А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Семену Школьникову, легендарному кинооператору, исполняется 90 лет.

Услышав в телефонной трубке голос, я подумала, что попала не туда. Не может быть у 90-летнего человека такого молодого, живого, энергичного, столь выразительного голоса. Но это был он, Семен Семенович Школьников.

Семён Школьников

Семён Школьников

Вспомнились рассказы, которые ходили среди журналистов. О том, например, как Школьников, которому захотелось что-то сказать далеко впереди идущему человеку, догонял его бегом. И догнал-таки, даже не задохнувшись. Это в 89-то лет…

Я не знаю, что делает его таким молодым, энергичным, полным жизни, каких-то планов, рассчитанных как будто на необозримое будущее. Быть может, это огромная, всепоглощающая любовь к кинематографу, которому он посвятил фактически всю жизнь? Или, быть может, это высочайшая степень творческого накала, чем не могут похвастаться зачастую и значительно более молодые люди? Или, быть может, редкостное чувство долга?

Совсем недавно, каких-нибудь полтора-два месяца назад у него вышла книга с емким названием «Сквозь огонь и стужу» и подзаголовком «Фронтовой кинооператор: повесть незабываемых дней». Она написана не от первого лица, словно в ее герое — Алексее Камчатове — воплощен опыт многих людей, прошедших войну и снимавших ее.

Сам он говорит, что их, кинооператоров, прошедших дорогами войны, было 258, а в живых сейчас осталось всего лишь трое. Наверное, он чувствует свою ответственность перед всеми этими людьми, иные из которых погибли еще в годы войны, а другие умерли уже в последующие годы. Кто же, как не он, расскажет об этом повседневном подвиге, казалось бы, незаметном для многих, но таком тяжелом и опасном?

На страницах его книги столько неожиданных подробностей, столько выразительных, живых деталей, что их может знать лишь человек, проживший такую же, до предела насыщенную жизнь, прошедший теми же и еще более трудными дорогами.

Я слушала его рассказы, забыв обо всем на свете, не в силах оторваться от этого молодого голоса, от этих живописных подробностей, которые обыкновенный человек не только знать, но и подозревать не может. Кажется, впечатлений, воспоминаний, которые живут в нем, хватит еще на несколько книг, так переполнен он ими, так настоятельно они требуют выхода. Кстати, две книги уже почти готовы, и если найдутся деньги, они будут изданы. И это история, подлинная, живая история, которую не найдешь ни в одном учебнике. Ведь это в его книге я вычитала фразу: «Снимать живую жизнь — интереснейшее дело…»

Впрочем, никогда при этом он не был сторонним наблюдателем. Вот он рассказывает, как на Курской дуге снимал линию фронта с самолета. На ИЛ-2, известном нам по книгам и кинофильмам штурмовике, кинооператор мог сидеть только в кабине стрелка, прикрытый лишь плексигласом. И если у хвоста самолета оказывался фашистский истребитель, кинооператор должен был отбросить камеру и стрелять, стрелять из пулемета. Борис Шер, фронтовой кинооператор, именно таким образом сбил немецкий «Фокке-Вульф». Сам Семен Семенович с сожалением говорит, что ему не удалось сбить фашистский истребитель.

Но зато он вместе с другим оператором — Николаем Быковым — прыгал с самолета к партизанам в захваченной врагом Калининской области. Лететь в темноту, в неизвестность, не имея опыта обращения с парашютом, без предварительных тренировок, не зная, что ждет тебя там, далеко внизу, на не видной еще земле — на такое не всякий даже смелый человек решится. Семен Семенович, кстати, вспомнил рассказ одного знакомого ему человека, который вот так, прыгая с парашютом в ночную темень, знал, что партизаны должны разжечь для него костры на лесной поляне. Но он и предположить не мог, что всего в полутора километрах от этого места немцы разожгут такие же костры. Так и опустился прямо в плен. Сам Школьников прыгал с парашютом потом уже не один раз. Прыгал и в Калининской области, и в леса Белоруссии, делая кинорепортажи о партизанской жизни и переживая те же опасности, что и сами партизаны. В 44-м году за свои фронтовые киносъемки, за все эти документальные кинофильмы он получил свою первую Государственную премию.

