А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

“Я остановился в SALON, — рассказывает А.П.Милюков в очерке о “Поездке в Ревель”. — Это лучшее место для приезжих: в гостинице номера, в общей зале — табльдот (обеденный стол с общим меню — ЛЛ. и далее), Катериненталь в двух шагах, а у подъезда омнибусы (многоместные конные экипажи), которые беспрестанно ходят в город…

Все спит. Над тесным переулком,81
Как речка, блещут небеса,
Умолк на перекрестке гулком
Далекий грохот колеса.

Афанасий Фет

“Похожим на немецкую кухню…”

Меня заранее напугали теснотою и дурным запахом ревельских улиц — и я поехал в город с предубеждением. Но я был приятно разочарован. Эти узкие улицы, застроенные высокими старинными домами, придают городу особый характер, оригинальный и привлекательный для приезжего. Народа здесь немного, но он не теряется, как на столичных площадях, и оттого небольшие тесные улицы кажутся шумными, многолюдными. Они порядочно вымощены: на иных есть даже тротуары, узенькие, как ленточки. На всяком шагу деятельность и движение, а они-то и составляют настоящую жизнь городов. Правда, езды не много; но вместо стукотни экипажей везде слышны фортепьяно, и из каждого дома несутся звуки старинных немецких вальсов. Дурного запаха я вовсе не заметил, потому что по всем улицам сильно пахнет пивом и жженым кофе; если разложить химически ревельский воздух — я уверен, что в нем не окажется других составных частей. Словом, Ревель покажется мне с первого взгляда похожим на немецкую кухню, в которой распорядительная хозяйка, несмотря на тесноту помещения, умело расположится не только удобно и чистоплотно, но даже приятно для глаз. Недаром одна из городских башен носит название Кик-ин-де-Кёк…”

Нет сомнения, что в первый же день Милюков отправился в город. Миновал Петербургский тракт, подъехал на омнибусе к форштадту (предмостью) и, минуя ворота через земляной вал, вышел на короткую, не более ста метров, Нарвскую улицу (Глиняную, ныне Виру).

Начиная с 1834 года, когда был опубликован первый путеводитель по Ревелю, и до нашего времени многочисленные путеводители города очень редко и то мимоходом упоминают об истории и архитектуре современной улицы Виру, да и сегодня ничем, кроме своего местоположения, не выделяется она среди других улиц Старого города. Здесь нет каких-то необычных, уникальных зданий, памятников, театров, ресторанов, кафе… И все-таки Виру — самая оживленная улица Таллинна по количеству пешеходов на квадратный метр тротуаров и мостовых. Почти каждый турист, ступая на ее брусчатку, хватается за фото-, кино-, телекамеру, наконец, мобильный телефон.

А в наши дни улица Виру заполнена гостями города, которые, проходя между двумя предмостными башнями некогда мощных крепостных ворот, спешат запечатлеть виднеющуюся в конце улицы башню Ратуши и шпиль с флюгером Старый Тоомас.

“С разбросанными в шахмат окнами”

Еще в конце 1820 года побывал в Ревеле русский писатель Александр Бестужев и написал книгу о поездке в этот город: “…улицы кружатся, переплетаются, выходят друг из друга, ни самой себе не следуют, под высокими пирамидальными кровлями, с разбросанными в шахмат окнами… дома сложены из известняка и мох их лежит на трещинах”.

Сохранилась акварель неизвестного художника того времени, на которой улицу Виру можно узнать только по видимой в ее глубине башне и шпилю Ратуши. Как она не похожа на современную Виру, освещенную витринами и вспышками огней разноцветных реклам.

Почти два столетия назад улица Виру была застроена жилыми домами ревельских бюргеров (нем. bьrger — горожанин). Островерхие черепичные крыши с “разбросанными в шахмат окнами”, — как писал Бестужев. Товарные люки и блоки для подъема грузов. Каменные крылечки и пристройки у входов в подвалы; плохо замощенная улица, которую называли Глиняной, так как за крепостными воротами в течение столетий добывали глину, и это ее название одно из старейших, известное с XIV века. В будни тихая улица оживлялась только в базарные дни, когда по ней везли на рыночную площадь у Ратуши продукты и товары (вначале просто Mаrkt — рынок; потом называли рынок: Новый, Большой, Немецкий, Шведский).

