили приобщенную и обращенную в христианство страну Деве Марии. Среди тех, кто пришел в эту пору в Эстонию, были немцы, шведы, датчане.

Величайшая книга рода человеческого

 

Домская церковь

Домская церковь

С благословения папы римского Гонория III рыцари датского короля Вольдемара II захватили Северную Эстонию и городище эстов на холме Тоомпеа. Одним из первых зданий построили датчане церковь. Какую? По-видимому, деревянную. Вскоре приступили к сооружению каменного здания. В алтарной части современного здания сохранились фрагменты церкви ХIII века. Строили долго, каждый добавлял свое, последней в ХVIII веке построили в стиле барокко башню со шпилем.

Еще в 1240 году от имени короля Вольдемара II освятили церковь как собор Девы Марии. Соборная Домская церковь — главный католический храм города. И, как правило, должен быть самым красивым. Вспомните собор Парижской Богоматери — каменное кружево, разнообразное множество скульптур, разнообразие форм… Ничего этого нет в таллиннской Домской церкви. Откуда эта суровость в одном из первых зданий города? Причин много. Ревель (Таллинн) — самая дальняя восточная точка, до которой дошли в ХIII веке рыцари-крестоносцы, дальше их не пустили, дальше были русские земли, дальше было Ледовое побоище.

Первое упоминание об этой церкви в письменных источниках — 1233 год, а через десять лет Александр Невский разбил на льду Чудского озера тевтонских рыцарей. Первыми строителями каменного здания были монахи-доминиканцы, суровые во всем, в том числе и в архитектуре. Строили из местного камня — слоистого известняка, который плохо поддается обработке. И, наконец, суровая природа этих мест и предопределила облик здания. Здесь нет скульптур и почти нет резьбы, многих деталей. Прав был Виктор Гюго, говоривший, что “зодчество — величайшая книга рода человеческого… всякая мысль человеческая имеет в своей необъятной книге свой памятник”. И здание Домской церкви не только памятник тем, кто в далеком ХIII веке силой крестил эстонский народ, но и памятник искусства, созданный руками ремесленников, донесших до нас через века в этом суровом камне свои чувства и мысли, создавших памятник себе, своей эпохе.

В храме все символика

История лежит ниже уличных мостовых. Это особо зримо в притворе (часть христианского храма у входа), пол которого оказался ниже уровня, окружающей церкви площади. Притвор построен в ХV веке, и пять столетий рос так называемый “культурный слой” земли — результат жизни и деятельности людей, все глубже погружая в себя церковь, делая зримым ход времени.

За притвором в церковь ведет отдельный главный вход — портал. В Домской церкви он строг и прост. Здесь ничего лишнего, без всякой декоративной резьбы, но четкие профили колонн и арок портала пластичны и совершенны по форме. Портал не приглашает — требует войти в храм. В христианском храме все символика. Вход — врата из мира людей и греха в дом Бога, отсюда — портал, и он же повторяется в триумфальной арке, открывающей пространство алтарной части, ее яркий свет символизирует священный свет веры.

В представлении теологов средневековая церковь — воплощение мироздания, истории человечества и христианства. Каждая часть храма имела свое значение: алтарная, обращенная к востоку, к утреннему свету, посвящалась Христу; южный фасад, озаряемый светом дня, — Новому завету; северная сторона, смотрящая во мрак ночи, — Ветхому завету; западная часть храма рассказывает о конце света, о страшном суде. По этой схеме располагались в храме сюжеты живописи и скульптуры, алтари и витражи. И все-таки искусство всегда было отражением реальной жизни: стихийные бедствия, голод, чума, инквизиция и войны — все это накладывало свой отпечаток.

На большом и тщательно отделанном колоколе есть такая надпись: “Придите на мой звон в храм для молитвы и хвалебного песнопения. Я расплавился в пекле пожара и растекся, когда пламя, увы, спалило весь Тоомпеа. Через год меня отлили в эту форму и, как говорит о том изображение, назвали колоколом Девы Марии. Э.С.Готшильд, настоятель. Сквозь огонь я тек. Детлоф Ридевег отлил меня в Ревеле в год 1685”.

