А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1218 posts
    • 4 comments
    • 32 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

— Если оглянуться на год, который мы прожили, получается, исключая, конечно, вступление Эстонии в Шенгенское пространство, что, конечно, было очень важным событием, то едва ли не главными, во многом определяющими характер этого времени были и остаются события, связанные с памятниками.

Ирис Петтай

Ирис Петтай

Не только с Бронзовым солдатом, горечь от переноса которого и сейчас живет в наших душах, но и спор в связи с проектом монумента Свободы, например, который затронул эстонцев больше, чем, возможно, предполагалось сначала. Что за этим стоит? Пересмотр прошлого? Попытка найти новую историю народа и избавиться от старой? Поиск своих приоритетов с точки зрения понимания народом новой своей истории? Какими должны быть эти приоритеты? Как они должны выражаться?

— Как социолог не могу не сказать, что памятники, ситуация, возникающая вокруг них, это серьезный и очень интересный индикатор общественных настроений, положения в обществе. Тем более, что в Эстонии уже в третий раз в связи именно с памятниками возникала вспышка некоего недовольства, несогласия, даже противостояния, скандала, если хотите.

Первый раз это было в Лихула 4 года назад. Помните этот памятник, вызвавший такой шум, — солдат в форме гитлеровской армии?

Конечно, все эти три момента неравнозначны по смыслу, характеру, силе выражения, но есть и некий общий фундамент. Мы к этому придем в наших с вами общих размышлениях.

Я перечитала все, что было написано и сказано в прессе по поводу проекта будущего монумента Свободы. Против этого проекта выступает довольно много людей.

— А вы? Вас устраивает этот проект?

— Нет, конечно. Я поставила свою подпись там, где собирались подписи «против».

— А что именно вам не нравится?

— Это очень неудачный проект. Быть может, он был бы вполне уместен где-нибудь на кладбище, но не на площади Свободы, не вблизи Старого города, которым мы все гордимся. Этот монумент высотой 28 метров будет подавлять все вокруг себя, в том числе и Старый город.

И потом — почему крест? Что, собственно, он символизирует? Это ведь фактически некая копия одного из орденов. Но можно ли орден превратить в огромный памятник?

Возможно, глава комиссии, принимавшей проект, епископ Андрес Пыдер рассчитывал, что подобный памятник в виде креста как-то приблизит эстонцев к церкви? Или, может быть, в церковных кругах были такие надежды? Но эстонцы в общем-то довольно равнодушны к религии. Число верующих среди эстонцев не превышает фактически 10%.

Кстати, и в самой комиссии, принимавшей проект, не было согласия, некоторые голосовали «против», но их мнение, насколько я понимаю, не принято во внимание.

Между прочим, один из тартуских университетских преподавателей, высказываясь в эстонской печати по поводу монумента, задался вопросом: почему молчит «Ночной дозор»? Почему хранит молчание посольство России? Он даже предположил, что когда монумент будет поставлен, тогда последуют обвинения в пропаганде нацистской или какой-нибудь иной идеи. Но сейчас, почему сейчас молчит русскоязычное население?

— А это не наш памятник. Он нам чужд. О чем же здесь говорить?

— Вот это-то и плохо. Монумент Свободы должен быть всеобщим. Мы ведь живем в многонациональной стране. Таллинн — мультикультурный город.

— А какой памятник вас бы устроил? Был ведь проект — Калевипоэг, выходящий из моря. Только он пал под грузом сиюминутных амбиций. А ведь он связан с эстонским эпосом, с ростом самосознания народа. Может быть, он бы подошел для эстонцев?

— Вряд ли. На мой взгляд, такой памятник не выражал бы, не символизировал нашу сложную, зачастую трагическую историю.

Вообще памятник, связанный с идеей свободы, с прошлым, настоящим и будущим народа, должен был бы представлять собой что-то святое для людей, он должен ощущаться как часть души…

— Как Бронзовый солдат, например, для русских…

— К тому же монумент должен был бы символизировать и тот факт, что мы в Европе, что Эстония — европейская страна, он все-таки должен соответствовать и европейскому пониманию ценностей.

