А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1241 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 233 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Имя этого человека ничего не говорит современному таллиннцу. Энциклопедии и биографические словари обходят его молчанием. Если краеведы и вспоминают о нем – то исключительно как о начальнике первого в истории Таллинна вице-мэра эстонского происхождения.

Остзейские бюргеры сравнивали первого русского мэра Ревеля Эраста Гиацинтова с самодержцем Иваном Грозным.

А между тем, Гиацинтов сам был первым – первым, кто сокрушил вековую традицию управления города немцами. Эраст Гиацинтов — первый русский, занявший пост таллиннского городского головы.

Остзейские бюргеры сравнивали Э. Гиацинтова с самодержцем Иваном Грозным. Мирному директору банка и члену губернского правления удалось то, что дважды не удавалось грозному царю: захватить власть в Ревеле, причем совершенно законным путем, да еще и в союзе с вчерашними мужиками, всего несколько десятилетий назад пришедшими в город – с эстонцами.

Сила компромисса

Молодая эстонская буржуазия, рвавшаяся вытеснить своих вековечных угнетателей – немцев из органов местного самоуправления, охотно шла на создание предвыборных коалиций с представителями иных национальных групп. Политика эта оказалась оправданной: в 1902 году эстонско-латышский избирательный блок выиграл выборы в Валга и главой местного муниципалитета впервые в истории стал эстонец. Поэтому появление осенью 1904 года предвыборного русско-эстонского блока в Ревеле было вполне логичным. Инициатором создания этого альянса стали молодой адвокат Константин Пятс, издатель газеты Teataja, а так же его непосредственный начальник – адвокат Яан Поска.

В первые выходные декабря 1904 года к голосовательным урнам, выставленным в помещениях пожарной части на нынешней площади Виру, потянулись избиратели. Голосовали в ту пору неспешно: выборы в городскую Думу завершились лишь неделю спустя, 16 декабря. После того, как голоса были подсчитаны, по городу разнеслась сенсационная весть: русско-эстонский блок получил 44 места (из них эстонцам достались 38), немецкий – всего 20. Возник вопрос, кто станет во главе вновь избранного органа власти. Эстонские лидеры не устраивали немцев, эстонцам уступать заслуженную победу тоже не хотелось. В конце концов, был найден компромисс – кандидатура Эраста Георгиевича Гиацинтова, сорокапятилетнего чиновника, устраивала все стороны. Хоть он и не был местным уроженцем, тем не менее, в Эстляндии он жил с 1889 года – а значит, был хорошо знаком с местными реалиями. Его помощником был назначен К. Пятс.

Здесь, в пожарной части на улице Виру, в декабре 1904 году состоялись выборы, в результате которых большинство в городском собрании получил русско-эстонский блок

5 января 1905 года новоизбранные гласные Думы были приведены к присяге на верность. Ровно через четыре дня полторы тысячи рабочих Петербурга двинулись, с государственными влагами и церковными хоругвями, просить «царской милости». Царь встретил манифестантов казачьими шашками и солдатским пулями. Эхо «кровавого воскресенья» отозвалось по всей стране. Не остался в стороне и Таллинн: 12 января началась всеобщая забастовка ревельских рабочих, отбросившая тревожное зарево на весь начинающийся год. Стачки, забастовки, митинги и манифестации составляли неотъемлемую его часть.

Наглядное свидетельство

В чем именно заключалась повседневная деятельность Ревельской городской Думы в беспокойном 1905 году?

Судя по официальному отчету, жизнь в главном городе Эстляндской губернии текла своим неспешным чередом. Городской архив, например, завершил просмотр писем и бумаг «преимущественно коммерческого и частного содержания», скопившихся на чердаке Ратуши. Переговоры о выкупе городскими властями частного «телефонного предприятия» так ничем и не завершились. Опасаясь вспышки холеры, приобрели за рубежом карету скорой медицинской помощи и напечатали на эстонском языке брошюры о необходимых мерах предосторожности. Вскрыли ряд махинаций, связанных с правом пользования земельными участками, некогда окраинными, но к началу ХХ века оказавшимися в самом центре города. Замостили новым, так называем паркетным камнем отрезок улицы Пикк от ворот Пикк-Ялг до переулка Мюнди и практически всю улицу Виру – от площади Вана-Тург до перекрестка с улицей Мюйривахе.

