А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Официальные названия таллиннских улиц были зафиксированы только во второй половине ХIХ столетия, но горожане так или иначе всегда именовали их по приметам, например, — “длинная”, “широкая”, “короткая”, по тому, что на этих улицах делали: “портновская”, “кузнечная”, “башмачная”, “извозчичья”; по расположенным на них храмам и монастырям. В ХIII веке современную улицу Вене называли Монастырской.

В 1996 году на карте Таллинна появилась новая улица - Катарина кяйк. Новая, потому что в качестве улицы она никогда не существовала, и древняя, так как она была всегда.

В 1996 году на карте Таллинна появилась новая улица — Катарина кяйк. Новая, потому что в качестве улицы она никогда не существовала, и древняя, так как она была всегда.

Пытливый дух апостола Фомы,
Воскресшему сказавший:
“Не поверю,
Покамест пальцев в раны
не вложу”.
М.Волошин

Не случайно именно здесь монахи разных монашеских орденов облюбовали место для своих владений. Эта улица за пределами городских валов — первая крепостная стена располагалась западнее — была одной из важнейших дорог от морской гавани к рынкам, всегда многолюдной, что весьма подходило для деятельности монастырей, и особенно братьев-проповедников Доминиканского ордена.

Богатство “нищенствующего” ордена

Доминиканцы — главная опора папства в борьбе с еретиками, создатели инквизиции, энергичные распространители веры христовой, свет которой, окрашенный зачастую в багровые тона, несли они в самые дальние и глухие уголки средневековой Европы.

Легенда гласит, что в ночь перед рождением будущего основателя ордена Доминика Гузмана его мать увидела во сне собаку с горящим факелом в зубах. Во всей своей деятельности орден придерживался этих символов: верность и беспощадность злой собаки и горящий свет веры. Придавая особое значение контролю за душами и знаниями людей, доминиканцы создали собственные учебные заведения, в их руках оказались многие университеты Европы. Доминиканскими монахами были известные ученые Средневековья Альберт Великий и Фома Аквинский. Не случайно Ревельский Доминиканский монастырь избрал своим патроном святую Екатерину — покровительницу философов. И первая школа в Нижнем городе была при этом монастыре.

Созданный при папе Иннокентии III в 1215 году орден получил право повсеместной проповеднической деятельности, и спустя всего двенадцать лет, в 1227 году несколько монахов-доминиканцев во главе с приором Даниэлем пришли в Ревель (ставший спустя без малого 800 лет Таллинном) и основали на Тоомпеа свою обитель. Междоусобная борьба датчан, покровительствовавших доминиканцам, и рыцарей-меченосцев изгнала монахов и их покровителей из города. Спустя несколько лет по настоянию Святого престола Северная Эстония и Ревель вернулись под власть датской короны, и в 1246 году доминиканцы вновь появились в городе во главе все с тем же Даниэлем. Выбрали удобное место и выделили доминиканцам обширный участок между восточным валом и морем.

В течение столетий на этом месте был создан мощный комплекс зданий. Века, наполненные событиями, многое изменили и уничтожили, но за строем позднейших домов на восточной стороне улицы Вене укрылись остатки некогда крупнейшего в Эстонии монастыря.

Как и все подобные обители доминиканцев, он состоял из жилых и подсобных помещений, залов: капитула, библиотеки, спальни и столовой, расположенных по сторонам открытого прямоугольного двора с северной стороны церкви, множества амбаров и вспомогательных строений.

Церковь святой Екатерины была одной из крупнейших не только в Ревеле, но и в Северной Европе. К остаткам этого храма мы пройдем по романтичному переулку, названному недавно также именем Екатерины, протянувшемуся вдоль южной стены церкви.

Простыми и скромными были вначале монастырские здания, но по мере роста богатства этого “нищенствующего” ордена в убранстве церкви появляются картины, скульптуры, витражи, красивые порталы. Два из них сохранились, несмотря ни на что. Стоя перед западным фасадом бывшей церкви, можно внимательно их рассмотреть. И они могут рассказать о себе и времени.