— Так кому же ставить памятники? Похоже, что не только Эстония, но и другие новые государства ищут, создавая свою новую историю, новые идеалы, новых героев в своем прошлом. Президент Ющенко, например, предложил создать целый мемориальный комплекс в честь Конотопской битвы, о которой раньше никто ничего не знал. Надо ли это?

— Я думаю, что время парадов памятников все же прошло. А что касается того монумента Свободы, который собираются поставить в Таллинне, то я бы согласилась с теми, кто предлагает перенести сооружение памятника, связанного с идеей свободы, на 5-10 лет вперед. Мы еще не созрели для такого монумента. Мы еще не научились оценивать, интерпретировать свое прошлое. У нас пока еще нет таких сильных символов, которые отражали бы наш идентитет, характер государства. В самом деле, куда мы идем, каким будет наше государство? Что такое свобода в нашем общем понимании, в понимании всего народа Эстонии?

Если какой-то монумент с важной для нас идеей будет поставлен, то это должен быть объединяющий, а не разъединяющий памятник.

Но такой символ рождается только в широком обсуждении, когда к этому обсуждению привлекается большое количество народа.

У нас же все это делается пока без такого широкого, демократического обсуждения. Ведь и памятник в Лихула сняли тайно, под покровом темноты. Акция с этим солдатом, одетым в фашистскую форму, стоила премьерского кресла Юхану Партсу.

Бронзового солдата тоже сняли на рассвете, когда город еще спал, без всякого предупреждения.

— И никому это не стоило руководящего кресла…

— Страсти были накалены. Эстонские радикалы провоцировали ситуацию. Обстановка была, конечно, нелегкой. Хотя я лично думаю, что Солдат мог бы остаться на месте. И пусть бы туда ходили ветераны с цветами. Это не повредило бы нашему городу. Ведь есть же в Берлине Трептов-парк, там Солдат, освободивший Европу от фашизма, вознесен на большую высоту. Этот Солдат с девочкой на руках выглядит очень гуманно. И множество людей бывает на этом мемориальном кладбище. Ходят, тихо переговариваются, фотографируют. И берлинцев это не раздражает. И в самом деле, это то прошлое, которое надо знать…

Проект монумента Свободы в Таллинне тоже был принят, как мы видим, келейно. И все это, вместе взятое, показывает, что наша элита, правительственные круги не научились общаться с народом. Это говорит о том, что у нас еще нет настоящей политической культуры. Мы еще не знаем, как поступать в таких случаях, не ввергая в шок значительную часть населения.

Такие стихийные бунты, подобные тому, что был в Таллинне в «бронзовую ночь», возникают в странах, где недостаточно развита политическая культура, где не могут заранее найти компромиссы.

Многие в Эстонии считают, что экономика, если она будет развиваться, сама по себе приведет нас к демократии. Но демократия рождается там, где есть знания, где есть ценности, без которых она, демократия, невозможна. Это открытость, гласность, широкое обсуждение проблем с привлечением населения и т.д.

Хотя, конечно, и экономика должна развиваться, народ должен жить все лучше и лучше.

Американцы считают, что на каждого человека должно приходиться 15000 долларов дохода в год. Тогда человек может удовлетворить свои самые элементарные потребности: еда, одежда, плата за жилье. Тогда он может думать уже не только о себе и своей семье, не только о том, как добыть кусок хлеба, но и о том, какова окружающая жизнь, как выглядит город, в котором он живет, и т.д.

Мы здесь, в Эстонии, еще даже не достигли уровня, который в США, скажем, считается пределом, границей бедности. В Америке бедной считается семья, в которой доход на одного человека составляет 6500 долларов в год. Если у нас доход на одного члена семьи достигнет, скажем, 6600 долларов год, это будет означать, что по американским меркам мы только-только вылезаем из бедности. Мы зарабатываем фактически только 1/3 того, что считается нормальным в развитых, действительно демократических странах.

Людям, у которых низкие доходы, просто некогда, нет сил думать, размышлять о высоких материях. А пассивным народом легче управлять.

