А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Общаясь с художником-витражистом Андреем Лобановым, понимаешь, что слова «мой Таллинн» значат порой гораздо больше того, что мы привычно в них вкладываем. В данном случае уместнее говорить о «лобановском Таллинне» — именно Андрею Таллинн обязан многими витражами, придающими Старому городу особую средневековую загадочность.

Андрей Лобанов — коренной таллиннец, он родился в Пирита, где и прошли его первые детские годы. В шестидесятых Пирита был не густонаселенным районом, а практически отдельным пригородом.
А уж лучшего места, чем Пирита, для мальчишеских забав и придумать нельзя: не только речка и лес, но и загадочные древние развалины. «Основное время мы проводили в монастыре Биргитты. Тогда это были просто развалины, их никто не охранял. Мальчишкам всегда было интересно лазать по ним, совершать для себя открытия. Наверное, тогда я и полюбил этот монастырь», — рассказывает Андрей Лобанов.
По его словам, он полюбил места, где прошло его детство, на всю жизнь: «Когда я стал взрослым, вернулся в родной район Пирита. Есть места, как благодать, в которые хочется возвращаться, которые тебя просветляют. Надо побродить под деревьями, которые уже тогда были большими, погулять у знакомых домов, встретиться с близкими людьми. Из тех, кого я знал, мало кто остался там жить до сих пор».

Город с налетом богемности
Андрей Лобанов скучает по бурной творческой жизни Старого города, где искусство было буквально на расстоянии вытянутой руки, а не пряталось по немногочисленным галереям: «Таллинн еще совсем недавно был городом художников, музыкантов, других творческих людей. Я прекрасно помню времена, когда на улицах сидели художники, которые писали этюды и портреты. В основном, они сидели на Вышгороде. Дворик перед Девичьей башней был традиционным местом их сбора, там кипела работа, там же продавались батики и работы живописцев и графиков. Еще постоянно проводились выставки, — два раза в год их устраивал Союз художников. Люди, приходя на выставки, знали имена авторов, смотрели, что тот или иной художник сделал со времени прошлой выставки.
«Это был город с налетом романтики, где постоянно происходило что-то необычное, постоянно снимались какие-то фильмы», — говорит Лобанов. С юности он помнит и ставшую легендарной культуру городских кафе: «В семь часов утра в Старом городе старушки с вуалями стояли в очереди, чтобы выпить чашечку кофе. Смысл этого, конечно, был не в самом кофе, а в той особой культуре общения. Были замечательные кафе — «Pärl», «Maiasmokk», «Viru»… Это была настоящая, своеобразная, культура».
Позже, уже став самостоятельным художником, Андрей Лобанов старался быть поближе к творческой жизни города, которой, по его словам, ему очень недостает в сегодняшнем Таллинне: «У меня сначала была мастерская на Вышгороде, помню, там постоянно одна компания играла на гармошке какие-то матросские песни — такие, что душу разрывало. В других местах играли на флейте, еще на чем-то — была музыка на любого сушателя. Кипящая творческая жизнь на улицах дает то невероятное и неповторимое состояние живого города. Мне кажется, сейчас вернуть это настроение можно, только если устроить бесконечные Дни Старого города».

Витраж и собственное «я»
Создавая витражи для церквей, Андрей Лобанов всегда испытывал робость и ответственность перед многими поколениями: «В церковной ситуации всегда чувствуешь себя первоклассником, который совсем ничего не умеет. Без этого опасения там работать нельзя, ты входишь работать в церковь чистым младенцем, который учится и все начинает с нуля. Очень важно устранить свое «я» и впитывать традиции и мудрость».
В качестве дипломной работы в институте Лобанов делал витражи для Никольской церкви в Старом городе. «Это был целый кусочек жизни», — говорит Лобанов. Первые окна для церкви он сделал перед 1990 годом, потом — Деисус (изображения Спасителя, Богоматери и Предтечи), потом алтарное окно с изображением Вознесения (его можно увидеть, когда открываются алтарные врата). Затем Лобанов четыре года работал над эскизами, искал спонсоров, изучал каноны — и, наконец, к 1996 году были готовы 12 барабанных окон под потолком храма с изображением 12 апостолов.
Работал Андрей Лобанов и над реставрацией витражей в соборе Александра Невского. Одна из его недавних работ — витражи и фрески церкви Иоанна Предтечи в Нымме, которая много значит в новой истории православия в Эстонии и не только. Церковь была сооружена на пожертвования армии Юденича, проектировал ее архитектор Голубков.
Витражи и фрески Андрея Лобанова можно увидеть во многих местах Таллинна, всей Эстонии, и не только: витражные окна и фрески в церквях, витражное окно над входом Русского театра, роспись стен в ресторане «Controvento», и варварски разрезанный впоследствии витраж паба «Hell Hunt», витражи конторы Saurix Petroleum в Таллинне, оформ­ление частных домов, витражи для Госкино в Москве и офиса «Лукойла» в Сибири…
Художник стремится создавать новое, никогда не повторяясь, и принимает любые творческие вызовы. «Подняться над собой — это сверхзадача, — говорит Лобанов. — К этому и стремлюсь, конечно».

* * *
Андрей Лобанов

Родился в 1962 году в Таллинне.
Окончил Таллиннский политехниче­ский институт, затем, в 1990 г., ­­— Таллиннский художественный институт по специальности «монументальная живопись».
В данный момент работает над мозаиками для Александровского собора в Нарве.

* * *

1988 — витраж в ризнице церкви Олевисте в Таллинне.
1989 — алтарное окно церкви Киви-Вигала.
1990-1996 — алтарные окна и купол Никольской церкви.
1993-1994 — паб «Hell Hunt» в Таллинне, витражи (оконный витраж не сохранился).
1993 — ресторан «Controvento» в Таллинне, фрески.
1995 — Новоапостольская церковь в Тарту, витражи.
1997 — посольство России в Таллинне, витражи.
1999 — церковь Пёйде на Сааремаа, два витражных окна.
2002 — посольство Австрии в Таллинне. Витражи.
2002 — собор Александра Невского в Таллинне. Витражи.
2005 — витраж Русского театра в Таллинне.

«Столица»

Анастасия Беличко-Попович











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!