А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Жизнь средневекового города складывалась из двух главных слагаемых: ремесла и торговли. Именно купцы и ремесленники преобразовали всю структуру средневекового общества. Города уже не молчаливы и угрюмы, как в раннее средневековье. На узких кривых улочках возле мастерских и лавок, под вывесками и эмблемами, у лотков и телег с тюками и бочками всегда многолюдно, повсюду кипит работа и торг, на площадях шумят рынки, выступают жонглеры и менестрели, спорят ваганты и кричат уличные разносчики товаров. Сегодня мы с вами мысленно перенесемся в Ревель ХV — XVI веков и продолжим нашу прогулку по улице Рюйтли.

Место, где находился городской арсенал в ХIV —XVI вв. (улица Рюйтли).

Место, где находился городской арсенал в ХIV —XVI вв. (улица Рюйтли).

Ремесленников много тут,

Торопится рабочий люд…
Кретьен де Труа

С моим ремеслом я по свету бродил…

На дорогах Западной Европы изредка можно встретить человека в островерхой широкополой шляпе с пером, туго подпоясанной куртке с пузырящимися выше локтей рукавами и низких сапогах гармошкой с широкими раструбами. В расшитом узорами заплечном мешке такого “человека из прошлого” топор, пила и рубанок. Это бродячий плотник, такие и ныне еще существуют в Гамбурге. Они современные продолжатели традиций средневековья, заложенных в далеком ХIII веке.

Везли по городам Европы свои товары купцы, странствовали, приобретая и передавая опыт, ремесленники, мастера и подмастерья. Крепли связи между городами, возникали объединения, в том числе и Балтийская Ганза. Одним из ее важнейших центров был в ту пору Ревель (ныне Таллинн), а его мастера и их изделия были известны за пределами Эстонии. Уже с ХIII века работали в городе ремесленные цеха портных, сапожников, мясников. Потом объединились золотых дел мастера, кузнецы, плотники, ткачи, представители других профессий.

По всей Европе, и в том числе в Ревеле, существовал единый порядок приобретения мастерства. Долог был путь от ученика до мастера, три-четыре года (для золотых дел мастеров — до семи лет). Если ученик успешно завершал обучение, то становился подмастерьем, но до звания мастера было еще так далеко. Прежде всего, новоиспеченные подмастерья на несколько лет отправлялись по разным городам Европы, славящимся лучшими изделиями по их профессии, чтобы поработать у тамошних мастеров, узнать по возможности их секреты и приемы, показать свое умение. Мастера были обязаны их принимать, давать им кров и работу.

С моим ремеслом я по свету бродил.
Шел к франкам, баварам на Рейн заходил.
Пять лет беспрерывно я странствовал там
По этим и многим другим городам.

Так средневековый поэт и мастер цеха сапожников одного из немецких городов Ганс Сакс писал о странствующих ремесленниках ХVI века. После возврата домой подмастерье еще год был обязан отработать у мастера, который был его первым наставником, передать накопленные во время путешествия профессиональные знания, ничего при этом не утаивая. Только после этого он получал право добиваться звания мастера. Но это общее правило. Число мастеров в каждом городском цехе ограничено уставом и фактической потребностью в их изделиях, и порой приходилось годами ждать, пока кто-нибудь из мастеров уедет в другой город или уйдет в мир иной. Наконец, представлялась возможность получить звание мастера по тем или иным причинам.

Прежде всего нужно было выполнить образцовую работу по своей специальности, как говорили — “шедевр”. Если работа принималась, кандидат получал звание мастера и обязан был устроить пир для всех членов цеха. “Выставить две добрые бочки пива и достаточно доброго вина…” — гласил устав одного из ревельских ремесленных цехов. Впрочем, был более легкий и короткий путь в мастера — жениться на дочери мастера или его вдове.

Неподалеку от церкви Нигулисте на улице Рюйтли находится комплекс нескольких зданий, в них и за ними в ХIV-XVI веках работал арсенал: ковали мечи, шлемы, латы. Письменные источники говорят, что на месте старого арсенала в конце ХIV века отливали пушки и аркебузы, и по праву можно считать, что здесь работала старейшая в Ливонии литейная мастерская.

“Ревущий лев”, “Толстая девица”, “Птичий свист”

Кончался ХIV век. Еще по дорогам и полям Европы звенели мечи и раздавались глухие удары копий о железные доспехи рыцарей, пели стрелы, выпущенные из луков и арбалетов, гремели метательные орудия, но люди уже привыкали к кисловатому запаху пороха, грохоту мортир и фальконетов, тяжкому гудению ядер, взрывам гранат.

