А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Великий Леонардо да Винчи, рассуждая о памяти, писал: “Несправедливо жалуются люди на бег времени… Ведь хорошая память, которой нас наделила природа, делает то, что всякое давно минувшее событие кажется нам настоящим…”. Каждый раз, заходя в Домскую церковь и рассматривая истертые многими тысячами ног надгробные плиты, которыми вымощен пол, саркофаги, памятники, эпитафии, разглядывая рыцарские гербы, вспоминаю слова этого великого итальянца.

71Как ни светло чужое море,
Как ни светла чужая даль,
им не рассеять наше горе
И нашу русскую печаль.
Н.А.Некрасов

 

Тизенгаузены и Понтус де ла Гарди
В своей Хронике Генрих Латвийский записал: “В год господен 1199-й достопочтенный Альберт, каноник Бременский, был посвящен в епископы. В следующее лето он отправился в Готландию и там набрал до пятисот человек для крестового похода в Ливонию”. Среди тех, кто в конце ХII века пришел в земли прибалтики с крестом и мечом, были братья Этельбрехт и Дитрих Тизенгаузены. Их потомки были епископами Риги и Ревеля (Таллинна), шведскими военачальниками, русскими сенаторами, генералами, обер-прокурорами и придворными. И тем удивительнее, что один из представителей этого древнего немецкого рода стал прообразом героя романа Льва Толстого “Война и мир” — князя Андрея Болконского. У северной стены Домской церкви, слева от алтаря из желтого мрамора, на медальоне надпись: “Здесь покоится флигель-адъютант Его Величества императора всероссийского граф Фердинанд фон Тизенгаузен. Он умер смертью героя от ран, полученных накануне под Аустерлицем. 1805 год”. Молодой подполковник, зять фельдмаршала Кутузова, остановил отступающих солдат и повел их в атаку. В этом бою был смертельно ранен.

72Рядом с обелиском саркофаг далекого предка Фердинанда Каспара фон Тизенгаузена. Это незавершенная в конце ХVI века работа известного ревельского скульптора и архитектора Арента Пассера. С другой стороны алтаря, у южной стены, еще одна работа этого мастера — саркофаг шведского полководца Понтуса де ла Гарди и его супруги Софьи Гюленхельм, созданный в 1595 году. На крышке саркофага скульптуры Понтуса де ла Гарди и его жены в натуральную величину. На лицевой стороне барельеф с видом Нарвы — первое изображение этого города. Почему Нарва? Ответ в стихотворной надписи, высеченной в головах и изножиях погребенных: “Здесь покоится Понтус, в волнах утонувший./ О рок, боги несправедливы к великим мужам./ Подобно богу войны был он высок. Смерть покусилась на доблестного мужа,/ Но не все захватила она, остались дочери и потомкам доброе имя, и Богу — душа”.

Во время переправы через Нарву в ноябре 1585 года Понтус де ла Гарди утонул. Хотя он был знаменитым шведским полководцем, мы не вспомнили бы о нем, не будь этого прекрасного саркофага, созданного Арентом Пассером. Такова сила искусства.

Какая утешительная параллель…

В воспоминаниях о поездке в Ревель в декабре 1820 года и посещении Домской церкви писатель Александр Бестужев писал: “Войдем в нее посмотреть гробницу знаменитого де ла Гарди, которого изгнали из отечества (была версия о том, что он, будучи гугенотом, бежал из Франции), счастье увенчало славою полководца, а ничтожные почести были виною смерти (в ответ на приветствие Нарвская крепость выстрелила из пушки, старый бот, на котором де ла Гарди переплавлялся через Нарву, развалился, и полководец утонул). Там же похоронен известный храбростью в войне со шведами адмирал , богатое надгробие возвышается над прахом его. Несколько шагов разделяют два века, две эпохи нашей истории, междуцарствие и рассеяние на скалах Свеаборга! Какая утешительная параллель”.

В 1764 году молодой шотландец, капитан Самуил Грейг поступил на русскую службу. Командовал кораблями на Балтике, участвовал в русско-турецкой войне, был фактическим руководителем знаменитого морского сражения при Чесме, когда в ночь с 25 на 26 июля 1770 года был полностью уничтожен турецкий флот, а через восемнадцать лет, 6 июля 1788 года, командуя Балтийским флотом, одержал блестящую победу над шведами у острова Гогланд и преследовал их корабли до скал Свеаборга, был награжден высшим российским орденом Андрея Первозванного. Между этими сражениями участвовал вместе с графом Алексеем Орловым в аресте княжны Таракановой, выдававшей себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны. Адмирал Самуил Грейг командовал эскадрой, направлявшейся к берегам Италии, в Ливорно, для выполнения этого особого задания Екатерины Второй.

