А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1196 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Жизнь средневекового города складывалась из двух главных слагаемых: ремесла и торговли. Именно купцы и ремесленники преобразовали всю структуру средневекового общества. Города уже не молчаливы и угрюмы, как в раннее средневековье. На узких кривых улочках возле мастерских и лавок, под вывесками и эмблемами, у лотков и телег с тюками и бочками всегда многолюдно, повсюду кипит работа и торг, на площадях шумят рынки, выступают жонглеры и менестрели, спорят ваганты и кричат уличные разносчики товаров. Сегодня мы с вами мысленно перенесемся в Ревель ХV — XVI веков и продолжим нашу прогулку по улице Рюйтли.

Место, где находился городской арсенал в ХIV —XVI вв. (улица Рюйтли).

Место, где находился городской арсенал в ХIV —XVI вв. (улица Рюйтли).

Ремесленников много тут,

Торопится рабочий люд…
Кретьен де Труа

С моим ремеслом я по свету бродил…

На дорогах Западной Европы изредка можно встретить человека в островерхой широкополой шляпе с пером, туго подпоясанной куртке с пузырящимися выше локтей рукавами и низких сапогах гармошкой с широкими раструбами. В расшитом узорами заплечном мешке такого “человека из прошлого” топор, пила и рубанок. Это бродячий плотник, такие и ныне еще существуют в Гамбурге. Они современные продолжатели традиций средневековья, заложенных в далеком ХIII веке.

Везли по городам Европы свои товары купцы, странствовали, приобретая и передавая опыт, ремесленники, мастера и подмастерья. Крепли связи между городами, возникали объединения, в том числе и Балтийская Ганза. Одним из ее важнейших центров был в ту пору Ревель (ныне Таллинн), а его мастера и их изделия были известны за пределами Эстонии. Уже с ХIII века работали в городе ремесленные цеха портных, сапожников, мясников. Потом объединились золотых дел мастера, кузнецы, плотники, ткачи, представители других профессий.

По всей Европе, и в том числе в Ревеле, существовал единый порядок приобретения мастерства. Долог был путь от ученика до мастера, три-четыре года (для золотых дел мастеров — до семи лет). Если ученик успешно завершал обучение, то становился подмастерьем, но до звания мастера было еще так далеко. Прежде всего, новоиспеченные подмастерья на несколько лет отправлялись по разным городам Европы, славящимся лучшими изделиями по их профессии, чтобы поработать у тамошних мастеров, узнать по возможности их секреты и приемы, показать свое умение. Мастера были обязаны их принимать, давать им кров и работу.

С моим ремеслом я по свету бродил.
Шел к франкам, баварам на Рейн заходил.
Пять лет беспрерывно я странствовал там
По этим и многим другим городам.

Так средневековый поэт и мастер цеха сапожников одного из немецких городов Ганс Сакс писал о странствующих ремесленниках ХVI века. После возврата домой подмастерье еще год был обязан отработать у мастера, который был его первым наставником, передать накопленные во время путешествия профессиональные знания, ничего при этом не утаивая. Только после этого он получал право добиваться звания мастера. Но это общее правило. Число мастеров в каждом городском цехе ограничено уставом и фактической потребностью в их изделиях, и порой приходилось годами ждать, пока кто-нибудь из мастеров уедет в другой город или уйдет в мир иной. Наконец, представлялась возможность получить звание мастера по тем или иным причинам.

Прежде всего нужно было выполнить образцовую работу по своей специальности, как говорили — “шедевр”. Если работа принималась, кандидат получал звание мастера и обязан был устроить пир для всех членов цеха. “Выставить две добрые бочки пива и достаточно доброго вина…” — гласил устав одного из ревельских ремесленных цехов. Впрочем, был более легкий и короткий путь в мастера — жениться на дочери мастера или его вдове.

Неподалеку от церкви Нигулисте на улице Рюйтли находится комплекс нескольких зданий, в них и за ними в ХIV-XVI веках работал арсенал: ковали мечи, шлемы, латы. Письменные источники говорят, что на месте старого арсенала в конце ХIV века отливали пушки и аркебузы, и по праву можно считать, что здесь работала старейшая в Ливонии литейная мастерская.

“Ревущий лев”, “Толстая девица”, “Птичий свист”

Кончался ХIV век. Еще по дорогам и полям Европы звенели мечи и раздавались глухие удары копий о железные доспехи рыцарей, пели стрелы, выпущенные из луков и арбалетов, гремели метательные орудия, но люди уже привыкали к кисловатому запаху пороха, грохоту мортир и фальконетов, тяжкому гудению ядер, взрывам гранат.

