А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина
Говорят так:
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

“Я остановился в SALON, — рассказывает А.П.Милюков в очерке о “Поездке в Ревель”. — Это лучшее место для приезжих: в гостинице номера, в общей зале — табльдот (обеденный стол с общим меню — ЛЛ. и далее), Катериненталь в двух шагах, а у подъезда омнибусы (многоместные конные экипажи), которые беспрестанно ходят в город…

Все спит. Над тесным переулком,81
Как речка, блещут небеса,
Умолк на перекрестке гулком
Далекий грохот колеса.

Афанасий Фет

“Похожим на немецкую кухню…”

Меня заранее напугали теснотою и дурным запахом ревельских улиц — и я поехал в город с предубеждением. Но я был приятно разочарован. Эти узкие улицы, застроенные высокими старинными домами, придают городу особый характер, оригинальный и привлекательный для приезжего. Народа здесь немного, но он не теряется, как на столичных площадях, и оттого небольшие тесные улицы кажутся шумными, многолюдными. Они порядочно вымощены: на иных есть даже тротуары, узенькие, как ленточки. На всяком шагу деятельность и движение, а они-то и составляют настоящую жизнь городов. Правда, езды не много; но вместо стукотни экипажей везде слышны фортепьяно, и из каждого дома несутся звуки старинных немецких вальсов. Дурного запаха я вовсе не заметил, потому что по всем улицам сильно пахнет пивом и жженым кофе; если разложить химически ревельский воздух — я уверен, что в нем не окажется других составных частей. Словом, Ревель покажется мне с первого взгляда похожим на немецкую кухню, в которой распорядительная хозяйка, несмотря на тесноту помещения, умело расположится не только удобно и чистоплотно, но даже приятно для глаз. Недаром одна из городских башен носит название Кик-ин-де-Кёк…”

Нет сомнения, что в первый же день Милюков отправился в город. Миновал Петербургский тракт, подъехал на омнибусе к форштадту (предмостью) и, минуя ворота через земляной вал, вышел на короткую, не более ста метров, Нарвскую улицу (Глиняную, ныне Виру).

Начиная с 1834 года, когда был опубликован первый путеводитель по Ревелю, и до нашего времени многочисленные путеводители города очень редко и то мимоходом упоминают об истории и архитектуре современной улицы Виру, да и сегодня ничем, кроме своего местоположения, не выделяется она среди других улиц Старого города. Здесь нет каких-то необычных, уникальных зданий, памятников, театров, ресторанов, кафе… И все-таки Виру — самая оживленная улица Таллинна по количеству пешеходов на квадратный метр тротуаров и мостовых. Почти каждый турист, ступая на ее брусчатку, хватается за фото-, кино-, телекамеру, наконец, мобильный телефон.

А в наши дни улица Виру заполнена гостями города, которые, проходя между двумя предмостными башнями некогда мощных крепостных ворот, спешат запечатлеть виднеющуюся в конце улицы башню Ратуши и шпиль с флюгером Старый Тоомас.

“С разбросанными в шахмат окнами”

Еще в конце 1820 года побывал в Ревеле русский писатель Александр Бестужев и написал книгу о поездке в этот город: “…улицы кружатся, переплетаются, выходят друг из друга, ни самой себе не следуют, под высокими пирамидальными кровлями, с разбросанными в шахмат окнами… дома сложены из известняка и мох их лежит на трещинах”.

Сохранилась акварель неизвестного художника того времени, на которой улицу Виру можно узнать только по видимой в ее глубине башне и шпилю Ратуши. Как она не похожа на современную Виру, освещенную витринами и вспышками огней разноцветных реклам.

Почти два столетия назад улица Виру была застроена жилыми домами ревельских бюргеров (нем. bьrger — горожанин). Островерхие черепичные крыши с “разбросанными в шахмат окнами”, — как писал Бестужев. Товарные люки и блоки для подъема грузов. Каменные крылечки и пристройки у входов в подвалы; плохо замощенная улица, которую называли Глиняной, так как за крепостными воротами в течение столетий добывали глину, и это ее название одно из старейших, известное с XIV века. В будни тихая улица оживлялась только в базарные дни, когда по ней везли на рыночную площадь у Ратуши продукты и товары (вначале просто Mаrkt — рынок; потом называли рынок: Новый, Большой, Немецкий, Шведский).