К середине ХIХ столетия, когда снесли Глиняные (Вируские) ворота, жизнь улицы стала меняться. Сначала исчезли каменные крылечки-предпорожья и пристройки у входов в подвалы, потом и сами дома стали менять свой средневековый облик. В 1833 году ревельский художник Теодор Галахер запечатлел остатки крепостных ворот, видны дома на углу улицы Мюйривахе, впоследствии перестроенные, а в ходе Второй мировой войны разрушенные. На другой старой гравюре на углу улиц Глиняной и Вене несколько зданий, одно из них похоже на склад, другое с фасадом, прорезанным тремя неглубокими стрельчатыми нишами. В 1881 году эти здания купил ревельский купец Демин и на их месте построил по проекту архитектора Рудольфа Кнюпфера угловой многоэтажный дом. Сам Демин — потомок состоявшего на службе в Петербурге итальянского строительного мастера по фамилии, возможно, Демини. Во всяком случае, впоследствии этот переселившийся в Ревель потомок, отбросив окончание “и”, стал богатым русским купцом, основавшим здесь торговлю, как тогда говорили, “колониальными товарами”. На двух первых этажах нового здания был открыт первый в городе универсальный магазин, на верхних — жилые квартиры. Впоследствии торговые залы были переоборудованы под ресторан и кафе. Следует добавить, что, по-видимому, еще отец Демина принял православие, так как его сын был одним из инициаторов сооружения в Ревеле собора Александра Невского.

Кафе “Филиппыч” и другие

Пожалуй, наибольшие перемены на улице Виру принесли 10-30-е годы ХХ столетия. Здесь на месте снесенных средневековых домов построили новые здания, в том числе огромного пассажа, выходившего фасадами на улицы Виру, Вяйке-Карья и площадь Вана-Тург, с несколькими проходными дворами, кинотеатром, кафе, обеденным залом и магазинами. Сама улица стала средоточием ресторанов и кафе. От Старого рынка (Вана-Тург) до Вируских ворот во многих помещениях по обе стороны улицы открыли свои двери рестораны, кафе, столовые, закусочные и винные погребки.

Уже в 1911 году предприниматель Владимир Григорьев открыл в доме № 13 кондитерский магазин и кафе, известное под именем “Концерт”. Вскоре тот же Григорьев открыл на углу Виру и улицы Сауна в доме № 16 еще одну кондитерскую и кафе, назвав ее “Астория”. Были кафе и других владельцев в домах №№ 8 и 15, но по-прежнему наиболее популярным оставалось григорьевское кафе “Концерт”, несмотря на тринадцатый номер дома. Причем была открыта еще и “народная” столовая, правда, вскоре превращенная в ресторан “Эрнест”. Позже новые хозява переименовали его в “Манон”. В 1933 году некто Каазик открыл на улице Виру рядом с кинотеатром “Би-ба-бо” (разрушен в 1944 г.) модное кафе “Аско”, а в глубоком подвале был оборудован винный бар “Хунгария”. Еще в 1916 году местный предприниматель Хирштейн открыл на Виру, 3, заведение под громким названием “Кафе де Пари”. В начале двадцатых годов прошлого столетия одна таллиннская газета писала: “Одно из некогда самых солидных кафе города “Париж” в последнее время стало местом, где продают падших женщин”. Вскоре это кафе закрыли, и новые владельцы, переделав интерьер, открыли его под названием “Палас”. В предвоенные годы весьма популярным было на улице Виру кафе “Филиппыч”, названное по отчеству его владельца Василия Филипповича Шлепкова. Кстати, это единственное сохранившееся на своем месте до начала конца восьмидесятых годов прошлого века известное кафе “Леммик” на углу улицы Сауна. Многие старые таллиннцы помнят, что деловые люди при некстати появившемся посетителе могли уйти незаметно через второй выход на улицу Сауна. В “черном” вестибюле долго висела на стене старая вывеска “Филипычъ”.

И еще о двух таллиннских кафе на этой улице… В доме № 2 находилось до начала семидесятых годов самое маленькое кафе, известное многим поколениям таллиннцев, с подходящим названием “Гном”. Там было всего четыре столика и — сказочно вкусная выпечка. На другой стороне Виру, на углу улицы Вене, в доме № 1, том самом, что построил купец Демин, в тридцатые годы Кирилл Кунинг открыл на первом этаже кафе, а на втором фешенебельный ресторан с красивым интерьером, украшенным фарфоровыми люстрами и бра, которое назвал “Кунинг” (нем. kцnig — король).

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!