А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Невероятно романтическая и пестрая история Таллинна началась почти 850 лет назад. По одной из легенд, а Таллинн полон ими, как старинный бабушкин сундук, датский король Вольдемар, захвативший к началу XII века весь север Эстонии, выехал со своей свитой на охоту. Увидев оленя небывалой красоты, Вольдемар приказал взять его живым. Но гордый зверь не дался в руки датчанам и бросился с высокой отвесной скалы. Восхищенный король решил возвести на этом месте город. Так, по преданию, возник Таллин, нынешняя столица Эстонской Республики. Его старое название, - Реваль, происходит от датского выражения, в переводе: «косуля упала».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

…Он никогда не бывал на берегах Балтийского моря — и вообще, по всем имеющимся у современных историков сведениям, никуда не выезжал с территории современного Израиля. Даже по самым смелым предположениям средневековых интеллектуалов, никто из его учеников-апостолов не доходил до далекой северной окраины обитаемого мира — нынешней Эстонии. А между тем день его появления на свет отмечается в этой стране как один из наиболее любимых и почитаемых праздников.

Иисус - «грозный судия» над аркадой Таллиннской Ратуши.

Иисус — «грозный судия» над аркадой Таллиннской Ратуши.

За мельтешащим обилием оленей, гномов, Санта-Клаусов и Дедов Морозов различить фигуру того, чье рождение, собственно, и отмечается западной цивилизацией в ночь на 25 декабря, не так-то просто. Но стоит, оказавшись в декабре на улицах старого Таллинна, на какой-то момент оторваться от подарочно-предрождественской суеты. И подивиться тому, как часто изображение Иисуса Христа встречается в пейзаже улиц и площадей — причем встретить его в оформлении зданий сугубо светского характера можно даже чаще, чем в церковной архитектуре.

С главного светского строения средневекового Ревеля — здания Ратуши, — пожалуй, и начнем. Расположенная над аркадой первого этажа пятиугольная ниша, на протяжении добрых полутора столетий озадачивавшая любопытных горожан и приезжих своим предназначением, три года тому назад вновь стала служить тем, чем и задумывалась: каменной «рамой» для написанной на доске картины. Точнее — ее копии: оригинал, созданный в начале тридцатых годов XVI столетия, хранится ныне в экспозиции Городского музея.

Вновь возвращенная на фасад Ратуши картина несет, пожалуй, изображение самого «строгого» Иисуса — тип этот получил в искусствоведении название «грозный судия». «Не мир принес Я вам, но меч» — вспоминаешь библейские строки, глядя на него. И тут же понимаешь, чем обусловлено появление подобного изображения именно здесь. Ведь Ратуша — это, помимо прочего, и место суда. Суда строгого, но справедливого — о чем и напоминал средневековым горожанам сидящий на судейском престоле Иисус с изображением клинка на фоне золотистого нимба.

«Барочно-светская» фигура Иисуса над входом в церковь Нигулисте.

«Барочно-светская» фигура Иисуса над входом в церковь Нигулисте.

Наиболее «светское», или, точнее, «обмирщенное» изображение основателя христианской религии находится неподалеку от Ратуши — над входом в церковь Нигулисте. Приземистый, кряжистый Иисус, вытесанный в 1679 году из камня мастером Винандтом Накке, статью своей напоминает, скорее, простолюдина-мужика. А извивающимися в барочном духе лучами жестяного нимба, и особенно увенчанной почему-то не крестом, а стрелой державой в руках — и вовсе Громовержца античного пантеона. Быть может, он здесь и нужен именно такой — ведь последние десятилетия скульптура осеняет вход не в культовое здание, а в Музей средневекового искусства.

«Недетский» младенец Иисус и дева Мария над воротами Люхике-Ялг.

«Недетский» младенец Иисус и дева Мария над воротами Люхике-Ялг.