Поразительно, как помнит Школьников имена и фамилии кинооператоров, которых знал когда-то, с которыми работал вместе или у которых учился в те годы, когда большинства из нас и на свете-то не было. Вот он вспоминает, как снимавший еще в царское время знаменитый Иван Иванович Беляков наставлял его: кинооператор должен быть аккуратно одет, иначе можно подорвать уважение людей к кинематографу. А откуда он, еще почти мальчишка, мог взять приличную одежду, если она продавалась лишь в «Торгсинах» за бешеные деньги?

Или он рассказывает об одном из своих учителей, легендарном кинооператоре Аркадии Шафране, снимавшем еще ледовую эпопею «Челюскина» в начале 30-х годов. Когда затертый льдами пароход «Челюскин» стал тонуть, Шафран вместе с другими членами команды выскочил на лед. Он не успел одеться, он не захватил с собой никаких личных вещей, но киноаппарат и кассеты забыть он не мог. И полураздетый, чувствуя, как трещит под ним лед, крутил и крутил окоченевшими руками ручку киноаппарата, снимая тонущий пароход. Школьников и сам знал, каково это — снимать в Арктике. Он и сам выходил в Северный Ледовитый океан на ледоколе «Иосиф Сталин», которым командовал знаменитый в те годы на всю страну капитан Воронин. Он и сам знал, что это такое — снимать коченеющими руками, больше собственной жизни беречь отснятые пленки. Кстати, тогда, да и в военные, в послевоенные годы не было такой аппаратуры, какая есть теперь. Не было, скажем, экспонометров, и при съемках выручали лишь чутье, интуиция, собственный опыт и опять же высочайшее чувство ответственности. Ведь повторить съемку зачастую уже не было возможности. Мгновения боя прошли, людей, которых он снимал, нередко уже не оставалось в живых.

Невозможно было слушать спокойно, как Школьников вспоминает очереди у дверей кинотеатров, когда там демострировались фронтовые киносборники. Люди видели иной раз на экране своего погибшего или пропавшего без вести мужа, брата, сына и приходили потом на киностудию: «Помогите… Сделайте фотографию…» И работники студии, сами кинооператоры, падавшие от усталости, от бессонных ночей, от голода, просматривали километры пленки, чтобы найти этот единственный кадр. Но никому не отказывали. Да и можно ли было отказать?

Школьников снимал финскую войну, ту странную зимнюю войну, когда бойцы погибали под обстрелом, под пулями «кукушек», не имея возможности выкопать окопы. Земля, оледеневшая от морозов, не поддавалась лопатам.

Он снимал в Арктике, снимал в воюющей Югославии, в Албании, где однажды ему даже удалось полежать на широкой постели бывшего короля этой страны в его бывшем дворце. Он и сам воевал, будучи командиром разведвзвода, пока его не вернули снова в ряды кинооператоров.

На Кубе он снимал фильм о Хемингуэе, создавая вместе с Константином Симоновым сценарий для этого фильма. Он объехал со своим киноаппаратом весь Советский Союз. Он снимал в 26 странах мира.

И в Эстонии он тоже снимал. Именно за свои фильмы о нашей республике, где он, как правило, был и сценаристом, и режиссером, и кинооператором, он получил две другие Государственные премии. А как снимал? Бывало, съемки производились лишь при свете автомобильных фар. Но столь высок был его профессионализм, велик опыт, столь точна работа, что киносюжеты получались замечательные.

Если мы когда-нибудь увидим его со всеми его наградами — а он, на редкость скромный человек, обычно их не носит, да и никогда, наверное, не носил, — то, очевидно, ахнем от блеска шести боевых орденов, множества медалей, знаков Госпремий. Это свидетельства большой, значительной жизни. Но вообще-то она, эта необыкновенная жизнь, жизнь поразительного человека — в его кинорепортажах, в кинофильмах, в книгах. И с их выходом мы еще узнаем многое. И о нем самом, и об истории народа, страны, истории, которую он запечатлел на пленках…

Нелли Кузнецова

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!