Хотя, надо сказать, какие-то первые признаки гражданского общества, новой культуры все-таки появляются.

— Вопреки всему?

— Да. Шесть тысяч человек поставили свои подписи в знак протеста против повышения зарплат в Рийгикогу. Семь с лишним тысяч проголосовали фактически против проекта монумента Свободы. Еще две тысячи выразили свой протест против строительства атомной электростанции. Это нарождающаяся активность.

— Но ведь эти цифры столь малы…

— Да, пока еще невелики. Но если весь народ будет придерживаться правила, что «это не мое дело», то с ним можно делать все, что угодно. Не надо-де дискутировать по острым моментам, не надо искать компромиссов с русским населением, потому как у нас нет таких традиций. Мы сами все знаем и сами все решим. Вот и будет власть решать за нас важнейшие для нас вопросы.

Упало доверие к правительству у русскоязычного населения. Люди после апрельских событий чувствуют себя униженными, ущемленными. А если, например, на площади Свободы будет поставлен такой монумент Свободы, как предполагается сейчас, будут, очевидно, разочарованы и многие эстонцы, я в том числе. Может быть, это не вопросы жизни и смерти, но все-таки достаточно важные для всех нас вещи.

Конечно, история, выражением которой являются памятники, это в определенном смысле всегда мифология. Но это дух народа. Мы постоянно ищем и, к сожалению, находим то, что нас разделяет. Но надо перестать идти по этому пути. Очень важно, чтобы разные группы населения участвовали в широком обсуждении важных вопросов, чтобы их позиция, их мнения учитывались. Тогда не будет противостояния.

— А вот, быть может, неожиданный вопрос… Знаю, что вы недавно вернулись из Грузии. Там, в Гори, до сих пор существует музей Сталина. Он есть, несмотря на все, что было сделано и делается по развенчанию фигуры Сталина. Почему?

— Я была в этом музее, видела, кстати, как много народу, местных, иностранцев и т.д., там бывает, разговаривала с разными людьми, задавая этот самый вопрос: почему?

И они говорили, что да, об ужасах репрессий забывать нельзя, это не должно повториться. Но все-таки Сталин — это исторический персонаж, сын грузинского народа, руководитель огромной страны, к тому же победившей фашизм. Это часть истории, которую нельзя отбросить за ненужностью.

— Что ж, понятно…

 

P.S. Социолог Ирис Петтай проводила семинары в Грузии, встречи с разными группами населения, знакомя их с тем, что сделано и делается у нас по преодолению насилия в семье. Но об этом — в следующих наших выпусках…

С Ирис Петтай, одним из ведущих эстонских социологов, беседу вела Нелли Кузнецова.

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Главный фасад Таллиннского дома мебели непосредственно после открытия.

Прощание с легендой: памятный многим таллиннцам Дом мебели чуть-чуть не дожил до 40-летнего юбилея

Памятный многим таллиннцам и, без преувеличения, легендарный мебельный магазин радикально меняет профиль – чуть-чуть не дожив до сорокалетнего своего юбилея. Потребительские ...

Читать дальше...

Адмиралтейский канал — прямой предшественник Адмиралтейского бассейна на открытке начала XX столетия.

Канал, бассейн, гавань: след ревельского адмиралтейства

Память об одном из первых промышленных предприятий Таллинна периода раннего Нового времени по сей день считывается в городском пейзаже и ...

Читать дальше...

Башня Ратушной площади в Ревеле. Заходите, пока лето!

Смотровая площадка Старого Томаса в Таллине.    Легенды древнего города Таллина.  Новая легенда, от проекта "Ливонский Орден. XXI век": http://livland.org Закажите полную экскурсию через ...

Читать дальше...

Городской Стражник, в роли датского знаменосца. На встрече с Королевой Маргаретте II.

Под сенью Даннеброга: королева Дании в Таллинне

Таллинн и его горожане произвели на датскую королеву Маргарете II во время ее официального визита в столицу ЭР, состоявшегося 15-16 ...

Читать дальше...