Если уж речь зашла о средневековом искусстве, то «в рождественском контексте» уместным будет упомянуть, что само общество средних веков практически «не замечало» новорожденных. А отображение самого раннего периода человеческой жизни в искусстве и вовсе воспринимали как «неизбежное зло». Убедиться в справедливости подобных культурологических изысканий не сложно: достаточно подняться по улице Люхике-Ялг и поднять взор чуть выше арки ворот. Там, в нише воротной башни, расположился барельеф: покровительница Ливонских земель Мария с младенцем Иисусом на руках.

Отметим сразу: рельеф не является ни подлинником, ни даже копией. Речь идет, скорее, о «фантазии на тему», созданной в первой половине девяностых годов ХХ века и тогда же помещенной на пустующее, по-видимому, со времен церковной Реформации место. Но сам дух средневекового искусства, да и всей системы мировоззрения передан современным скульптором очень точно: «вневозрастной» Иисус выглядит не как ребенок, а как «маленький взрослый» — разумный и понимающий, сколь нелегкий путь уготован ему в будущем…

Выложенный мозаикой Спас Нерукотворный на западном фасаде собора Александра Невского.

Выложенный мозаикой Спас Нерукотворный на западном фасаде собора Александра Невского.

Миновать арку ворот Люхике-Ялг и подняться на Тоомпеа стоит, пожалуй, чтобы увидеть еще один популярный в средневековом искусстве мотив — изображение Спаса Нерукотворного, «портрет» Иисуса, запечатленного якобы на поданном ему для утирания лица полотне. Его «оригинал», как считают католики, находится вот уже который век подряд в кафедральном соборе Милана. А в Таллинне изображение чудотворного плата украшает фасад православного собора Александра Невского. Выполнено оно в не типичной для города технике мозаики — а потому это изображение Иисуса мы, пожалуй, можем признать самым «восточным». Или — «самым византийским»: ведь «прародина» всех церковных мозаик — там, в Византии, или, употребляя официальное название государства — в Восточной Римской империи.

Загадочная плита на фронтоне дома в самом начале улицы Пикк.

Загадочная плита на фронтоне дома в самом начале улицы Пикк.

Спустившись с Тоомпеа, продолжим нашу прогулку по улице Пикк — не только самой длинной, но и самой, пожалуй, насыщенной изображениями основоположника христианства во всем Старом городе. Пройдя два десятка шагов от ворот Пикк-Ялг, обратим внимание на не совсем обычный для таллиннской архитектуры дом: верхняя его часть выложена не традиционным плитняком, а красным клинкерным кирпичом. Стоит задрать голову еще выше, чтобы обнаружить между чердачных окон здания на улице Пикк, 5, плиту из традиционного для Таллинна серого доломита. И — фигуру благословляющего горожан Иисуса на ней.

Барельеф этот, по всей видимости, старше самого фасада: тот был перестроен в конце XIX — начале ХХ столетия, и тогда же, вероятно, служившая некогда частью украшений интерьера резная доломитовая плита была перемещена на фронтон. Сказать что-либо точнее — невозможно. Общедоступных материалов по дому, в котором последние лет десять находится использующий вырезанное на каменной плите изображение в качестве своего логотипа магазин льняных изделий Salvator, до обидного мало. А потому этого таллиннского Иисуса вполне можно считать самым «загадочным»

«Миролюбивый» Иисус на фасаде Дома Братства черноголовых.

«Миролюбивый» Иисус на фасаде Дома Братства черноголовых.

Самое «миролюбивое» в Таллинне изображение Иисуса украшает, пожалуй, Дом Братства черноголовых: вот уже ровно четыреста десять лет он мирно уживается с персонажами, позаимствованными из античности, — фигурами, олицетворяющими Мир и Правосудие. Подобная «толерантность» — вполне в духе эпохи Возрождения: именно образчиком ренессансного искусства, безусловно, является внешний облик здания Братства черноголовых. Не ясно только, сам его автор — нидерландский мастер Арент Пассер — или же кто-то из реставраторов последующих времен выделил все же изображение Христа позолоченным нимбом. Для того, вероятно, чтобы никому не пришло в голову ненароком спутать его с соседними вытесанными из серого доломитами фигурами.

Не подвластное времени деревянное распятие на арке Больших Морских ворот.

