А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1139 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

— Если оглянуться на год, который мы прожили, получается, исключая, конечно, вступление Эстонии в Шенгенское пространство, что, конечно, было очень важным событием, то едва ли не главными, во многом определяющими характер этого времени были и остаются события, связанные с памятниками.

Ирис Петтай

Ирис Петтай

Не только с Бронзовым солдатом, горечь от переноса которого и сейчас живет в наших душах, но и спор в связи с проектом монумента Свободы, например, который затронул эстонцев больше, чем, возможно, предполагалось сначала. Что за этим стоит? Пересмотр прошлого? Попытка найти новую историю народа и избавиться от старой? Поиск своих приоритетов с точки зрения понимания народом новой своей истории? Какими должны быть эти приоритеты? Как они должны выражаться?

— Как социолог не могу не сказать, что памятники, ситуация, возникающая вокруг них, это серьезный и очень интересный индикатор общественных настроений, положения в обществе. Тем более, что в Эстонии уже в третий раз в связи именно с памятниками возникала вспышка некоего недовольства, несогласия, даже противостояния, скандала, если хотите.

Первый раз это было в Лихула 4 года назад. Помните этот памятник, вызвавший такой шум, — солдат в форме гитлеровской армии?

Конечно, все эти три момента неравнозначны по смыслу, характеру, силе выражения, но есть и некий общий фундамент. Мы к этому придем в наших с вами общих размышлениях.

Я перечитала все, что было написано и сказано в прессе по поводу проекта будущего монумента Свободы. Против этого проекта выступает довольно много людей.

— А вы? Вас устраивает этот проект?

— Нет, конечно. Я поставила свою подпись там, где собирались подписи «против».

— А что именно вам не нравится?

— Это очень неудачный проект. Быть может, он был бы вполне уместен где-нибудь на кладбище, но не на площади Свободы, не вблизи Старого города, которым мы все гордимся. Этот монумент высотой 28 метров будет подавлять все вокруг себя, в том числе и Старый город.

И потом — почему крест? Что, собственно, он символизирует? Это ведь фактически некая копия одного из орденов. Но можно ли орден превратить в огромный памятник?

Возможно, глава комиссии, принимавшей проект, епископ Андрес Пыдер рассчитывал, что подобный памятник в виде креста как-то приблизит эстонцев к церкви? Или, может быть, в церковных кругах были такие надежды? Но эстонцы в общем-то довольно равнодушны к религии. Число верующих среди эстонцев не превышает фактически 10%.

Кстати, и в самой комиссии, принимавшей проект, не было согласия, некоторые голосовали «против», но их мнение, насколько я понимаю, не принято во внимание.

Между прочим, один из тартуских университетских преподавателей, высказываясь в эстонской печати по поводу монумента, задался вопросом: почему молчит «Ночной дозор»? Почему хранит молчание посольство России? Он даже предположил, что когда монумент будет поставлен, тогда последуют обвинения в пропаганде нацистской или какой-нибудь иной идеи. Но сейчас, почему сейчас молчит русскоязычное население?

— А это не наш памятник. Он нам чужд. О чем же здесь говорить?

— Вот это-то и плохо. Монумент Свободы должен быть всеобщим. Мы ведь живем в многонациональной стране. Таллинн — мультикультурный город.

— А какой памятник вас бы устроил? Был ведь проект — Калевипоэг, выходящий из моря. Только он пал под грузом сиюминутных амбиций. А ведь он связан с эстонским эпосом, с ростом самосознания народа. Может быть, он бы подошел для эстонцев?

— Вряд ли. На мой взгляд, такой памятник не выражал бы, не символизировал нашу сложную, зачастую трагическую историю.

Вообще памятник, связанный с идеей свободы, с прошлым, настоящим и будущим народа, должен был бы представлять собой что-то святое для людей, он должен ощущаться как часть души…

— Как Бронзовый солдат, например, для русских…

— К тому же монумент должен был бы символизировать и тот факт, что мы в Европе, что Эстония — европейская страна, он все-таки должен соответствовать и европейскому пониманию ценностей.

— Так кому же ставить памятники? Похоже, что не только Эстония, но и другие новые государства ищут, создавая свою новую историю, новые идеалы, новых героев в своем прошлом. Президент Ющенко, например, предложил создать целый мемориальный комплекс в честь Конотопской битвы, о которой раньше никто ничего не знал. Надо ли это?

— Я думаю, что время парадов памятников все же прошло. А что касается того монумента Свободы, который собираются поставить в Таллинне, то я бы согласилась с теми, кто предлагает перенести сооружение памятника, связанного с идеей свободы, на 5-10 лет вперед. Мы еще не созрели для такого монумента. Мы еще не научились оценивать, интерпретировать свое прошлое. У нас пока еще нет таких сильных символов, которые отражали бы наш идентитет, характер государства. В самом деле, куда мы идем, каким будет наше государство? Что такое свобода в нашем общем понимании, в понимании всего народа Эстонии?

Если какой-то монумент с важной для нас идеей будет поставлен, то это должен быть объединяющий, а не разъединяющий памятник.

Но такой символ рождается только в широком обсуждении, когда к этому обсуждению привлекается большое количество народа.

У нас же все это делается пока без такого широкого, демократического обсуждения. Ведь и памятник в Лихула сняли тайно, под покровом темноты. Акция с этим солдатом, одетым в фашистскую форму, стоила премьерского кресла Юхану Партсу.

