А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1084 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Военный историк, исследователь событий начала прошлого века Владимир Верзунов, называет Моонзудское сражение,  «лебединой песнью Российского Императорского флота». Тем более, что происходило оно 90 лет назад, в октябрьские дни 1917 года, почти в канун тех событий, которые иные исследователи называют Великой Октябрьской революцией, а другие — большевистским переворотом.

Так сложно порой разобраться в этих драматических событиях, в проблеме противостояния красных и белых ценностей, героев революционного движения и героев «белого дела». Но должен же быть целостный взгляд на нашу национальную историю? Иначе — откуда ей быть, национальной памяти?

Матросы Отряда подводного плавания, вступившие в Ревельский ударный батальон смерти. В центре — добровольцы с подводной лодки «Ягуаръ». Март 1917 года. 2 х фото из собрания Владимира Верзунова

Матросы Отряда подводного плавания, вступившие в Ревельский ударный батальон смерти. В центре — добровольцы с подводной лодки «Ягуаръ». Март 1917 года. 2 х фото из собрания Владимира Верзунова

На страницах российских, и не только российских, газет идет сейчас большая дискуссия о революционных потрясениях начала прошлого века. Что дала революция России? Что дала она миру? Это огромная, прямо-таки необъятная тема, значение которой трудно переоценить. Но мы коснемся пока лишь той ее части, которая имела отношение к трагедии Моонзундского сражения.

Некоторые исследователи, и в том числе академик, доктор исторических наук Л. Медведко, считают, что события 1917 года — это прежде всего протестная реакция против незавершенной тогда войны. Революции и войны всегда были продолжением друг друга. Они, говорит академик, как бы соревновались между собой по числу приносимых жертв, по морю пролитой крови. Первая мировая война, утверждает историк, породила Февраль. Октябрь 1917-го попытался покончить с одной войной, но породил другую, еще более кровопролитную — гражданскую. Как не согласиться с подобным утверждением?

…И вот мы сидим с Владимиром Владимировичем Верзуновым в его необыкновенном маленьком кабинетике, который чем-то сродни Морскому мартирологу начала ХХ века. Как мог такой кабинет появиться в обычной, стандартной ласнамяэской квартире?

Командир подводной лодки «БАРСЪ» ст. лейтенант Николай Николаевич Ильинский.

Командир подводной лодки «БАРСЪ» ст. лейтенант Николай Николаевич Ильинский.

Со стен смотрят глаза тех, кого давно уже нет на свете. Строгие, благородные лица, хочется сказать, лики старых морских офицеров, командовавших некогда знаменитыми кораблями. Названия их остались в истории, в песнях, в легендах. «Не думали, братцы, мы с вами вчера, что нынче умрем под волнами…»

Помню, как поразилась я, узнав из записей Николая Черкашина, морского офицера, журналиста и писателя, которого с Верзуновым, кстати, связывает давняя дружба и совместная исследовательская работа, что эту гордую, прощальную песню о «Варяге» пели моряки линкора «Новороссийск», взорванного и опрокинувшегося, в последние мученические свои часы и минуты. Глухие звуки этой песни слышали те, кто находился наверху, над поверхностью моря. Ее пели, говорят, и моряки-подводники погибшего «Комсомольца», замерзавшие на плоту в Норвежском море. Ее пели, считает Черкашин, и в уцелевших после страшного взрыва отсеках «Курска». Такая вот поразительная эстафета…

Об этих моряках, об этих подводных лодках середины и конца ХХ века мы знаем все-таки немало. Но мы почти ничего не знаем о подводной лодке, которой командовал Антоний Эссен, сын знаменитого адмирала Эссена, одного из последних талантливейших флотоводцев конца XIX — начала ХХ века. Верзунов рассказывает, кстати, что в Нигулисте есть герб рода Эссенов, старинного рыцарского рода. Сам адмирал умер в 1915 году, а сын его погиб вместе со своей подлодкой как раз в дни Моонзундского противостояния. В то же время погибли и несколько других подводных лодок, среди них «Барс», «Гепард» и т.д. Горько говорить об этом, но, наверное, трудно было не погибнуть в те драматические времена, когда враг наступал, а флот российский разваливался, матросы, распропагандированные, по словам Верзунова, не хотели воевать.

