А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Общаясь с художником-витражистом Андреем Лобановым, понимаешь, что слова «мой Таллинн» значат порой гораздо больше того, что мы привычно в них вкладываем. В данном случае уместнее говорить о «лобановском Таллинне» — именно Андрею Таллинн обязан многими витражами, придающими Старому городу особую средневековую загадочность.

Андрей Лобанов — коренной таллиннец, он родился в Пирита, где и прошли его первые детские годы. В шестидесятых Пирита был не густонаселенным районом, а практически отдельным пригородом.
А уж лучшего места, чем Пирита, для мальчишеских забав и придумать нельзя: не только речка и лес, но и загадочные древние развалины. «Основное время мы проводили в монастыре Биргитты. Тогда это были просто развалины, их никто не охранял. Мальчишкам всегда было интересно лазать по ним, совершать для себя открытия. Наверное, тогда я и полюбил этот монастырь», — рассказывает Андрей Лобанов.
По его словам, он полюбил места, где прошло его детство, на всю жизнь: «Когда я стал взрослым, вернулся в родной район Пирита. Есть места, как благодать, в которые хочется возвращаться, которые тебя просветляют. Надо побродить под деревьями, которые уже тогда были большими, погулять у знакомых домов, встретиться с близкими людьми. Из тех, кого я знал, мало кто остался там жить до сих пор».

Город с налетом богемности
Андрей Лобанов скучает по бурной творческой жизни Старого города, где искусство было буквально на расстоянии вытянутой руки, а не пряталось по немногочисленным галереям: «Таллинн еще совсем недавно был городом художников, музыкантов, других творческих людей. Я прекрасно помню времена, когда на улицах сидели художники, которые писали этюды и портреты. В основном, они сидели на Вышгороде. Дворик перед Девичьей башней был традиционным местом их сбора, там кипела работа, там же продавались батики и работы живописцев и графиков. Еще постоянно проводились выставки, — два раза в год их устраивал Союз художников. Люди, приходя на выставки, знали имена авторов, смотрели, что тот или иной художник сделал со времени прошлой выставки.
«Это был город с налетом романтики, где постоянно происходило что-то необычное, постоянно снимались какие-то фильмы», — говорит Лобанов. С юности он помнит и ставшую легендарной культуру городских кафе: «В семь часов утра в Старом городе старушки с вуалями стояли в очереди, чтобы выпить чашечку кофе. Смысл этого, конечно, был не в самом кофе, а в той особой культуре общения. Были замечательные кафе — «Pärl», «Maiasmokk», «Viru»… Это была настоящая, своеобразная, культура».
Позже, уже став самостоятельным художником, Андрей Лобанов старался быть поближе к творческой жизни города, которой, по его словам, ему очень недостает в сегодняшнем Таллинне: «У меня сначала была мастерская на Вышгороде, помню, там постоянно одна компания играла на гармошке какие-то матросские песни — такие, что душу разрывало. В других местах играли на флейте, еще на чем-то — была музыка на любого сушателя. Кипящая творческая жизнь на улицах дает то невероятное и неповторимое состояние живого города. Мне кажется, сейчас вернуть это настроение можно, только если устроить бесконечные Дни Старого города».

Витраж и собственное «я»
Создавая витражи для церквей, Андрей Лобанов всегда испытывал робость и ответственность перед многими поколениями: «В церковной ситуации всегда чувствуешь себя первоклассником, который совсем ничего не умеет. Без этого опасения там работать нельзя, ты входишь работать в церковь чистым младенцем, который учится и все начинает с нуля. Очень важно устранить свое «я» и впитывать традиции и мудрость».
В качестве дипломной работы в институте Лобанов делал витражи для Никольской церкви в Старом городе. «Это был целый кусочек жизни», — говорит Лобанов. Первые окна для церкви он сделал перед 1990 годом, потом — Деисус (изображения Спасителя, Богоматери и Предтечи), потом алтарное окно с изображением Вознесения (его можно увидеть, когда открываются алтарные врата). Затем Лобанов четыре года работал над эскизами, искал спонсоров, изучал каноны — и, наконец, к 1996 году были готовы 12 барабанных окон под потолком храма с изображением 12 апостолов.
Работал Андрей Лобанов и над реставрацией витражей в соборе Александра Невского. Одна из его недавних работ — витражи и фрески церкви Иоанна Предтечи в Нымме, которая много значит в новой истории православия в Эстонии и не только. Церковь была сооружена на пожертвования армии Юденича, проектировал ее архитектор Голубков.
Витражи и фрески Андрея Лобанова можно увидеть во многих местах Таллинна, всей Эстонии, и не только: витражные окна и фрески в церквях, витражное окно над входом Русского театра, роспись стен в ресторане «Controvento», и варварски разрезанный впоследствии витраж паба «Hell Hunt», витражи конторы Saurix Petroleum в Таллинне, оформ­ление частных домов, витражи для Госкино в Москве и офиса «Лукойла» в Сибири…
Художник стремится создавать новое, никогда не повторяясь, и принимает любые творческие вызовы. «Подняться над собой — это сверхзадача, — говорит Лобанов. — К этому и стремлюсь, конечно».

* * *
Андрей Лобанов

Родился в 1962 году в Таллинне.
Окончил Таллиннский политехниче­ский институт, затем, в 1990 г., ­­— Таллиннский художественный институт по специальности «монументальная живопись».
В данный момент работает над мозаиками для Александровского собора в Нарве.

* * *

1988 — витраж в ризнице церкви Олевисте в Таллинне.
1989 — алтарное окно церкви Киви-Вигала.
1990-1996 — алтарные окна и купол Никольской церкви.
1993-1994 — паб «Hell Hunt» в Таллинне, витражи (оконный витраж не сохранился).
1993 — ресторан «Controvento» в Таллинне, фрески.
1995 — Новоапостольская церковь в Тарту, витражи.
1997 — посольство России в Таллинне, витражи.
1999 — церковь Пёйде на Сааремаа, два витражных окна.
2002 — посольство Австрии в Таллинне. Витражи.
2002 — собор Александра Невского в Таллинне. Витражи.
2005 — витраж Русского театра в Таллинне.

«Столица»

Анастасия Беличко-Попович











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!