Важный торговый город и член Ганзейского союза Ревель нуждался в оружии, и не только для своих укреплений, но и для защиты торговых кораблей, для борьбы с пиратами в Балтийском и Северном морях. Оружие требовалось и магистрам Ливонского ордена, а позднее для шведских войск.

Ревельских мастеров огнестрельного оружия называли “буссенмейстеры”, “буссенгетеры” — отливатели пушек — и “буссенмахеры” — просто оружейники. Они не только отливали пушки, но и изготавливали порох и боеприпасы, отливали колокола и котлы.

Первым ревельским орудийным мастером был некий Мартин, принятый на службу ревельским магистратом в 1396 году с годичным жалованьем в 8 марок. При этом он был освобожден от налогов и караульной службы. Среди мастеров были разные люди. Это и ратманы, и строители, и купцы. Ясно одно, они были обладателями серьезных инженерных знаний. А вот с цеховой принадлежностью дело сложнее, они входили в цех часовых мастеров, изготовителей шпор и винтов. Мастера же холодного оружия с самого начала входили в цех кузнецов.

История сохранила несколько имен лучших орудийных мастеров. Это прежде всего отец и сын Хартманны. Образцы их работ сохранились до наших дней. Отец, Корт Харман, отлил десятки орудий, и каждое нарекалось именем, то грозным, то забавным, то лиричным: “Ревущий лев”, “Толстая девица”, “Птичий свист”… Одно орудие мастер назвал своим именем. В 1561 году Корт Хартман отлил из металлолома, пожертвованного приходами церквей Нигулисте и Олевисте, две пушки, получившие имена святых покровителей этих храмов: “Николаус” и “Олайя”.

Некоторые из отлитых Хартманом-старшим орудий сохранились и находятся в Петербургском Военно-историческом музее артиллерии. Макет одного из них, пушки ”Горькая смерть”, можно увидеть в экспозиции таллиннской башни Кик-ин-де-Кек. Это подлинное произведение искусства. И с технической, и с художественной стороны оно на общеевропейском уровне своего времени. Влияние эпохи Возрождения дошло до ревельских мастеров к ХVI веку, не обошло оно и изготовителей оружия. Мастера богато декорировали и орудия, и мушкеты. Бронзовую пушку “Горькая смерть” украшают головы животных и растительный орнамент, а на казенной части — надпись на немецком языке. В переводе: “Меня назвали Горькой смертью, поэтому я разъезжаю по разным странам, не щажу ни бедного, ни богатого, в какого попадаю, все равно, 1560”.

Сын старого мастера Хинрик Хартман, как и отец, отливал пушки по заказам магистрата. Судьба этих орудий неизвестна, зато на башне ревельской (ныне таллиннской) Ратуши сохранился колокол, отлитый Хартманом-младшим в 1586 году, и каждый час он отбивает время.

“Книга артиллерии”

Отливали орудия для Ревеля и иностранные мастера. Неизвестно, отлил ли Карстен Миддельдорн бронзовую пушку “Лев” на улице Рюйтли, или она была доставлена в город готовой. Пожалуй, это было одно из крупнейших орудий Ревеля. Длина пушки почти пять метров, вес более двух тонн. На казенной части отлито изображение льва, оба герба города Ревеля, которые держат грифоны, и традиционная надпись: “Львом меня назвал ревельский магистрат, чтобы его врагов разгромил бы и тех, кто не желает жить в мире с ним”. Макет этой пушки также находится в башне Кик-ин-де-Кек.

Необходимо сразу же подчеркнуть, что в Эстонии до сегодняшнего дня не удалось обнаружить ни одного отлитого в Ревеле орудия, так как немногие сохранившиеся экземпляры в ХIХ веке попали в тогдашнюю столицу России. Так, например, остались в Петербурге 37 бронзовых орудий с гербами города Ревеля, отправленных туда в 1800 году в связи с переводом ревельского арсенала во владения российского государства. Самое старое ревельское оружие, относящееся к концу ХIV или началу ХV веков было передано Петербургскому музею артиллерии в 1877 году.

На городских стенах и башнях Ревеля было множество пушек, но в городской “Книге артиллерии”, напечатанной в 1559 году, сказано: “От войны нет никакой пользы, миром же получить можно все”. Средневековый Ревель стремился решать свои дела мирным путем. Ныне здания на ул. Рюйтли пережили символическое рождение — бывший арсенал стал Археологическим центром Института истории Академии наук Эстонии.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!