В его записях есть страшные подробности. О том, например, как на линкоре «Петропавловск» решением общего собрания команды были приговорены к расстрелу четыре офицера, отказавшихся дать расписки в верности Временному правительству. Тогдашний командующий Балтийским флотом, рассказывает Верзунов, послал Керенскому срочную телеграмму, в которой резко протестовал против «отобрания подобных бумаг с офицеров», считая, что «флоту этим выражается недоверие накануне нового германского похода». Керенский согласился с тем, что «расписки — это недоверие», но было уже поздно. На многих кораблях уже шли расправы с офицерами.

Вспоминается, кстати, эпизод, который я вычитала у писателя и публициста Виктора Сиротина.

Великая Французская революция была провозглашена, как известно, во имя беднейших сословий. Но в 1792 году, когда буржуазия в лице жирондистов (вспомним школьный курс истории) «сдала Францию», этот беднейший народ поднялся как один против интервентов. Клич «Отечество в опасности!», прозвучав в Париже, отозвался в самых глухих селениях Франции. И народ, глубоко осознав трагедию своего Отечества, поднялся на борьбу с врагом, спасая страну и нацию.

У писателя Сиротина есть справедливая и, надо сказать, поучительная мысль, что этого всенародного героизма, этой народной победы и не было бы, если бы душу народа на протяжении поколений «тыкали в грязь», как это было в России. В разгар Первой мировой войны презираемые «вышестоящим» обществом русские мужики, одетые в солдатские шинели, легко поверив агитаторам, подняли на штыки представителей не своего, чуждого им сословия.

Но не все, нет, не все было так однозначно. По книге Пикуля и фильму «Моонзунд», любимому многими из нас и мной в том числе, мы помним морского офицера Иртеньева, поразительно сыгранного Олегом Меньшиковым. Верзунов рассказывает, что у этого персонажа был реальный прототип. Только Бертеньев, так звали этого офицера, не погиб на батареях Цереля, не был расстрелян в то смутное время. Он, по словам Верзунова, служил в Российском флоте и после революции. А умер в осажденном Ленинграде в голодном и холодном 42-м году. Но перед этим еще просил разрешения отправиться на фронт, бить врага, тех же немцев, что и в 17-м. Но возраст и здоровье этого уже, конечно, не позволили.

И вот еще поразительная подробность, которую я услышала от Верзунова. Тот самый Кнюпфер, которого в фильме так талантливо сыграл Николай Караченцов, — помните, он ходил в котелке и клетчатом пальто? — вовсе не был предателем. Он, как рассказывает Верзунов, был замечательным человеком. На крейсере «Дмитрий Донской» шел к Цусиме путем эскадры адмирала Рожественского. Был ранен в бою, тонул, был захвачен в плен японцами. А после освобождения из плена строил как раз укрепления в Сворбском районе, те самые батареи Цереля, о которых и рассказывает фильм.

Есть свидетельства, говорит Верзунов, что когда немцы, уже захватившие почти весь Эзель, предложили Кнюпферу почетные условия сдачи, он сказал, что «шкурников», которые приведут к нему парламентеров, он прикажет расстрелять, а самих парламентеров — повесить…

Батареи Цереля держались до конца. Солдаты, которые должны были защищать орудия с тыла, сбежали, паника была сильна. Но матросы стреляли и стреляли, не давая возможности врагу подойти близко.

