А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1154 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Эту удивительную книгу, раскрывающую многие мало известные или даже совсем не известные нам гипотезы возникновения города, давнюю историю зарождения поселений на этом месте, постепенного, растянутого на века превращения его в город, который мы теперь знаем и любим, историю его архитектуры написал Дмитрий Брунс, более двадцати лет бывший главным архитектором Таллинна.

Конечно, и до этого выходили книжки, разного рода очерки, зачастую увлекательно рассказывающие об истории тех или иных зданий, тех или иных улиц, частей города, но, пожалуй, не было книги, в которой история архитектуры рассматривалась бы и осмыслялась в связи с процессами общественного развития. Теперь такая книга есть…

Город нашей судьбы…

Ее автор — интереснейший человек. Последние 15-16 лет он, по существу, хранил молчание, во всяком случае, на русском языке из-под его пера не выходило ничего. И казалось, он забыт, выпал из современной, сегодняшней жизни… Но вот вышла эта книга, и стало ясно, что этот человек не растерял за прошедшие годы ни своего поразительно объемного багажа знаний, ни тонкого вкуса, ни своего упрямства, перемешанного с осторожностью, что в общем-то, возможно, и должно быть свойственно человеку, строящему на десятки, может быть, сотни лет. Недаром говорят, что архитектор всегда живет немного в завтрашнем дне. А, пожалуй, даже много…

Кстати, таллиннцы, привыкшие к «Молодежке», читающие ее долгие годы, быть может, помнят интервью, которое в 70-х годах давал Брунс нашей газете. Тогда еще не было Ласнамяэ, и мы с интересом, с открытыми ртами слушали его рассказ о замысле, положенном в основу создания этой новейшей тогда части города. Именно там было тогда место жесточайшей схватки, борьбы мнений, стилей мышления, кругозоров.

Видели ли вы когда-нибудь на экранах кино или телевизоров, скажем, Токио, спрашивал он. С высоты птичьего полета, например… Автомобильные магистрали подняты там над городом, смотреть на это трудно, говорил он. Кажется, что здесь, как в огромном фантастическом мегаполисе, власть захватили машины, и человеку, бедному, маленькому человеку нет больше места на поверхности земли.

Мы будем строить иначе, говорил он, и мы смотрели на него, захваченные блеском и новизной этого замысла. В самом деле, развивал он перед нами главную мысль его проекта, если человек — хозяин земли, если для него создается город, то почему он должен уходить в подземные переходы, уступать дорогу машинам? Мы предлагаем, продолжал он, спустить машины под землю, тогда, между прочим, разрешится и проблема шумов. В Ласнамяэ этот замысел начал осуществляться. Но…

Мы знаем теперь, что и у архитекторов были, да и сейчас, вероятно, бывают, свои драмы и свои жертвоприношения. И многое, как, скажем, и у Брунса, складывалось не так или не совсем так, как задумывалось, как хотелось бы.

Когда-то, много лет назад, давая интервью нашей газете, Брунс говорил, что архитектору свойственно желание создать интересный проект, оставить, если хотите, памятник себе, в котором полно бы выразился его талант. Но иной архитектор, особенно если он молод, подчас не видит за своим проектом города. Здание, которое он предлагает, может быть уникально, неповторимо, своеобразно само по себе, но оно не вписывается в окружающую среду, нарушает целостность общего восприятия. Оно может «давить» окружающие здания или само «умирать» рядом с ними. Оно будет фальшивой нотой, вносящей диссонанс в «музыку» архитектурного ансамбля. И потому всегда так важен был для Брунса именно ансамбль. Недаром в книге так много говорится о генеральных планах застройки города в разные времена, показаны макеты, схемы и т.д. В книге вообще множество фотографий, в том числе малоизвестных, совершенно уникальных. Она, эта книга, ценна и этими фотоснимками. Их можно рассматривать без конца. Они удивительно расширяют и дополняют наше представление о городе, в котором мы живем.

А к тому же в книге есть масса любопытнейших подробностей, о которых знает теперь, наверное, только Брунс. Вот, скажем, он рассказывает, как сложно, даже драматически решался вопрос о проведении Олимпийских игр в Таллинне, какой сложной, хитроумной тактики, истинных дипломатических способностей потребовало это от руководства города, в том числе, разумеется, и от главного архитектора, в те дни, когда в Таллинн приехали представители Международного олимпийского комитета, чтобы оценить возможности и степень подготовки города к проведению Олимпийской регаты. Это был поистине олимпийский экзамен, с той лишь, быть может, разницей, что, помимо серьезного, на самом деле, серьезного и делового содержания, там было множество смешных моментов. Брунс и вспоминает об этом с юмором. Сейчас, наверное, многое действительно выглядит забавным, но тогда, надо полагать, это вовсе не было таким уж смешным. Как в той расхожей стихотворной строчке, которую все мы любим повторять: «Ах, это было бы смешно, когда бы не было так грустно…»