Кстати, об улицах, точнее – об их названиях. В отчетах годовой деятельности городской Думы они фигурировали под тогдашними официальными именами – исключительно русскими: Морская, Глиняная, Стенная. Впрочем, уже в январе 1905 года гласный член городской Думы К. Менд сделал предложение закрепить на стенах домов таблички, дублирующие названия улиц на трех местных языках – русском, эстонском, немецком. Дума, «вполне сочувствуя этому предложению», открыла Строительно-дорожной комиссии кредит в 650 рублей. Подряд на выполнение работ получил некий маляр Фрей, обязавшийся брать 38 копеек за каждую новую «трехъязычную» табличку. К 1 января 1906 года они украсили углы стоящих на перекрестках домов и провисели в неизменном виде более десятилетия, став едва ли не единственным свидетельством кратковременного правления городского головы Гиацинтова…

Час испытаний

«В жизни каждого народа и государства бывают минуты, когда на мелочи не обращают никакого внимания и когда следует выражать одну определенную общую цель, – с такими словами обратился Э. Гиацинтов к своим коллегам на состоявшемся 2 июля 1905 года заседании Думы. – В настоящий момент положение нашего государства действительно очень тяжелое…» Мог ли представить он – да и кто-либо из его подчиненных, – что главное испытание пережить таллиннцам только предстоит. Причем достаточно скоро – уже осенью.
Памятник в сквере у театра «Эстония» со стороны Пярнуского шоссе хорошо известен таллиннцам. В общих чертах известно и само историческое событие, в честь которого он был установлен: расстрел царским войсками мирной манифестации таллиннских рабочих 16 октября.

Роль городских властей в тех трагических событиях не очень ясна. За два дня до печально знаменитых событий Дума приняла делегацию рабочих представителей и разрешила отрядам рабочей самообороны патрулировать городские улицы. Предположений, почему начались столкновения между рабочими и солдатами, существует несколько. По официальной версии, в центр города солдаты были направлены для усмирения погрома, который, по слухам, вот-вот должен был захлестнуть Глиняную и Михайловскую улицы — нынешние Виру и Суур-Карья. Звучало это вполне правдоподобно: упомянутый район города был вотчиной еврейских предпринимателей и квартиросъемщиков. Некий капитан Миронов принял собравшихся на Новом рынке за громил и отдал приказ рассеять их ружейным огнем. Во время столкновения войск с населением сам Э. Гиацинтов и его советник В. Лендер вели переговоры с губернатором А. Лопухиным, пытаясь убрать с городских улиц вооруженных солдат. На состоявшемся 17 октября чрезвычайном заседании Ревельская городская дума объявила протест против совершенного злодеяния и потребовала «строго наказать виновников». Семьям свыше 900 пострадавших городские власти пообещали выдать пособие общей суммой в 5000 рублей; пособие на похороны каждого из 94 убитых составило 20 рублей. Похороны жертв расстрела превратились в открытую манифестацию, а на месте нынешнего памятника был установлен деревянный крест, вскоре снятый по личному распоряжению губернатора.
Формально эстонско-русской правящей коалиции удалось удержать власть и после кровавых октябрьских событий, но фактически дни ее были сочтены. Прошедшие в декабре 1905 годы внеочередные выборы в Думу вновь вернули власть в руки немцев, но ненадолго: Э. Эрбе пробыл в кресле городского головы с декабря 1905-го по май 1906. Потом это место занял эстонец Вольдемар Лендер, не покидавший его в течение последующих семи лет…
Среди списков гласных сформированной в начале 1906 года Ревельской городской думы имя Э. Гиацинтова отсутствует. Почему он решил устраниться из политики, однозначно сказать невозможно. Возможно, он считал, что ответственность за произошедшее 16 октября лежит на нем, и чувствовал вину, а может быть, причиной стало ухудшение здоровья. Скончался Эраст Гиацинтов в 1910. Он был похоронен на таллиннском кладбище Александра Невского, могила его сохранилась и по сей день. И хотя имя первого таллиннского «мэра», при котором эстонцы получили доступ к управлению столицей Эстонской Республики, стерлось из памяти горожан, вспомнить Э. Гиацинтова стоит. Не только как исторический казус, но и как человека, оказавшегося во главе городского самоуправления едва ли не в один из самых критических моментов его истории и постаравшегося сделать для блага города все от него зависящее. Не его вина, что удалось ему до обидного немного.

Автор благодарит Александа Дормидонтова за оказанную при написании материала помощь.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Раскрыт секрет двери Бременской башни в Таллинне. Оказалось, что ей 600 лет!

