А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Общаясь с художником-витражистом Андреем Лобановым, понимаешь, что слова «мой Таллинн» значат порой гораздо больше того, что мы привычно в них вкладываем. В данном случае уместнее говорить о «лобановском Таллинне» — именно Андрею Таллинн обязан многими витражами, придающими Старому городу особую средневековую загадочность.

Андрей Лобанов — коренной таллиннец, он родился в Пирита, где и прошли его первые детские годы. В шестидесятых Пирита был не густонаселенным районом, а практически отдельным пригородом.
А уж лучшего места, чем Пирита, для мальчишеских забав и придумать нельзя: не только речка и лес, но и загадочные древние развалины. «Основное время мы проводили в монастыре Биргитты. Тогда это были просто развалины, их никто не охранял. Мальчишкам всегда было интересно лазать по ним, совершать для себя открытия. Наверное, тогда я и полюбил этот монастырь», — рассказывает Андрей Лобанов.
По его словам, он полюбил места, где прошло его детство, на всю жизнь: «Когда я стал взрослым, вернулся в родной район Пирита. Есть места, как благодать, в которые хочется возвращаться, которые тебя просветляют. Надо побродить под деревьями, которые уже тогда были большими, погулять у знакомых домов, встретиться с близкими людьми. Из тех, кого я знал, мало кто остался там жить до сих пор».

Город с налетом богемности
Андрей Лобанов скучает по бурной творческой жизни Старого города, где искусство было буквально на расстоянии вытянутой руки, а не пряталось по немногочисленным галереям: «Таллинн еще совсем недавно был городом художников, музыкантов, других творческих людей. Я прекрасно помню времена, когда на улицах сидели художники, которые писали этюды и портреты. В основном, они сидели на Вышгороде. Дворик перед Девичьей башней был традиционным местом их сбора, там кипела работа, там же продавались батики и работы живописцев и графиков. Еще постоянно проводились выставки, — два раза в год их устраивал Союз художников. Люди, приходя на выставки, знали имена авторов, смотрели, что тот или иной художник сделал со времени прошлой выставки.
«Это был город с налетом романтики, где постоянно происходило что-то необычное, постоянно снимались какие-то фильмы», — говорит Лобанов. С юности он помнит и ставшую легендарной культуру городских кафе: «В семь часов утра в Старом городе старушки с вуалями стояли в очереди, чтобы выпить чашечку кофе. Смысл этого, конечно, был не в самом кофе, а в той особой культуре общения. Были замечательные кафе — «Pärl», «Maiasmokk», «Viru»… Это была настоящая, своеобразная, культура».
Позже, уже став самостоятельным художником, Андрей Лобанов старался быть поближе к творческой жизни города, которой, по его словам, ему очень недостает в сегодняшнем Таллинне: «У меня сначала была мастерская на Вышгороде, помню, там постоянно одна компания играла на гармошке какие-то матросские песни — такие, что душу разрывало. В других местах играли на флейте, еще на чем-то — была музыка на любого сушателя. Кипящая творческая жизнь на улицах дает то невероятное и неповторимое состояние живого города. Мне кажется, сейчас вернуть это настроение можно, только если устроить бесконечные Дни Старого города».

Витраж и собственное «я»
Создавая витражи для церквей, Андрей Лобанов всегда испытывал робость и ответственность перед многими поколениями: «В церковной ситуации всегда чувствуешь себя первоклассником, который совсем ничего не умеет. Без этого опасения там работать нельзя, ты входишь работать в церковь чистым младенцем, который учится и все начинает с нуля. Очень важно устранить свое «я» и впитывать традиции и мудрость».
В качестве дипломной работы в институте Лобанов делал витражи для Никольской церкви в Старом городе. «Это был целый кусочек жизни», — говорит Лобанов. Первые окна для церкви он сделал перед 1990 годом, потом — Деисус (изображения Спасителя, Богоматери и Предтечи), потом алтарное окно с изображением Вознесения (его можно увидеть, когда открываются алтарные врата). Затем Лобанов четыре года работал над эскизами, искал спонсоров, изучал каноны — и, наконец, к 1996 году были готовы 12 барабанных окон под потолком храма с изображением 12 апостолов.
Работал Андрей Лобанов и над реставрацией витражей в соборе Александра Невского. Одна из его недавних работ — витражи и фрески церкви Иоанна Предтечи в Нымме, которая много значит в новой истории православия в Эстонии и не только. Церковь была сооружена на пожертвования армии Юденича, проектировал ее архитектор Голубков.
Витражи и фрески Андрея Лобанова можно увидеть во многих местах Таллинна, всей Эстонии, и не только: витражные окна и фрески в церквях, витражное окно над входом Русского театра, роспись стен в ресторане «Controvento», и варварски разрезанный впоследствии витраж паба «Hell Hunt», витражи конторы Saurix Petroleum в Таллинне, оформ­ление частных домов, витражи для Госкино в Москве и офиса «Лукойла» в Сибири…
Художник стремится создавать новое, никогда не повторяясь, и принимает любые творческие вызовы. «Подняться над собой — это сверхзадача, — говорит Лобанов. — К этому и стремлюсь, конечно».

* * *
Андрей Лобанов

Родился в 1962 году в Таллинне.
Окончил Таллиннский политехниче­ский институт, затем, в 1990 г., ­­— Таллиннский художественный институт по специальности «монументальная живопись».
В данный момент работает над мозаиками для Александровского собора в Нарве.

* * *

1988 — витраж в ризнице церкви Олевисте в Таллинне.
1989 — алтарное окно церкви Киви-Вигала.
1990-1996 — алтарные окна и купол Никольской церкви.
1993-1994 — паб «Hell Hunt» в Таллинне, витражи (оконный витраж не сохранился).
1993 — ресторан «Controvento» в Таллинне, фрески.
1995 — Новоапостольская церковь в Тарту, витражи.
1997 — посольство России в Таллинне, витражи.
1999 — церковь Пёйде на Сааремаа, два витражных окна.
2002 — посольство Австрии в Таллинне. Витражи.
2002 — собор Александра Невского в Таллинне. Витражи.
2005 — витраж Русского театра в Таллинне.

«Столица»

Анастасия Беличко-Попович











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!