А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Вексиллогия — вспомогательная историческая дисциплина, занимающаяся изучением флагов, знамён, штандартов и вымпелов, а также их использования. При всей своей занимательности она не относится к числу наиболее популярных в обществе тем для дискуссий. И все же ровно раз в год вексиллогические дебаты возобновляются в нашей стране с навязчивой регулярностью: привязаны они к спорной и противоречивой дате 22 сентября.

Перекресток улиц Команданди, Фальги и Тоомпеа — предполагаемое место расстрела тех, кто первым поднял над Таллинном сине-черно-белый флаг в сентябре 1944-го.

Перекресток улиц Команданди, Фальги и Тоомпеа — предполагаемое место расстрела тех, кто первым поднял над Таллинном сине-черно-белый флаг в сентябре 1944-го.

Нет, пожалуй, особой необходимости вставлять свое слово в порядком поднадоевший, но от этого не менее горячий спор о событиях заключительного этапа Второй мировой войны на территории Эстонии с заезженным рефреном «оккупация-освобождение-оккупация». Нет, наверняка, и нужды строить новые гипотезы относительно того, что же происходило в Таллинне в четырехдневный период безвластия, когда группа довоенных эстонских политиков различной степени оппозиционности нацистскому режиму попыталась восстановить государственную независимость ЭР. В дискуссии же о самом символическом моменте тех дней лучше всего дать возможность высказаться непосредственным участникам и очевидцам событий 18-22 сентября: высказаться хотя бы заочно и, увы, зачастую уже посмертно.

Глазами очевидцев

Непосредственный участник сентябрьских событий Эвальд Арувальд, опубликовавший свои достаточно свежие на тот момент воспоминания в первом за 1949 год номере стокгольмского эмигрантского журнала Vikerlane, рассказывает о более прозаическом сценарии. Пятью годами ранее он в составе комендантской роты замка Тоомпеа собственными глазами наблюдал бегство немецкой администрации и тот «дух свободы», который охватил в этот момент его собратьев по оружию. «В среду, 20 сентября, в дворе замка Тоомпеа появился загруженный грузовик, в который отходящие немцы втиснули и алкоголь, — вспоминает Э. Арувальд. — Любой из военных мог взять и положить бутылку себе в карман. Вскоре началась настоящая попойка, и эстонский унтер-офицер Лепиксоо, набравшись храбрости, решил поднять эстонский флаг над башней Длинного Германа. Свастику спустили вниз, вместо нее подняли сине-черно-белый флаг. Возможно, это случилось между пятью и шестью часами пополудни».

Следует отметить — признавшие за триколором право национального флага, немцы однозначно отказали ему в статусе флага государственного: на Длинном Германе в годы нацистской оккупации был поднят исключительно флаг рейха. Появление на его месте сине-черно-белого вызвало в городе воодушевление. Однако подобное самоуправство не пришлось по вкусу немцам, продолжающим ощущать себя в городе хозяевами. Эстонский военнослужащий, решивший отдать честь национальному знамени и поприветствовать его салютом из личного оружия, был немедленно расстрелян немецким офицером. В ходе переговоров между находящейся в Нижнем городе немецкой комендатурой и комендантом Тоомпеа офицером-эстонцем Вяэртом тем же вечером было договорено, что на следующий день вместе будут подняты оба флага — эстонский и немецкий. 21 сентября, между пятью и шестью часами утра из Нижнего города подошла команда почетного караула из немецкой комендатуры во главе с лейтенантом. С эстонской стороны было шесть человек. Э. Арувальд привязал к шнуру флагштока сине-черно-белый флаг. Немецкий фельдфебель закрепил гораздо больший по размеру штандарт германского ВМФ — черно-белый крест на алом фоне со свастикой на средокрестии. Оба флага были подняты и остались развеваться рядом друг с другом.

Хотя сам Э. Арувальд ввод частей Красной армии в Таллинне застал лишь «постольку-поскольку» — 22 сентября бежал в сторону западного побережья и оттуда — в Швецию — он, между тем, сообщает, что слышал историю о том, что около одиннадцати часов утра некий «красный танкист» расстрелял от улицы Фалькпарги флагшток из пулемета, и оба флага упали. В то же время другой очевидец событий, ныне биолог-орнитолог, а в ту пору — двенадцатилетний подросток Олав Ренно, в опубликованных газетой Sakala воспоминаниях утверждает, что ни один очевидец не упоминал о том, что флагшток предварительно сбили. «И в издававшихся позже «красных» мемуарах не было об этом речи», — продолжает он, предполагая, что в легенду о «танкисте» вкралась ошибка: флагшток с красным флагом был действительно расстрелян из крупнокалиберного пулемета солдатом вермахта тремя годами ранее…

Крестный путь

Те же, кто победным маршем входил в Таллинн 22 сентября 1944 года, тоже сохранили свои воспоминания, в том числе и о флаге на Длинном Германе. И даже о том, кому пришлось заплатить за отданный ему салют своей жизнью: лейтенант караульной роты замка Тоомпеа Теодор Туйга, названный Э. Арувальдом под фамилией «Туй» и упомянутый в романе Яана Кросса «Полет на месте» как безымянный «человек в эстонской капитанской форме песочного цвета с четырьмя золотыми нашивками на рукаве», оказался другом детства бойца Эстонского стрелкового корпуса Эдмунда Эрнитса. Летом 1945 года он решил навестить приятеля и узнал от его матери трагическую историю гибели сына. В опубликованных в вышедшем в Таллинне год назад сборнике «Опаленные войной» воспоминаниях он рассказывает об услышанном так:

«Те, кто хотел представить возвращение советских войск как аннексию, подстрекали комендатуру Тоомпеа поднять именно сине-черно-белый флаг. Красное полотнище со знаком сатаны — свастикой — скинули через бруствер вниз. У всех, кто стал свидетелем поднятия сине-черно-белого флага, замерло сердце — настолько это был возвышенный момент. Но, к несчастью, в городе еще хозяйничало СС. Они тут же бросились в атаку на замок. Стрельба была сильной. Люди комендатуры были арестованы, среди них и старший лейтенат Теодор Туйга. Арестованных расстреляли там же, на перекрестке улиц Команданди, Фальги и Тоомпеа. Ведь, убрав флаг со свастикой, они грубо нарушили воинскую присягу».

Неприкрытым ужасом и драматургией в самом высоком смысле этого определения веет от слов Э. Эрнитса, повестующих о том, как мать отправилась на поиски расстрелянного сына. Весть о кровавом событии моментально разлетелась по городу. Расстрелянных близких искали в сумерках. Плач и стон стояли повсюду. «Мама нашего Тео также нашла поклажу на свою тележку, — пишет друг погибшего. — Невозможно представить всю тяжесть этого пути матери. К рассвету спустилась она в Нижний город. Уже в начале своей улицы Тулика она услышала за спиной какой-то шум. Это были танки с красной звездой. Люди на них браво пели «Jää vabaks Eesti meri, jää vabaks Eesti pind…» — «Оставайся свободным, эстонское море, оставайся свободной, эстонская земля…». Эстонский национальный корпус дошел до Таллинна. Вся душа была измотана у матери Тео. Только с помощью соседей смогла она довезти тело сына до двора…»

* * *

«Бездумной была эта идея со знаменем, — завершает свои воспоминания Э. Эрнитс. — К железной ограде, возле которой мать и брат Тео нашли его безжизненное тело, они установили камень-валун с текстом: «И эти кровавые жертвы требуют памяти». И мне показывали этот камень. Теперь этого камня там нет, а память остается».

 Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!