Результаты исследования показали, что внутренняя дверь таллиннской Бременской башни была изготовлена, вероятнее всего, в конце XIV – начале XV века. ...

Читать дальше...

Взгляд Славы Тозика на Таллинскую весну 2020!

Взгляд Славы Тозика на Таллинскую весну 2020! Подборка фотографий отличного таллинского фотографа. Зима. Весна. Короновирус. 2019. 2020.

Читать дальше...

20 марта. Коронавирус гуляет по Таллину

Фотографии Олега Беседина. 20.03.2020. Пустой Таллин. Минимальное количество людей. Магазины и рестораны закрыты. Лишь цветы можно купить как и раньше... ...

Читать дальше...

Средневековые росписи в доме на улице Сауна продолжают хранить тайну

В Старом городе каждый дом уникален, над каждым поработали не только строители, но и неумолимое время. Но кто написал загадочные ...

Читать дальше...

Тот же ракурс в наши – излюбленный объект открыточных фотоснимков.

Переулок Катарийна кяйк в Таллине, знакомый и незнакомый

Отмеченный в народном календаре под датой 25 ноября Кадрипяэв или Катаринин день – повод прогуляться по едва ли не самой ...

Читать дальше...

Перевозка экспонатов будущего Художественного музея в Екатерининский дворец Кадриорга. Зима 1921 года.

Век служения искусству: сто лет Художественному музею Таллина

У Эстонского художественного музея – славный и солидный юбилей: в минувшее воскресенье ему исполнилось ровно сто лет. От какого именно события ...

Читать дальше...

Таллиннская реклама фильма «Поющий шут».
Фото: dea.nlib.ee

Шут, запевший с экрана: как Таллинн звуковое кино смотрел

Ровно девяносто лет тому назад – в начале ноября 1929 года – таллиннцы увидели невиданное и услышали неслыханное: изображение на ...

Читать дальше...

Лучше всего масштабность и фортификационная суть бывшей Батарейной тюрьмы заметна с высоты птичьего полёта - как на аэросъемке самого конца ХХ века.

Крепость в Рыбном ряду: юбилей таллинской «Батареи»

В Каламая, на морском побережье, сохранился один из уникальных для Таллинна памятников фортификационной архитектуры позапрошлого столетия – бывшие форт, казарма, ...

Читать дальше...

Тридцать лет назад, Астрид Линдгрен можно было запросто встретить в Ыйсмяэ.

Волшебница из Швеции: Астрид Линдгрен в Таллинне

Тридцать лет тому назад на таллиннских улицах можно было встретить живую легенду современной детской литературы: в начале сентября 1989 года ...

Читать дальше...

В оформлении обёрток конфет фабрики Гиновкера использовался и классический силуэт Таллина с моря.

Позабытая сладость воспоминаний: кондитерская фабрика «Гиновкер и Ко»

Стопятилетие Лео Гиновкера – старейшего жителя Кесклинна – и одного из старейших жителей столицы, равно как и всей Эстонии – ...

Читать дальше...

Теннисные площадки на краю бульвара Каарли очень скоро стали местной достопримечательностью и еще до Первой мировой войны попали на ревельские открытки.

Спортклуб у подножья бастиона: теннис в центре столицы

Съемки шпионской киноленты на десяток дней вернули Таллинну копию утраченной постройки и оживили воспоминания о примечательной странице в истории столичного ...

Читать дальше...

Кинотеатр «Линдакиви» в день своего открытия. Фото из газеты «Вечерний Таллинн».

От кинотеатра – к центру культуры: три десятилетия «Линдакиви»

Когда именно имя Линда вошло в обиход жителей Таллинна – сказать сложно. Во всяком случае – не ранее выхода в ...

Читать дальше...

Главный фасад Таллиннского дома мебели непосредственно после открытия.

Прощание с легендой: памятный многим таллиннцам Дом мебели чуть-чуть не дожил до 40-летнего юбилея

Памятный многим таллиннцам и, без преувеличения, легендарный мебельный магазин радикально меняет профиль – чуть-чуть не дожив до сорокалетнего своего юбилея. Потребительские ...

Читать дальше...

Адмиралтейский канал — прямой предшественник Адмиралтейского бассейна на открытке начала XX столетия.

Канал, бассейн, гавань: след ревельского адмиралтейства

Память об одном из первых промышленных предприятий Таллинна периода раннего Нового времени по сей день считывается в городском пейзаже и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!