А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Жизнь средневекового города складывалась из двух главных слагаемых: ремесла и торговли. Именно купцы и ремесленники преобразовали всю структуру средневекового общества. Города уже не молчаливы и угрюмы, как в раннее средневековье. На узких кривых улочках возле мастерских и лавок, под вывесками и эмблемами, у лотков и телег с тюками и бочками всегда многолюдно, повсюду кипит работа и торг, на площадях шумят рынки, выступают жонглеры и менестрели, спорят ваганты и кричат уличные разносчики товаров. Сегодня мы с вами мысленно перенесемся в Ревель ХV — XVI веков и продолжим нашу прогулку по улице Рюйтли.

Место, где находился городской арсенал в ХIV —XVI вв. (улица Рюйтли).

Место, где находился городской арсенал в ХIV —XVI вв. (улица Рюйтли).

Ремесленников много тут,

Торопится рабочий люд…
Кретьен де Труа

С моим ремеслом я по свету бродил…

На дорогах Западной Европы изредка можно встретить человека в островерхой широкополой шляпе с пером, туго подпоясанной куртке с пузырящимися выше локтей рукавами и низких сапогах гармошкой с широкими раструбами. В расшитом узорами заплечном мешке такого “человека из прошлого” топор, пила и рубанок. Это бродячий плотник, такие и ныне еще существуют в Гамбурге. Они современные продолжатели традиций средневековья, заложенных в далеком ХIII веке.

Везли по городам Европы свои товары купцы, странствовали, приобретая и передавая опыт, ремесленники, мастера и подмастерья. Крепли связи между городами, возникали объединения, в том числе и Балтийская Ганза. Одним из ее важнейших центров был в ту пору Ревель (ныне Таллинн), а его мастера и их изделия были известны за пределами Эстонии. Уже с ХIII века работали в городе ремесленные цеха портных, сапожников, мясников. Потом объединились золотых дел мастера, кузнецы, плотники, ткачи, представители других профессий.

По всей Европе, и в том числе в Ревеле, существовал единый порядок приобретения мастерства. Долог был путь от ученика до мастера, три-четыре года (для золотых дел мастеров — до семи лет). Если ученик успешно завершал обучение, то становился подмастерьем, но до звания мастера было еще так далеко. Прежде всего, новоиспеченные подмастерья на несколько лет отправлялись по разным городам Европы, славящимся лучшими изделиями по их профессии, чтобы поработать у тамошних мастеров, узнать по возможности их секреты и приемы, показать свое умение. Мастера были обязаны их принимать, давать им кров и работу.

С моим ремеслом я по свету бродил.
Шел к франкам, баварам на Рейн заходил.
Пять лет беспрерывно я странствовал там
По этим и многим другим городам.

Так средневековый поэт и мастер цеха сапожников одного из немецких городов Ганс Сакс писал о странствующих ремесленниках ХVI века. После возврата домой подмастерье еще год был обязан отработать у мастера, который был его первым наставником, передать накопленные во время путешествия профессиональные знания, ничего при этом не утаивая. Только после этого он получал право добиваться звания мастера. Но это общее правило. Число мастеров в каждом городском цехе ограничено уставом и фактической потребностью в их изделиях, и порой приходилось годами ждать, пока кто-нибудь из мастеров уедет в другой город или уйдет в мир иной. Наконец, представлялась возможность получить звание мастера по тем или иным причинам.

Прежде всего нужно было выполнить образцовую работу по своей специальности, как говорили — “шедевр”. Если работа принималась, кандидат получал звание мастера и обязан был устроить пир для всех членов цеха. “Выставить две добрые бочки пива и достаточно доброго вина…” — гласил устав одного из ревельских ремесленных цехов. Впрочем, был более легкий и короткий путь в мастера — жениться на дочери мастера или его вдове.

Неподалеку от церкви Нигулисте на улице Рюйтли находится комплекс нескольких зданий, в них и за ними в ХIV-XVI веках работал арсенал: ковали мечи, шлемы, латы. Письменные источники говорят, что на месте старого арсенала в конце ХIV века отливали пушки и аркебузы, и по праву можно считать, что здесь работала старейшая в Ливонии литейная мастерская.

“Ревущий лев”, “Толстая девица”, “Птичий свист”

Кончался ХIV век. Еще по дорогам и полям Европы звенели мечи и раздавались глухие удары копий о железные доспехи рыцарей, пели стрелы, выпущенные из луков и арбалетов, гремели метательные орудия, но люди уже привыкали к кисловатому запаху пороха, грохоту мортир и фальконетов, тяжкому гудению ядер, взрывам гранат.