Или, скажем, Брунс вспоминает, как он вместе с Кангропоолем тайком, рискуя быть уволенным и сурово наказанным, снимал портреты вождей в зале магистрата городской Ратуши. Когда-то там в стрельчатых нишах под сводами находилось восемь картин на библейские темы, выполненных еще в 1667 году. Но в 1940-м кто-то из руководящих работников решил, что заседать советскому правительству города на фоне библейских сюжетов как-то не совсем удобно. И картины были сняты, а вместо них в зале появились портреты вождей. В 1960 году, когда Брунс пришел на работу в систему горисполкома, портрет Сталина уже был заменен портретом Хрущева. Но все равно вожди плохо смотрелись в этом уникальном средневековом зале, совершенно искажая неповторимый исторический его облик. И Брунс с Кангропоолем сняли эти портреты, вернув на это место библейские картины. Утром следующего дня они ожидали грома, жесточайшей расплаты за свои самовольные действия. Но… наказания не последовало. Тогдашний руководитель города Иоханнес Ундуск, задумчиво посмотрев на картины, сказал, что «так лучше».

Но, конечно, гордостью и главной привязанностью архитектора был и остается Старый город. И, разумеется, не только его… По счастью, город, пишет Брунс в своей книге, под стенами которого разыгрывались кровопролитные сражения, город, перенесший эпидемию чумы, когда умирали тысячи людей, пожары, уничтожившие множество великолепных зданий, донес до нас в редкой сохранности и целостности свою жемчужину, свой Старый город. Как известно, в 1997 году он занесен ЮНЕСКО в список мирового исторического наследия. Но не забудем, в те двадцать лет, когда Брунс был главным архитектором, со Старым городом могло случиться все что угодно. И слава Богу, что на посту главного архитектора оказался умный, образованный человек, который не умел и не хотел слепо преклоняться перед авторитетами, всегда имел собственное суждение и отстаивал его, как мог… Он, кстати, в том давнем интервью, с которого я начала свой рассказ, говорил, что Старый город надо беречь не только физически (такое решение уже было к тому времени принято), но и градостроительно. Это значит — заставить звучать Старый город на возможно большем пространстве современного города, сохранить зрительное восприятие его с разных, даже отдаленных от Вышгорода точек. Помнится, на эту тему много и яростно спорили в те времена. Одни считали, что Старый город нельзя обстраивать вертикалями высотных зданий. Это может убить его неповторимый силуэт, превратить этот город в бонбоньерку, яркую, лакированную коробку, помещенную в замкнутое пространство. Другие твердили, что нечего оглядываться назад, надо шагать в ногу с современностью… Тогда, кстати, было много противоречивых мнений по поводу гостиницы «Виру». Брунс, помнится, говорил тогда нам, что было специально рассчитано, предусмотрено, чтобы это высокое прямоугольное здание не заслоняло вид на Старый город, хотя тогда многие говорили, что здание словно наступает на крыши Старого города, давит их.

А теперь-то у гостиницы «Виру» уж и площади нет. Вообще это удивительно: город остался почти без площадей, есть лишь одна, да и та занята парковкой. Существует ли нечто подобное в других столицах мира?

А как рассказывает Брунс о тех площадях, которые в городе когда-то были. О старых рынках… О площади на Вышгороде, которая в 1219 году была определена как место строительства церкви — предшественницы Домского собора. Очевидно, считает Брунс, это было нечто вроде площади эстонского городища.

Вообще от книги трудно оторваться, так много в ней разного рода сведений, исторических подробностей, размышлений, предположений, подкрепленных фактами или какими-то косвенными свидетельствами. И остается только поблагодарить Дмитрия Владимировича за этот огромный, настоящий исследовательский труд. И от души поблагодарить книгоиздателя Валентину Кашину, чьей настойчивости, безграничному терпению, упорству, изысканному, можно сказать, вкусу, чувству стиля, высокой книгоиздательской культуре, организаторским способностям, без которых в этом сложном процессе было не обойтись, мы обязаны тем, что книга получилась такой, какой она получилась…

Нелли Кузнецова

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Электрический трамвай, Тартуское шоссе, 1928 год.

130 лет: от конки на деревянных рельсах до современных трамваев в Таллине

Регулярное движение конного трамвая в Таллинне началось 130 лет назад, 24 августа. Первая одноколейная трамвайная линия шла от Русского рынка ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!