17 октября 1788 года императрица сообщила князю Потемкину: “Вчера получила я дурную весть, что адмирал Грейг после трехнедельной болезни ко всеобщей скорби скончался на борту своего стопушечного флагманского корабля “Ростислав” в Ревельской гавани…” По распоряжению Екатерины II 31 октября того года Самуил Грейг был похоронен в Домской церкви Ревеля. По эскизу петербургского скульптора Джакомо Кваренги из белого каррарского мрамора был создан саркофаг в виде античного храма. В треугольном фронтоне — герб покойного, на лицевой стороне два ангела смерти с опущенными факелами, а между ними в венке из дубовых листьев текст на латинском языке: “Самуилу Грейгу, шотландцу, русскому адмиралу, род. 1735, ум. 1788. Его прославляют в стихах архипелаг, Балтийское море и побережье, не знающее вражеского огня, хвала отваге, и достигающая небес печаль великодушной Екатерины”.

Еще несколько поколений Грейгов служили своей новой родине. Сын Алексей начал службу мичманом, завершил службу адмиралом, командующим Черноморским флотом. Внук — Самуил Алексеевич, как дед и отец, был адмиралом, участником обороны Севастополя, но затем волею судьбы стал министром финансов России.

Они помнят первых

Люди всегда помнят первых — первооткрывателей, первопроходцев. Первым был и Адам Крузенштерн. Его могила рядом с саркофагом Грейга, и это не случайно. Летом 1788 года гардемарин Крузенштерн вступил на борт фрегата “Ростислав” — флагманского корабля Балтийского флота, на мостике которого стоял адмирал Самуил Грейг, и вскоре — в бой со шведским флотом у острова Гогланд. После победоносного сражения Адам был досрочно произведен в мичманы, а затем и в лейтенанты. Шесть лет набирался опыта, плавая под британским флагом. После возвращения на родину представил в Морское министерство проект первого русского кругосветного путешествия. Ответа ждал долго, но через четыре года пришли разрешение и приказ самому Крузенштерну возглавить эту экспедицию. Ему предстояло выполнить главное предназначение судьбы — возглавить первую русскую кругосветную экспедицию.

В августе 1803 года два корабля, “Надежда” и “Нева”, под командованием Крузенштерна и Лисянского снялись с якорей в Кронштадте и начали первое путешествие вокруг света. Все было впервые: широкие океанографические работы, и глубинные исследования, и научные описания Курильских островов, Сахалина, Камчатки, побережья Японии. Три года длилась экспедиция. Ее результат положил начало русской географической науке. Имя Крузенштерна осталось на карте мира названиями островов, проливов и гор. Он умер в 1846 году и по особому распоряжению императора Николая I был похоронен в Домской церкви Ревеля, а по завещанию самого Крузенштерна надгробие установлено рядом с саркофагом его первого командира адмирала Грейга. На лицевой стороне монумента герб покойного с девизом “Spe fretus” — “Опорой надежда”.

На восточной стене, слева от алтарной части храма, небольшая мемориальная плита в память Фердинанда Врангеля, члена Петербургской и Парижской академий. Мореплаватель и ученый, Фердинанд Врангель оставил след значительный и зримый. Он возглавлял ряд экспедиций по исследованию берегов Восточной Сибири, предсказал в Ледовитом океане острова, один из которых впоследствии назвали именем Врангеля. В 1864 г. адмирал Врангель вышел в отставку, жил в Эстонии и Италии, откуда в письме своему другу Федору Матюшкину написал: “Друг мой, художники и поэты, с которыми живу, в утешение не могут рассказать мне о море так, как чувствую его я, и мне припомнились стихи Некрасова: “Как ни светло чужое море, как ни светла чужая даль, им не рассеять наше горе и нашу русскую печаль”.

Так писал немец, родившийся и умерший на эстонской земле, отдавший всю жизнь русской науке и морю. Человек, именем которого на карте мира названы четыре острова, два мыса и одна бухта”.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!