Банкнота Банка России номиналом в 500 рублей. 1997 год. Фрагмент. На лицевой стороне изображен памятник Петру I в Архангельске.

Петровская палка о двух концах Помогала ли Петру Первому, дубинка эффективно управлять государством?

Образ Петра I - скорого на расправу, но справедливого монарха - вошел в народный фольклор и многочисленные литературные "Анекдоты". Как ...

Читать дальше...

Кристиан Август Лоренцен. Легенда датского национаьного флага. Даннеброг является с небес во время битвы при Линданисе в 1219 году. 1809. Государственный художественный музей Дании
C.A. Lorentzen (1746-1828), Dannebrog falder ned fra himlen under Volmerslaget ved Lyndanisse (Tallin) i Estland den 15. juni 1219, 1809

Белый крест на алом фоне: флаг Дании в Датском городе Таллине

Легендарное обретение датчанами национального и государственного символа произошло ровно восемьсот лет назад — в битве на том месте, которое через ...

Читать дальше...

Четырнадцатый выпуск Таллиннской русской городской гимназии. 1937 год.

Кружева, значок и ночь в Кадриорге: Выпускные довоенного Таллинна

Как отмечали окончание учебного года и гимназического курса в русских школах довоенной столицы — расскажет, помимо прочего, выставка, проходящая в ...

Читать дальше...

Здание муниципального детского сада в Копли — характерный образчик архитектуры традиционализма двадцатых годов прошлого века.

Сто лет и один год: старейший детсад Таллина

Международный день защиты детей — уместный повод вспомнить о самом старом в семействе детских садов Таллинна, перешагнувшем вековой рубеж своей ...

Читать дальше...

Первые страницы ревельского кодекса Любекского права, составленного в 1282 году — основы городского правосудия на протяжении шести веков.

Восемь столетий Таллинна: век тринадцатый, основополагающий

Каким был он — первый из восьми веков таллиннской истории и что оставил в наследство нынешнему городу и горожанам? Цифра тринадцать ...

Читать дальше...

Титульный лист номера "Revalsche Post-Zeitung" («Ревельская почтовая газета») от 26 июня 1702 года.

Юбилей таллиннской печати: 330 лет Revalische Post-Zeitung

У таллиннской периодики — солидный, красивый и достойный юбилей: ровно триста тридцать лет назад в Ревеле начал выходить первый информационный ...

Читать дальше...

Здание Дома Искусств на площади Вабадузе - место проведения книжной выставки в 1939 году.

«Они представляют особую цивилизацию»: детские книги СССР в довоенном Таллинне

С новинками советского книгоиздания для юных читателей таллиннцы смогли познакомиться еще до того как Эстонская Республика оказалась присоединенной к Советскому ...

Читать дальше...

Вышгород (Тоомпеа) в Ревеле (Таллине), гравюра Вильгельма Зигфрида Ставенхагена, 1867 год

Коварство Озерного Старейшины Улемитсе, известного также, как Ярвевана.

В марте 2018 года, мы уже познакомили вас с оригинальной идеей фабрики «Калев», рассказать на внутренней стороне коробки с конфетами, ...

Читать дальше...

Вышгород (Тоомпеа) в Ревеле (Таллине), гравюра Вильгельма Зигфрида Ставенхагена, 1867 год

Легенда о купце Адальберте Ренненкампфе

Жил в Ревеле купец по имени Адальберт Ренненкампф. Отправил он однажды двух своих сыновей по Перновскому тракту, в другой город ...

Читать дальше...

Ревельское морское сражение 2 (13) мая 1790 года. Картина А. Боголюбова.

В тени последующих триумфов: Ревельское морское сражение

Легендарному Ревельскому морскому сражению исполняется на днях ровно двести двадцать девять лет. Морских баталий акватория нынешней Таллиннской бухты и ее ближайшие ...

Читать дальше...

Орден организовал экскурсию по Старому Таллину

27 апреля, в субботу, состоялась тематическая экскурсия «Таллинские флюгера и кованные изделия» организованная Brüder der Ritterschaft Christi von Livland. Экскурсовод ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!