Колокол — память о пожаре летом 1684 года, который не только расплавил медь колоколов, но уничтожил и все убранство собора, оставив обгоревшие стены и оплавленные камни надгробий. Почти все, что сегодня украшает церковь, создано в ХVII веке, в том числе и каменные переплеты окон. Каждое окно имеет свой особый орнамент. Сумрачный свет освещает через них помещение храма, под сводами которого за века скопилось много интересных и разнообразных произведений искусства. В сочетании со строгой и суровой архитектурой интерьера, гладью стен и пилонов они придают Домской церкви особый неповторимый облик.

В 1696 году был создан монументальный резной алтарь. Его создал один из лучших мастеров Ревеля Христиан Аккерман. Четыре колонны несут верхнюю часть алтаря. Перед каждой по две колонны скульптуры апостолов: Петра с библией и ключом и Павла с мечом. В верхней части фигуры евангелистов, а между ними золотой диск, на котором имя бога — “Иегова”. Венчают алтарь скульптуры Христа, Девы Марии и Иоанна Предтечи. В центре алтаря изображение Христа, написанное художником Карлом фон Гебгардтом в конце ХIХ века. Христиан Аккерман создал и кафедру церкви. Шестиугольник из дуба поддерживает фигура пророка Моисея со скрижалями в руках, на которых начертаны богом 10 заповедей. Алтарь и кафедра — подлинные произведения искусства.

«Звучишь с живыми, с мертвыми, со мной»

Библейские сюжеты и изображения святых — непременные атрибуты многих христианских храмов. Сливаясь со словами проповеди, живопись, скульптура, цветные витражи, кружево каменной и деревянной резьбы оказывают на человека эмоциональное воздействие. Совершенно особое место в церковной службе занимает орган. О том, кто и когда изобрел этот удивительный музыкальный инструмент, бытует немало легенд. Одна из них уводит в далекий III век до нашей эры, в Александрию Птолемеев, где в огромном Храме муз (museion — греч., отсюда слово музей) собирались люди, перечисление имен которых вызывает священный трепет: Архимед, Феокрит, Птолемей… Мы не знаем, кто из них был в храме, когда не менее знаменитый человек античного мира — механик Ктезибий продемонстрировал придуманный им новый музыкальный инструмент. Во множество трубок разной длины и диаметра подавали воздух при помощи мехов, похожих на кузнечные, и трубы издавали звуки, похожие то на вздохи, то на шелест листвы, то на гул ветра, то на грохот обвала… Свое изобретение Ктезибий назвал “органум” (от греч. оrganon — инструмент).

Трудно сказать, какой была бы его судьба, если бы христианская церковь не поняла необычайное эмоциональное воздействие музыки органа на человека, ибо никакие слова самого блестящего проповедника не в состоянии так глубоко проникнуть в человеческие души, как это делает орган. Он предупреждает и успокаивает, грозит и вселяет надежду, уводит от повседневности и взывает к борьбе. Органы становились все больше и богаче по звучанию и оформлению. Тысячи труб, резьба, позолота, скульптура украшали эти инструменты.

И все-таки великие органисты Гендель и Бах сочиняли свою музыку на небольших домашних органах, т.н. позитивах. Такие же скромные инструменты стояли в небольших эстонских сельских храмах. Старейший из известных позитив сделан местным мастером Иоханном Талем в 1795 году. А орган Домской церкви построил в 1913 году мастер из Франкфурта-на-Одере. Инструмент скромен по оформлению, но обладает звучанием мощным и глубоким. В ХVI веке Домская церковь стала лютеранской, и первые хоралы звали к борьбе, к очищению веры от всего суетного, что привнесли в нее люди. Генрих Гейне писал: “Старый собор задрожал от этих новых мощных и светлых звуков, и они до наших дней сохранили свою внушительную силу”.

Главное, чтобы они звали людей не к мести, не к вражде, а к добру, согласию и миру.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!