К середине ХIХ столетия, когда снесли Глиняные (Вируские) ворота, жизнь улицы стала меняться. Сначала исчезли каменные крылечки-предпорожья и пристройки у входов в подвалы, потом и сами дома стали менять свой средневековый облик. В 1833 году ревельский художник Теодор Галахер запечатлел остатки крепостных ворот, видны дома на углу улицы Мюйривахе, впоследствии перестроенные, а в ходе Второй мировой войны разрушенные. На другой старой гравюре на углу улиц Глиняной и Вене несколько зданий, одно из них похоже на склад, другое с фасадом, прорезанным тремя неглубокими стрельчатыми нишами. В 1881 году эти здания купил ревельский купец Демин и на их месте построил по проекту архитектора Рудольфа Кнюпфера угловой многоэтажный дом. Сам Демин — потомок состоявшего на службе в Петербурге итальянского строительного мастера по фамилии, возможно, Демини. Во всяком случае, впоследствии этот переселившийся в Ревель потомок, отбросив окончание “и”, стал богатым русским купцом, основавшим здесь торговлю, как тогда говорили, “колониальными товарами”. На двух первых этажах нового здания был открыт первый в городе универсальный магазин, на верхних — жилые квартиры. Впоследствии торговые залы были переоборудованы под ресторан и кафе. Следует добавить, что, по-видимому, еще отец Демина принял православие, так как его сын был одним из инициаторов сооружения в Ревеле собора Александра Невского.

Кафе “Филиппыч” и другие

Пожалуй, наибольшие перемены на улице Виру принесли 10-30-е годы ХХ столетия. Здесь на месте снесенных средневековых домов построили новые здания, в том числе огромного пассажа, выходившего фасадами на улицы Виру, Вяйке-Карья и площадь Вана-Тург, с несколькими проходными дворами, кинотеатром, кафе, обеденным залом и магазинами. Сама улица стала средоточием ресторанов и кафе. От Старого рынка (Вана-Тург) до Вируских ворот во многих помещениях по обе стороны улицы открыли свои двери рестораны, кафе, столовые, закусочные и винные погребки.

Уже в 1911 году предприниматель Владимир Григорьев открыл в доме № 13 кондитерский магазин и кафе, известное под именем “Концерт”. Вскоре тот же Григорьев открыл на углу Виру и улицы Сауна в доме № 16 еще одну кондитерскую и кафе, назвав ее “Астория”. Были кафе и других владельцев в домах №№ 8 и 15, но по-прежнему наиболее популярным оставалось григорьевское кафе “Концерт”, несмотря на тринадцатый номер дома. Причем была открыта еще и “народная” столовая, правда, вскоре превращенная в ресторан “Эрнест”. Позже новые хозява переименовали его в “Манон”. В 1933 году некто Каазик открыл на улице Виру рядом с кинотеатром “Би-ба-бо” (разрушен в 1944 г.) модное кафе “Аско”, а в глубоком подвале был оборудован винный бар “Хунгария”. Еще в 1916 году местный предприниматель Хирштейн открыл на Виру, 3, заведение под громким названием “Кафе де Пари”. В начале двадцатых годов прошлого столетия одна таллиннская газета писала: “Одно из некогда самых солидных кафе города “Париж” в последнее время стало местом, где продают падших женщин”. Вскоре это кафе закрыли, и новые владельцы, переделав интерьер, открыли его под названием “Палас”. В предвоенные годы весьма популярным было на улице Виру кафе “Филиппыч”, названное по отчеству его владельца Василия Филипповича Шлепкова. Кстати, это единственное сохранившееся на своем месте до начала конца восьмидесятых годов прошлого века известное кафе “Леммик” на углу улицы Сауна. Многие старые таллиннцы помнят, что деловые люди при некстати появившемся посетителе могли уйти незаметно через второй выход на улицу Сауна. В “черном” вестибюле долго висела на стене старая вывеска “Филипычъ”.

И еще о двух таллиннских кафе на этой улице… В доме № 2 находилось до начала семидесятых годов самое маленькое кафе, известное многим поколениям таллиннцев, с подходящим названием “Гном”. Там было всего четыре столика и — сказочно вкусная выпечка. На другой стороне Виру, на углу улицы Вене, в доме № 1, том самом, что построил купец Демин, в тридцатые годы Кирилл Кунинг открыл на первом этаже кафе, а на втором фешенебельный ресторан с красивым интерьером, украшенным фарфоровыми люстрами и бра, которое назвал “Кунинг” (нем. kцnig — король).

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!