Верзунов показал мне отрывки из воспоминаний мичмана Альфреда Бекмана, служившего и воевавшего на линейном корабле «Цесаревич», названном потом «Гражданином». Это поразительный по силе человеческий документ… Бекман очень просто, почти документально, без всяких литературных прикрас рассказывает о боях в Моонзунде. О том, например, как в бухте Тагалахт немцы высадили десант — мотоциклетные и кавалерийские части, которые с ходу двинулись двумя колоннами на Аренсбург и Ориссар. Или о том, как уже на следующий день стало известно, что на Кассарском плесе идут бои между немецкими эсминцами и нашими — «Новиком», «Изяславом», «Забиякой», «Громом» и канонерской лодкой «Грозящий». Шум боя был слышен на рейде Куйвасту… Или о том, как с «Гражданина» ночью моряки наблюдали за разрывами семнадцатидюймовых снарядов на острове Эзель, на предмостном укреплении у дамбы Ориссара вместе с Морским ударным батальоном сражался десант с «Гражданина» из 30 добровольцев во главе с мичманом. Еще накануне они отправились защищать дамбу.

Бекман вспоминает, как его корабль под яростной бомбежкой пошел к Аренсбургу, там еще сопротивлялась немцам 107-я дивизия Иванова. «Внезапно показался перископ какой-то подводной лодки. Пошла стрельба ныряющими снарядами. Не без труда дали отбой, оттаскивая командоров от орудий, — видимо, нервное напряжение после перехода по узкому проходу между отмелями и минными полями было слишком сильным».

Берег Сворбе, пишет Бекман, почти сплошная желто-красная полоса огня, из которой вырываются к небу протуберанцы зеленоватых всплесков. В жарких отсветах зарева с Цереля на воде виднелись спасавшиеся на лодках и плотах люди. На кораблях решили, что батареи Цереля уже захвачены немцами. Ведь невозможно в этом аду, в этом хаосе, в этих почти безнадежных условиях все еще держаться и держаться.

«Гражданин» получил приказ уничтожить батареи Цереля, чтобы они не достались врагу. И орудия корабля уже стреляли, когда луч прожектора нащупал распластанную на доске, еле видную в воде фигуру человека. Поднятый на палубу, он все кричал: «Что вы делаете? По своим стреляете!» Оказалось, батареи Цереля еще живы, моряки еще стреляют, они еще сопротивляются…

А на Ориссарской дамбе сражался Ревельский ударный батальон. Верзунов рассказывает, что командовал им, этим батальоном, офицер по фамилии Шишко, уникальный человек, храбрец и умелец. Он был известен своими дерзкими эскападами еще во времена Порт-Артурской обороны. После падения крепости длинным кружным путем, через Владивосток и Сайгон он сумел добраться до кораблей эскадры Рожественского и на одном из них участвовал в Цусимском бою. На Ориссарской дамбе его батальон погиб весь, до последнего человека. Они все во главе со своим командиром верили, знали, что Родину надо отстаивать до последней капли крови. Они не пожалели и ее, эту последнюю каплю.

Вот такие это были люди… Такими были те далекие, грозные, противоречивые и трагические времена. На Сааремаа, который назывался прежде Эзелем, давным-давно поставлен простой черный крест в память о всех погибших в дни обороны Моонзунда, 90 лет назад. Нельзя, чтобы о них, сражавшихся до конца и погибших, забывали. Какими бы ни были времена…

«Молодёжь Эстонии»

Нелли Кузнецова











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

Замена покрытия куполов на тогдашнем Александровском кафедральном соборе — нынешнем соборе Александра Невского. Снимок второй половины тридцатых годов.

«Склонитесь же перед волей Его и не скорбите»: как собор Александра Невского Александровским собором в Ревеле стал

Ровно восемьдесят лет назад в Таллинне не стало... собора Александра Невского — появился Александровский кафедральный собор. Речь шла не о простом ...

Читать дальше...

Екатерина Александрийская. Скульптура XV века. Главный алтарь церкви Нигулисте.

Святые, императрицы, мастерицы: россыпь Екатерин на таллиннской карте

Кадрипяэв, или День Катарины — не только дата эстонского народного календаря, но и самый подходящий повод вспомнить всех земных тезок ...

Читать дальше...

Единственное дошедшее до нас изображение исторического Колесного колодца: зарисовка Карла Буддеуса. 1828 год.

Ворот с колесом под крышей-колоколом: тридцать лет возвращению Колесного колодца в Таллине

Один из «дежурных» ныне туристических магнитов Старого Таллинна вернулся к таллиннцам и гостям города ровно тридцать лет назад — в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!