Важный торговый город и член Ганзейского союза Ревель нуждался в оружии, и не только для своих укреплений, но и для защиты торговых кораблей, для борьбы с пиратами в Балтийском и Северном морях. Оружие требовалось и магистрам Ливонского ордена, а позднее для шведских войск.

Ревельских мастеров огнестрельного оружия называли “буссенмейстеры”, “буссенгетеры” — отливатели пушек — и “буссенмахеры” — просто оружейники. Они не только отливали пушки, но и изготавливали порох и боеприпасы, отливали колокола и котлы.

Первым ревельским орудийным мастером был некий Мартин, принятый на службу ревельским магистратом в 1396 году с годичным жалованьем в 8 марок. При этом он был освобожден от налогов и караульной службы. Среди мастеров были разные люди. Это и ратманы, и строители, и купцы. Ясно одно, они были обладателями серьезных инженерных знаний. А вот с цеховой принадлежностью дело сложнее, они входили в цех часовых мастеров, изготовителей шпор и винтов. Мастера же холодного оружия с самого начала входили в цех кузнецов.

История сохранила несколько имен лучших орудийных мастеров. Это прежде всего отец и сын Хартманны. Образцы их работ сохранились до наших дней. Отец, Корт Харман, отлил десятки орудий, и каждое нарекалось именем, то грозным, то забавным, то лиричным: “Ревущий лев”, “Толстая девица”, “Птичий свист”… Одно орудие мастер назвал своим именем. В 1561 году Корт Хартман отлил из металлолома, пожертвованного приходами церквей Нигулисте и Олевисте, две пушки, получившие имена святых покровителей этих храмов: “Николаус” и “Олайя”.

Некоторые из отлитых Хартманом-старшим орудий сохранились и находятся в Петербургском Военно-историческом музее артиллерии. Макет одного из них, пушки ”Горькая смерть”, можно увидеть в экспозиции таллиннской башни Кик-ин-де-Кек. Это подлинное произведение искусства. И с технической, и с художественной стороны оно на общеевропейском уровне своего времени. Влияние эпохи Возрождения дошло до ревельских мастеров к ХVI веку, не обошло оно и изготовителей оружия. Мастера богато декорировали и орудия, и мушкеты. Бронзовую пушку “Горькая смерть” украшают головы животных и растительный орнамент, а на казенной части — надпись на немецком языке. В переводе: “Меня назвали Горькой смертью, поэтому я разъезжаю по разным странам, не щажу ни бедного, ни богатого, в какого попадаю, все равно, 1560”.

Сын старого мастера Хинрик Хартман, как и отец, отливал пушки по заказам магистрата. Судьба этих орудий неизвестна, зато на башне ревельской (ныне таллиннской) Ратуши сохранился колокол, отлитый Хартманом-младшим в 1586 году, и каждый час он отбивает время.

“Книга артиллерии”

Отливали орудия для Ревеля и иностранные мастера. Неизвестно, отлил ли Карстен Миддельдорн бронзовую пушку “Лев” на улице Рюйтли, или она была доставлена в город готовой. Пожалуй, это было одно из крупнейших орудий Ревеля. Длина пушки почти пять метров, вес более двух тонн. На казенной части отлито изображение льва, оба герба города Ревеля, которые держат грифоны, и традиционная надпись: “Львом меня назвал ревельский магистрат, чтобы его врагов разгромил бы и тех, кто не желает жить в мире с ним”. Макет этой пушки также находится в башне Кик-ин-де-Кек.

Необходимо сразу же подчеркнуть, что в Эстонии до сегодняшнего дня не удалось обнаружить ни одного отлитого в Ревеле орудия, так как немногие сохранившиеся экземпляры в ХIХ веке попали в тогдашнюю столицу России. Так, например, остались в Петербурге 37 бронзовых орудий с гербами города Ревеля, отправленных туда в 1800 году в связи с переводом ревельского арсенала во владения российского государства. Самое старое ревельское оружие, относящееся к концу ХIV или началу ХV веков было передано Петербургскому музею артиллерии в 1877 году.

На городских стенах и башнях Ревеля было множество пушек, но в городской “Книге артиллерии”, напечатанной в 1559 году, сказано: “От войны нет никакой пользы, миром же получить можно все”. Средневековый Ревель стремился решать свои дела мирным путем. Ныне здания на ул. Рюйтли пережили символическое рождение — бывший арсенал стал Археологическим центром Института истории Академии наук Эстонии.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!