А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Великий Леонардо да Винчи, рассуждая о памяти, писал: “Несправедливо жалуются люди на бег времени… Ведь хорошая память, которой нас наделила природа, делает то, что всякое давно минувшее событие кажется нам настоящим…”. Каждый раз, заходя в Домскую церковь и рассматривая истертые многими тысячами ног надгробные плиты, которыми вымощен пол, саркофаги, памятники, эпитафии, разглядывая рыцарские гербы, вспоминаю слова этого великого итальянца.

71Как ни светло чужое море,
Как ни светла чужая даль,
им не рассеять наше горе
И нашу русскую печаль.
Н.А.Некрасов

 

Тизенгаузены и Понтус де ла Гарди
В своей Хронике Генрих Латвийский записал: “В год господен 1199-й достопочтенный Альберт, каноник Бременский, был посвящен в епископы. В следующее лето он отправился в Готландию и там набрал до пятисот человек для крестового похода в Ливонию”. Среди тех, кто в конце ХII века пришел в земли прибалтики с крестом и мечом, были братья Этельбрехт и Дитрих Тизенгаузены. Их потомки были епископами Риги и Ревеля (Таллинна), шведскими военачальниками, русскими сенаторами, генералами, обер-прокурорами и придворными. И тем удивительнее, что один из представителей этого древнего немецкого рода стал прообразом героя романа Льва Толстого “Война и мир” — князя Андрея Болконского. У северной стены Домской церкви, слева от алтаря из желтого мрамора, на медальоне надпись: “Здесь покоится флигель-адъютант Его Величества императора всероссийского граф Фердинанд фон Тизенгаузен. Он умер смертью героя от ран, полученных накануне под Аустерлицем. 1805 год”. Молодой подполковник, зять фельдмаршала Кутузова, остановил отступающих солдат и повел их в атаку. В этом бою был смертельно ранен.

72Рядом с обелиском саркофаг далекого предка Фердинанда Каспара фон Тизенгаузена. Это незавершенная в конце ХVI века работа известного ревельского скульптора и архитектора Арента Пассера. С другой стороны алтаря, у южной стены, еще одна работа этого мастера — саркофаг шведского полководца Понтуса де ла Гарди и его супруги Софьи Гюленхельм, созданный в 1595 году. На крышке саркофага скульптуры Понтуса де ла Гарди и его жены в натуральную величину. На лицевой стороне барельеф с видом Нарвы — первое изображение этого города. Почему Нарва? Ответ в стихотворной надписи, высеченной в головах и изножиях погребенных: “Здесь покоится Понтус, в волнах утонувший./ О рок, боги несправедливы к великим мужам./ Подобно богу войны был он высок. Смерть покусилась на доблестного мужа,/ Но не все захватила она, остались дочери и потомкам доброе имя, и Богу — душа”.

Во время переправы через Нарву в ноябре 1585 года Понтус де ла Гарди утонул. Хотя он был знаменитым шведским полководцем, мы не вспомнили бы о нем, не будь этого прекрасного саркофага, созданного Арентом Пассером. Такова сила искусства.

Какая утешительная параллель…

В воспоминаниях о поездке в Ревель в декабре 1820 года и посещении Домской церкви писатель Александр Бестужев писал: “Войдем в нее посмотреть гробницу знаменитого де ла Гарди, которого изгнали из отечества (была версия о том, что он, будучи гугенотом, бежал из Франции), счастье увенчало славою полководца, а ничтожные почести были виною смерти (в ответ на приветствие Нарвская крепость выстрелила из пушки, старый бот, на котором де ла Гарди переплавлялся через Нарву, развалился, и полководец утонул). Там же похоронен известный храбростью в войне со шведами адмирал , богатое надгробие возвышается над прахом его. Несколько шагов разделяют два века, две эпохи нашей истории, междуцарствие и рассеяние на скалах Свеаборга! Какая утешительная параллель”.

В 1764 году молодой шотландец, капитан Самуил Грейг поступил на русскую службу. Командовал кораблями на Балтике, участвовал в русско-турецкой войне, был фактическим руководителем знаменитого морского сражения при Чесме, когда в ночь с 25 на 26 июля 1770 года был полностью уничтожен турецкий флот, а через восемнадцать лет, 6 июля 1788 года, командуя Балтийским флотом, одержал блестящую победу над шведами у острова Гогланд и преследовал их корабли до скал Свеаборга, был награжден высшим российским орденом Андрея Первозванного. Между этими сражениями участвовал вместе с графом Алексеем Орловым в аресте княжны Таракановой, выдававшей себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны. Адмирал Самуил Грейг командовал эскадрой, направлявшейся к берегам Италии, в Ливорно, для выполнения этого особого задания Екатерины Второй.