“Домини-канос”

В сентябре 1524 года в Ревеле началась реформация католической церкви, в ходе которой последователи Мартина Лютера протестанты-иконоборцы разгромили несколько ревельских храмов. Еще до их прихода доминиканские монахи успели припрятать ценности обители, а сами бежали из города. Впрочем, монастырские реликвии и спрятанные в бочках книги впоследствии нашли, но сам монастырь навсегда прекратил свое существование. Через семь лет, летом 1531 года, здания монастыря по неизвестной причине сгорели. В течение столетий сохранившиеся каменные стены и помещения использовали для всяких целей, их разрушали непогода и люди, перестраивали и в конце концов разместили в развалинах сначала арсенал, потом — школу, католическую церковь и склады. Но два древних портала судьба сохранила с XIII-XIV веков до нашего времени.

Главный портал, созданный примерно в 1360 году, по совершенству форм и пластичности не имеет равных в городе. Невысокие устои с канелюрами (вертикальные желобки на колоннах и пилястрах), фриз из сплетенных виноградных лоз — символ Христа и трилистника — символ Троицы (три лица Бога: Бога-отца, Бога-сына и Бога-духа святого), пышный импост (от латинского “импоно” — «возлагаю», в архитектуре горизонтальная деталь над столбами, служащая опорой для арки) с аллегорическим рельефом. Слева вырезанные на нем силуэты собак. Орден носит имя своего основателя святого Доминика. Но словосочетание “домини-канос” можно перевести как “божьи псы”. Игра слов, случайное совпадение? А может быть, и не игра, а имя “Божьего пса” принял монах-фанатик Гузман, подлинное имя которого история не сохранила.

Вернемся к порталу. Справа на импосте изображены лев и три дракона, в клюве каждого — змея. Дракон в средние века — хранитель символа богатства и власти, а змея — символ дьявола, а значит — ереси. Все вместе символизирует победу добра над злом, христианства над язычеством.

Вот как много символов, хотя не все они расшифрованы, да и не все сохранились. Портал южного нефа, по-видимому, старше. Он скромнее, но и на нем есть символические рельефы. Голубь — дух святой, а пальмовые листья — эмблема святой Екатерины, покровительницы монастыря. К сожалению, состояние этих ценнейших памятников камнерезного искусства ревельских мастеров требует реставрации.

Лишь слову жизнь дана

В 1874 году местный купец Кох решил перестроить развалины церкви под склад. При расчистке пола нашли надгробные плиты похороненных под полом церкви ревельских бюргеров. Любители старины, комендант города Вольдемар Зальц и богатый предприниматель Жирар де Сукантон купили у Коха часть сохранившихся плит и украсили свои имения. В парке Рокка-аль-Маре Сукантон устроил наподобие римской “Виа Аппиа” дорогу, ведущую от виллы к берегу залива, по обеим сторонам которой были установлены вертикальные плиты из Доминиканского монастыря. В ходе боев последней войны некоторые из плит пострадали, а те, что сохранились, вернули во двор церкви святой Екатерины и прикрепили к южной стене.

Русский поэт Иван Бунин писал: “Молчат гробницы, мумии и кости,/ Лишь слову жизнь дана,/ Из тьмы веков на мировом погосте/ Звучат лишь письмена…”

Надписи, рисунки, символы, вырезанные на этих каменных плитах, полустерты. Тысячи тысяч ног, время, незнание уничтожали их в течение столетий. И все-таки то немногое, что сохранилось, рассказывает о людях, живших в городе сотни лет назад. Здесь плиты, под которыми лежали ратманы, богатые купцы, члены Большой гильдии, братья черноголовые. Но, пожалуй, самая интересная плита, под которой была похоронена в 1381 году вдова бургомистра Кунигунда Шотельмунд (первая от угла здания церкви). Это старейшее из дошедших до нас изображение женщины в камнерезном искусстве Ревеля (Таллинна).

Тонкая контурная линия только обозначает силуэт, легкий и изящный. Длинный капюшон и накидка. У ног две собаки. Может быть, это символ доминиканцев, которые приняли Кунигунду более 625 лет назад под свою защиту, а, возможно, просто символ верности, которой всегда отличались собаки.

Между помещениями, построенными еще в древности, и южной внешней стеной монастыря протянулся узкий проход, перекинутый несколькими арками. На первый взгляд они кажутся древними и вместе с плитняковыми стенами создают необычайно романтичный уголок Старого города. Однако эти арки появились не так давно, их сделали из бетона для укрепления стен. Еще несколько лет назад здесь были настоящие задворки. В 1996 году на карте Таллинна появилась новая улица — Катарина кяйк. Новая, потому что в качестве улицы она никогда не существовала, и древняя, так как она была всегда.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!