А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Говорят так:
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1318 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Общаясь с художником-витражистом Андреем Лобановым, понимаешь, что слова «мой Таллинн» значат порой гораздо больше того, что мы привычно в них вкладываем. В данном случае уместнее говорить о «лобановском Таллинне» — именно Андрею Таллинн обязан многими витражами, придающими Старому городу особую средневековую загадочность.

Андрей Лобанов — коренной таллиннец, он родился в Пирита, где и прошли его первые детские годы. В шестидесятых Пирита был не густонаселенным районом, а практически отдельным пригородом.
А уж лучшего места, чем Пирита, для мальчишеских забав и придумать нельзя: не только речка и лес, но и загадочные древние развалины. «Основное время мы проводили в монастыре Биргитты. Тогда это были просто развалины, их никто не охранял. Мальчишкам всегда было интересно лазать по ним, совершать для себя открытия. Наверное, тогда я и полюбил этот монастырь», — рассказывает Андрей Лобанов.
По его словам, он полюбил места, где прошло его детство, на всю жизнь: «Когда я стал взрослым, вернулся в родной район Пирита. Есть места, как благодать, в которые хочется возвращаться, которые тебя просветляют. Надо побродить под деревьями, которые уже тогда были большими, погулять у знакомых домов, встретиться с близкими людьми. Из тех, кого я знал, мало кто остался там жить до сих пор».

Город с налетом богемности
Андрей Лобанов скучает по бурной творческой жизни Старого города, где искусство было буквально на расстоянии вытянутой руки, а не пряталось по немногочисленным галереям: «Таллинн еще совсем недавно был городом художников, музыкантов, других творческих людей. Я прекрасно помню времена, когда на улицах сидели художники, которые писали этюды и портреты. В основном, они сидели на Вышгороде. Дворик перед Девичьей башней был традиционным местом их сбора, там кипела работа, там же продавались батики и работы живописцев и графиков. Еще постоянно проводились выставки, — два раза в год их устраивал Союз художников. Люди, приходя на выставки, знали имена авторов, смотрели, что тот или иной художник сделал со времени прошлой выставки.
«Это был город с налетом романтики, где постоянно происходило что-то необычное, постоянно снимались какие-то фильмы», — говорит Лобанов. С юности он помнит и ставшую легендарной культуру городских кафе: «В семь часов утра в Старом городе старушки с вуалями стояли в очереди, чтобы выпить чашечку кофе. Смысл этого, конечно, был не в самом кофе, а в той особой культуре общения. Были замечательные кафе — «Pärl», «Maiasmokk», «Viru»… Это была настоящая, своеобразная, культура».
Позже, уже став самостоятельным художником, Андрей Лобанов старался быть поближе к творческой жизни города, которой, по его словам, ему очень недостает в сегодняшнем Таллинне: «У меня сначала была мастерская на Вышгороде, помню, там постоянно одна компания играла на гармошке какие-то матросские песни — такие, что душу разрывало. В других местах играли на флейте, еще на чем-то — была музыка на любого сушателя. Кипящая творческая жизнь на улицах дает то невероятное и неповторимое состояние живого города. Мне кажется, сейчас вернуть это настроение можно, только если устроить бесконечные Дни Старого города».

Витраж и собственное «я»
Создавая витражи для церквей, Андрей Лобанов всегда испытывал робость и ответственность перед многими поколениями: «В церковной ситуации всегда чувствуешь себя первоклассником, который совсем ничего не умеет. Без этого опасения там работать нельзя, ты входишь работать в церковь чистым младенцем, который учится и все начинает с нуля. Очень важно устранить свое «я» и впитывать традиции и мудрость».
В качестве дипломной работы в институте Лобанов делал витражи для Никольской церкви в Старом городе. «Это был целый кусочек жизни», — говорит Лобанов. Первые окна для церкви он сделал перед 1990 годом, потом — Деисус (изображения Спасителя, Богоматери и Предтечи), потом алтарное окно с изображением Вознесения (его можно увидеть, когда открываются алтарные врата). Затем Лобанов четыре года работал над эскизами, искал спонсоров, изучал каноны — и, наконец, к 1996 году были готовы 12 барабанных окон под потолком храма с изображением 12 апостолов.
Работал Андрей Лобанов и над реставрацией витражей в соборе Александра Невского. Одна из его недавних работ — витражи и фрески церкви Иоанна Предтечи в Нымме, которая много значит в новой истории православия в Эстонии и не только. Церковь была сооружена на пожертвования армии Юденича, проектировал ее архитектор Голубков.
Витражи и фрески Андрея Лобанова можно увидеть во многих местах Таллинна, всей Эстонии, и не только: витражные окна и фрески в церквях, витражное окно над входом Русского театра, роспись стен в ресторане «Controvento», и варварски разрезанный впоследствии витраж паба «Hell Hunt», витражи конторы Saurix Petroleum в Таллинне, оформ­ление частных домов, витражи для Госкино в Москве и офиса «Лукойла» в Сибири…
Художник стремится создавать новое, никогда не повторяясь, и принимает любые творческие вызовы. «Подняться над собой — это сверхзадача, — говорит Лобанов. — К этому и стремлюсь, конечно».

* * *
Андрей Лобанов

Родился в 1962 году в Таллинне.
Окончил Таллиннский политехниче­ский институт, затем, в 1990 г., ­­— Таллиннский художественный институт по специальности «монументальная живопись».
В данный момент работает над мозаиками для Александровского собора в Нарве.

* * *

1988 — витраж в ризнице церкви Олевисте в Таллинне.
1989 — алтарное окно церкви Киви-Вигала.
1990-1996 — алтарные окна и купол Никольской церкви.
1993-1994 — паб «Hell Hunt» в Таллинне, витражи (оконный витраж не сохранился).
1993 — ресторан «Controvento» в Таллинне, фрески.
1995 — Новоапостольская церковь в Тарту, витражи.
1997 — посольство России в Таллинне, витражи.
1999 — церковь Пёйде на Сааремаа, два витражных окна.
2002 — посольство Австрии в Таллинне. Витражи.
2002 — собор Александра Невского в Таллинне. Витражи.
2005 — витраж Русского театра в Таллинне.

«Столица»

Анастасия Беличко-Попович











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!