17 октября 1788 года императрица сообщила князю Потемкину: “Вчера получила я дурную весть, что адмирал Грейг после трехнедельной болезни ко всеобщей скорби скончался на борту своего стопушечного флагманского корабля “Ростислав” в Ревельской гавани…” По распоряжению Екатерины II 31 октября того года Самуил Грейг был похоронен в Домской церкви Ревеля. По эскизу петербургского скульптора Джакомо Кваренги из белого каррарского мрамора был создан саркофаг в виде античного храма. В треугольном фронтоне — герб покойного, на лицевой стороне два ангела смерти с опущенными факелами, а между ними в венке из дубовых листьев текст на латинском языке: “Самуилу Грейгу, шотландцу, русскому адмиралу, род. 1735, ум. 1788. Его прославляют в стихах архипелаг, Балтийское море и побережье, не знающее вражеского огня, хвала отваге, и достигающая небес печаль великодушной Екатерины”.

Еще несколько поколений Грейгов служили своей новой родине. Сын Алексей начал службу мичманом, завершил службу адмиралом, командующим Черноморским флотом. Внук — Самуил Алексеевич, как дед и отец, был адмиралом, участником обороны Севастополя, но затем волею судьбы стал министром финансов России.

Они помнят первых

Люди всегда помнят первых — первооткрывателей, первопроходцев. Первым был и Адам Крузенштерн. Его могила рядом с саркофагом Грейга, и это не случайно. Летом 1788 года гардемарин Крузенштерн вступил на борт фрегата “Ростислав” — флагманского корабля Балтийского флота, на мостике которого стоял адмирал Самуил Грейг, и вскоре — в бой со шведским флотом у острова Гогланд. После победоносного сражения Адам был досрочно произведен в мичманы, а затем и в лейтенанты. Шесть лет набирался опыта, плавая под британским флагом. После возвращения на родину представил в Морское министерство проект первого русского кругосветного путешествия. Ответа ждал долго, но через четыре года пришли разрешение и приказ самому Крузенштерну возглавить эту экспедицию. Ему предстояло выполнить главное предназначение судьбы — возглавить первую русскую кругосветную экспедицию.

В августе 1803 года два корабля, “Надежда” и “Нева”, под командованием Крузенштерна и Лисянского снялись с якорей в Кронштадте и начали первое путешествие вокруг света. Все было впервые: широкие океанографические работы, и глубинные исследования, и научные описания Курильских островов, Сахалина, Камчатки, побережья Японии. Три года длилась экспедиция. Ее результат положил начало русской географической науке. Имя Крузенштерна осталось на карте мира названиями островов, проливов и гор. Он умер в 1846 году и по особому распоряжению императора Николая I был похоронен в Домской церкви Ревеля, а по завещанию самого Крузенштерна надгробие установлено рядом с саркофагом его первого командира адмирала Грейга. На лицевой стороне монумента герб покойного с девизом “Spe fretus” — “Опорой надежда”.

На восточной стене, слева от алтарной части храма, небольшая мемориальная плита в память Фердинанда Врангеля, члена Петербургской и Парижской академий. Мореплаватель и ученый, Фердинанд Врангель оставил след значительный и зримый. Он возглавлял ряд экспедиций по исследованию берегов Восточной Сибири, предсказал в Ледовитом океане острова, один из которых впоследствии назвали именем Врангеля. В 1864 г. адмирал Врангель вышел в отставку, жил в Эстонии и Италии, откуда в письме своему другу Федору Матюшкину написал: “Друг мой, художники и поэты, с которыми живу, в утешение не могут рассказать мне о море так, как чувствую его я, и мне припомнились стихи Некрасова: “Как ни светло чужое море, как ни светла чужая даль, им не рассеять наше горе и нашу русскую печаль”.

Так писал немец, родившийся и умерший на эстонской земле, отдавший всю жизнь русской науке и морю. Человек, именем которого на карте мира названы четыре острова, два мыса и одна бухта”.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!