Не подвластное времени деревянное распятие на арке Больших Морских ворот.

Камень — материал долговечный, но даже он не может порой спасти произведение искусства от разрушения. Фигуре Иисуса, по мнению искусствоведов, украшавшей некогда центральную нишу помещенного на внешней стене Мариинской капеллы церкви Олевисте кенотафа Ханса Павелса не повезло: она пала жертвой иконоборческого рвения эпохи Реформации. Тем удивительнее, что в полусотне шагов от нее сохранилось изображение Христа, изготовленное из куда менее долговечного материала — дерева.

Речь идет о распятии, закрепленном около двухсот лет тому назад на внутренней стороне Больших Морских ворот. Сложно сказать, сколько лет самой деревянной скульптуре: известно, что аналогичные распятия ставили в таллиннском порту, по крайней мере, уже на закате Средневековья — в благодарность за спасение при кораблекрушении или, что случалось, вероятно, чаще — в память тех, кто не вернулся с моря. Какова именно причина создания того распятия, которое, хотя и переместившись из гавани, дошло до наших дней, — неведомо. Но

Христос над ведущими во двор костела воротами - копия классического образца.

Христос над ведущими во двор костела воротами — копия классического образца.

званиясамого не подвластного времениизображения Иисуса в городском пейзаже оно, безусловно, заслуживает.

Безусловно заслуживает внимания и скульптура Иисуса, помещенная в украшенной, подобно небесному своду, звездами нише над воротами католического костела на улице Вене. Иисус этот, вне сомнения, может быть назван самым «классическим»: скульптура Христа, протягивающего к молящимся руки, созданная в 1807 году датским ваятелем Бертелем Торвальдсеном для копенгагенской церкви Богоматери, стала классикой религиозного искусства и была многократно растиражирована. Ее реплика украшает и путь к оплоту таллиннских католиков — что с того, что оригинал был создан для лютеранского храма?

От костела буквально рукой подать до площади Вана-Тург — едва ли не самой средневековой в Старом городе: окружающие ее постройки, пожалуй, наиболее «сконцентрированно» передают атмосферу ганзейских времен. Бюргерское жилище, занятое ныне рестораном Peppersack, амбар, вместивший в себя ресторан Olde Hansa, и, конечно, доминирующий в перспективе улицы Вене так называемый «дом епископа».

Христос над ведущими во двор костела воротами - копия классического образца.

Глядя на него, начинаешь ломать голову над мыслью, каким прилагательным охарактеризовать здешние изображения Иисуса — наукообразными словами самые «этимологические», что ли? При всей своей неуклюжести они, пожалуй, для данной ситуации будут самыми подходящими: ведь этимология, то бишь происхождение, ставшего уже почти официальным «прозвища» средневекового дома по адресу Кунинга, 1, восходит как раз к круглым картинам-тондо, закрепленным в нишах его величественного фронтона-щипца. Даром, что церковные иерархи в этом здании, по всей вероятности, никогда не жили: изображения распятия, апостолов и самого Христа, созданные в первой трети XVI века, накрепко закрепили за строением славу епископской резиденции — исторически недоказуемо, но как наглядно!

Полихромный рельеф дома по адресу Ратушная площадь, 18.

Полихромный рельеф дома по адресу Ратушная площадь, 18.

Круг нашего предрождественского странствия мимо фасадов Старого города почти замкнулся. Осталось лишь свернуть направо, в изгибающуюся к Ратушной площади горловину переулка Ванатуру-Каэл. Но прежде чем вновь окунуться в атмосферу праздничной ярмарки, стоит кинуть взгляд на яркий полихромный рельеф, украшающий фасад дома на Ратушной площади, 18. Это изображение Иисуса, созданное, как и помещенные чуть выше «портреты» апостолов, в мастерской уже знакомого нам А. Пассера в 1596 году, подкупает своей красочностью и неуловимо-ренессансным жизнелюбием. Лучшую ноту для завершения предпраздничной прогулки подыскивать, пожалуй, и не стоит.

Йосеф Кац

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!