Бронзового солдата тоже сняли на рассвете, когда город еще спал, без всякого предупреждения.

— И никому это не стоило руководящего кресла…

— Страсти были накалены. Эстонские радикалы провоцировали ситуацию. Обстановка была, конечно, нелегкой. Хотя я лично думаю, что Солдат мог бы остаться на месте. И пусть бы туда ходили ветераны с цветами. Это не повредило бы нашему городу. Ведь есть же в Берлине Трептов-парк, там Солдат, освободивший Европу от фашизма, вознесен на большую высоту. Этот Солдат с девочкой на руках выглядит очень гуманно. И множество людей бывает на этом мемориальном кладбище. Ходят, тихо переговариваются, фотографируют. И берлинцев это не раздражает. И в самом деле, это то прошлое, которое надо знать…

Проект монумента Свободы в Таллинне тоже был принят, как мы видим, келейно. И все это, вместе взятое, показывает, что наша элита, правительственные круги не научились общаться с народом. Это говорит о том, что у нас еще нет настоящей политической культуры. Мы еще не знаем, как поступать в таких случаях, не ввергая в шок значительную часть населения.

Такие стихийные бунты, подобные тому, что был в Таллинне в «бронзовую ночь», возникают в странах, где недостаточно развита политическая культура, где не могут заранее найти компромиссы.

Многие в Эстонии считают, что экономика, если она будет развиваться, сама по себе приведет нас к демократии. Но демократия рождается там, где есть знания, где есть ценности, без которых она, демократия, невозможна. Это открытость, гласность, широкое обсуждение проблем с привлечением населения и т.д.

Хотя, конечно, и экономика должна развиваться, народ должен жить все лучше и лучше.

Американцы считают, что на каждого человека должно приходиться 15000 долларов дохода в год. Тогда человек может удовлетворить свои самые элементарные потребности: еда, одежда, плата за жилье. Тогда он может думать уже не только о себе и своей семье, не только о том, как добыть кусок хлеба, но и о том, какова окружающая жизнь, как выглядит город, в котором он живет, и т.д.

Мы здесь, в Эстонии, еще даже не достигли уровня, который в США, скажем, считается пределом, границей бедности. В Америке бедной считается семья, в которой доход на одного человека составляет 6500 долларов в год. Если у нас доход на одного члена семьи достигнет, скажем, 6600 долларов год, это будет означать, что по американским меркам мы только-только вылезаем из бедности. Мы зарабатываем фактически только 1/3 того, что считается нормальным в развитых, действительно демократических странах.

Людям, у которых низкие доходы, просто некогда, нет сил думать, размышлять о высоких материях. А пассивным народом легче управлять.

Хотя, надо сказать, какие-то первые признаки гражданского общества, новой культуры все-таки появляются.

— Вопреки всему?

— Да. Шесть тысяч человек поставили свои подписи в знак протеста против повышения зарплат в Рийгикогу. Семь с лишним тысяч проголосовали фактически против проекта монумента Свободы. Еще две тысячи выразили свой протест против строительства атомной электростанции. Это нарождающаяся активность.

— Но ведь эти цифры столь малы…

— Да, пока еще невелики. Но если весь народ будет придерживаться правила, что «это не мое дело», то с ним можно делать все, что угодно. Не надо-де дискутировать по острым моментам, не надо искать компромиссов с русским населением, потому как у нас нет таких традиций. Мы сами все знаем и сами все решим. Вот и будет власть решать за нас важнейшие для нас вопросы.

Упало доверие к правительству у русскоязычного населения. Люди после апрельских событий чувствуют себя униженными, ущемленными. А если, например, на площади Свободы будет поставлен такой монумент Свободы, как предполагается сейчас, будут, очевидно, разочарованы и многие эстонцы, я в том числе. Может быть, это не вопросы жизни и смерти, но все-таки достаточно важные для всех нас вещи.

Конечно, история, выражением которой являются памятники, это в определенном смысле всегда мифология. Но это дух народа. Мы постоянно ищем и, к сожалению, находим то, что нас разделяет. Но надо перестать идти по этому пути. Очень важно, чтобы разные группы населения участвовали в широком обсуждении важных вопросов, чтобы их позиция, их мнения учитывались. Тогда не будет противостояния.

— А вот, быть может, неожиданный вопрос… Знаю, что вы недавно вернулись из Грузии. Там, в Гори, до сих пор существует музей Сталина. Он есть, несмотря на все, что было сделано и делается по развенчанию фигуры Сталина. Почему?

— Я была в этом музее, видела, кстати, как много народу, местных, иностранцев и т.д., там бывает, разговаривала с разными людьми, задавая этот самый вопрос: почему?

И они говорили, что да, об ужасах репрессий забывать нельзя, это не должно повториться. Но все-таки Сталин — это исторический персонаж, сын грузинского народа, руководитель огромной страны, к тому же победившей фашизм. Это часть истории, которую нельзя отбросить за ненужностью.

— Что ж, понятно…

 

P.S. Социолог Ирис Петтай проводила семинары в Грузии, встречи с разными группами населения, знакомя их с тем, что сделано и делается у нас по преодолению насилия в семье. Но об этом — в следующих наших выпусках…

С Ирис Петтай, одним из ведущих эстонских социологов, беседу вела Нелли Кузнецова.

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!