Важный торговый город и член Ганзейского союза Ревель нуждался в оружии, и не только для своих укреплений, но и для защиты торговых кораблей, для борьбы с пиратами в Балтийском и Северном морях. Оружие требовалось и магистрам Ливонского ордена, а позднее для шведских войск.

Ревельских мастеров огнестрельного оружия называли “буссенмейстеры”, “буссенгетеры” — отливатели пушек — и “буссенмахеры” — просто оружейники. Они не только отливали пушки, но и изготавливали порох и боеприпасы, отливали колокола и котлы.

Первым ревельским орудийным мастером был некий Мартин, принятый на службу ревельским магистратом в 1396 году с годичным жалованьем в 8 марок. При этом он был освобожден от налогов и караульной службы. Среди мастеров были разные люди. Это и ратманы, и строители, и купцы. Ясно одно, они были обладателями серьезных инженерных знаний. А вот с цеховой принадлежностью дело сложнее, они входили в цех часовых мастеров, изготовителей шпор и винтов. Мастера же холодного оружия с самого начала входили в цех кузнецов.

История сохранила несколько имен лучших орудийных мастеров. Это прежде всего отец и сын Хартманны. Образцы их работ сохранились до наших дней. Отец, Корт Харман, отлил десятки орудий, и каждое нарекалось именем, то грозным, то забавным, то лиричным: “Ревущий лев”, “Толстая девица”, “Птичий свист”… Одно орудие мастер назвал своим именем. В 1561 году Корт Хартман отлил из металлолома, пожертвованного приходами церквей Нигулисте и Олевисте, две пушки, получившие имена святых покровителей этих храмов: “Николаус” и “Олайя”.

Некоторые из отлитых Хартманом-старшим орудий сохранились и находятся в Петербургском Военно-историческом музее артиллерии. Макет одного из них, пушки ”Горькая смерть”, можно увидеть в экспозиции таллиннской башни Кик-ин-де-Кек. Это подлинное произведение искусства. И с технической, и с художественной стороны оно на общеевропейском уровне своего времени. Влияние эпохи Возрождения дошло до ревельских мастеров к ХVI веку, не обошло оно и изготовителей оружия. Мастера богато декорировали и орудия, и мушкеты. Бронзовую пушку “Горькая смерть” украшают головы животных и растительный орнамент, а на казенной части — надпись на немецком языке. В переводе: “Меня назвали Горькой смертью, поэтому я разъезжаю по разным странам, не щажу ни бедного, ни богатого, в какого попадаю, все равно, 1560”.

Сын старого мастера Хинрик Хартман, как и отец, отливал пушки по заказам магистрата. Судьба этих орудий неизвестна, зато на башне ревельской (ныне таллиннской) Ратуши сохранился колокол, отлитый Хартманом-младшим в 1586 году, и каждый час он отбивает время.

“Книга артиллерии”

Отливали орудия для Ревеля и иностранные мастера. Неизвестно, отлил ли Карстен Миддельдорн бронзовую пушку “Лев” на улице Рюйтли, или она была доставлена в город готовой. Пожалуй, это было одно из крупнейших орудий Ревеля. Длина пушки почти пять метров, вес более двух тонн. На казенной части отлито изображение льва, оба герба города Ревеля, которые держат грифоны, и традиционная надпись: “Львом меня назвал ревельский магистрат, чтобы его врагов разгромил бы и тех, кто не желает жить в мире с ним”. Макет этой пушки также находится в башне Кик-ин-де-Кек.

Необходимо сразу же подчеркнуть, что в Эстонии до сегодняшнего дня не удалось обнаружить ни одного отлитого в Ревеле орудия, так как немногие сохранившиеся экземпляры в ХIХ веке попали в тогдашнюю столицу России. Так, например, остались в Петербурге 37 бронзовых орудий с гербами города Ревеля, отправленных туда в 1800 году в связи с переводом ревельского арсенала во владения российского государства. Самое старое ревельское оружие, относящееся к концу ХIV или началу ХV веков было передано Петербургскому музею артиллерии в 1877 году.

На городских стенах и башнях Ревеля было множество пушек, но в городской “Книге артиллерии”, напечатанной в 1559 году, сказано: “От войны нет никакой пользы, миром же получить можно все”. Средневековый Ревель стремился решать свои дела мирным путем. Ныне здания на ул. Рюйтли пережили символическое рождение — бывший арсенал стал Археологическим центром Института истории Академии наук Эстонии.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!