А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Нынешним летом Издательство КПД выпустило книгу «Старый Таллинн: Четыре времени города», посвященную повседневной жизни таллиннцев в разные исторические эпохи. Ее автор — журналист, историк, гид, преподаватель Йосеф Кац. 

— Знакомясь с вами заочно,  признаюсь, была в некотором замешательстве: вы и журналист, и гид, и преподаватель, и историк… Какая «ипостась» вам ближе всего? 

— Одного из известнейших специалистов ХХ века по французскому Средневековью — Мишеля Пастуро, — если не ошибаюсь, его «собратья по цеху» полушутя называли «воскресным историком». То есть историей он занимался в свободное от зарабатывания на жизнь время. Так случилось, что, окончив Таллинн­ский университет по специальности «история культуры», я связал свою жизнь с журналистикой — основное  место работы на данный момент  «Молодежь Эстонии», где заниматься зачастую приходится не столько историей и краеведением, сколько обзором политических событий.
Назвать себя историком в академическом значении этого слова я бы все же не рискнул: у меня банально не хватает времени на то, чтобы сидеть в архивах и работать с первоисточниками. Но считать историю исключительно своим «хобби» я бы тоже не стал: помимо прочего, я преподаю в гимназических классах  историю искусства, добрых полтора десятилетия вожу по Таллинну, да и не только по Таллинну, экскурсии… Я бы назвал себя «литератом» — этим словом в немецкой, а затем и в эстонской традиции XIX века было принято именовать людей с гуманитарным высшим образованием.  «Литераты» зачастую совмещали  преподавательскую деятельность, издательскую, журналистскую, краеведческую. Приятно, по крайней мере, считать себя продолжателем их дела.

— О Таллинне написано много книг. Что отличает вашу книгу? 
— Если говорить шутя, то, наверное, срок ее написания. Писалась она долго: одна из входящих в нее частей, посвященная шведской странице в истории города, была создана в 2001 году и вышла впоследствии отдель­ным изданием. По иронии судьбы получилось так, что в год его публикации я отправился на обучение в Стокгольм и, вернувшись оттуда, наверняка написал бы о шведском времени уже по-иному. «Остзейский Таллинн» — плод литературных упражнений осени 2003 года, созданный во время вынужденных месяцев безработицы. «Русский Таллинн» во многом вырос из статей, опубликованных мной в «Молодежке».
Наконец, часть про Ревель ганзей- ских времен — попытка рассказать не просто о Таллинне и его прошлом, но и о развитии европейской городской цивилизации на берегах Балтики. Именно поэтому — не только в этой, но, пожалуй, на протяжении написания всех остальных частей книги — я пытался постоянно проводить аналогии с историей и развитием других городов Северо-Западной Европы. О Таллинне невозможно говорить, не затронув другие города балтийского побережья: Ригу, Стокгольм, Кенигсберг, Гданьск, а в более близкие к нам времена — и Петербург. Тем наш город и уникален, что в нем переплелись художественные влияния вышеперечисленных мест, что в его истории можно отыскать и ганзейскую, и шведскую, и остзей­скую, и русскую страницы…

 — О русском Таллинне написано или, точнее, издано на сегодняшний день не так уж и много…
— Отчасти вы правы. Безусловно, в Таллинне существует очень сильная традиция краеведческой литературы на русском языке — и переводной, и оригинальной. Начало ей было положено еще в послевоенные десятилетия, не угасла она и по сей день — назову таких авторов, как Генс, Кангропоол, Пуллат, Ранну, Никифоров, Лившиц, Куускемаа. Между тем именно о русском Таллинне научно-популярной литературы практически не издавалось. По причинам вполне понятным: в советское время то, что называли «царским режимом», было интересно лишь как фон для «классовой борьбы», ну а для краеведов довоенной Эстонской Республики «русское время» было совсем недавним, а потому — не столь «интересным», как то же Средневековье.
Кроме того, Таллинн никогда не был столь значимым центром русской культуры, как, например, Рига. Его архитектурный облик не стремились в XIX веке «русифицировать» так откровенно, как Вильнюс, — за исключением, пожалуй, истории с собором Александра Невского. Безусловно, в губернском городе Ревеле жило русское население, издавались газеты и журналы, действовали кружки и общества, сюда приезжали отдыхать прославленные петербургские писатели…Но я пишу не о них. А о тех, порой куда как менее известных людях, которые подарили таллиннцам многие явления нынешней повседневности — такие, например, как прославленные таллиннские кильки или кино. Невозможно было бы не упомянуть о визуальных символах русского правления на берегах Балтики — парке Кадриорг или православных церквях. Возможно, не лишним было бы издать часть про русский Таллинн в переводе на эстонский язык — она была бы небезынтересна не только русскоговорящему читателю.

— Вы говорите о том, что на работу в архивах у вас нет времени. Возникает вопрос — какими источниками вы пользовались? 
— Сказал бы так: у меня не было времени для специальной, целенаправленной работы с архивными источниками — бумагами магистра­та, городской думы, отдельных учреждений или обществ. Информацию приходилось собирать отовсюду — из старинных путеводителей, дореволюционных и довоенных газет, статистических сборников, художественной литературы. Если говорить именно в рамках истории как научной дисциплины, то новые источники я в оборот не вводил. Но благодаря выпущенной книге русскоязычный читатель (не обязательно живущий в Эстонии) сможет ознакомиться с той информацией, которая была накоплена эстонскими исследователями и опубликована на эстонском. Не мудрено, что для петербуржцев, рижан, москвичей она доселе оставалась совершенно недоступной. Мои «Четыре времени города» — не учебник, не путеводитель, не академическая монография, это популяризация городского прошлого и настоящего в самом высоком смысле этого слова.
* * *
Йосеф КАЦ
Родился в Таллинне в 1977 году.
В 1996 окончил Таллиннскую еврейскую школу, в 2002-м — Таллиннский университет по специальности «история культуры». В 2002-2003 годах обучался в Стокгольме, в Европейском институте иудаики PAIDEIA.
С середины девяностых водит экскурсии по Таллинну и другим городам Балтийского побережья, с конца девяностых — публикует заметки краеведческого характера в местной периодике на русском языке.
Работает в газете «Молодежь Эстонии», преподает в Таллиннской еврейской школе историю искусства.
Член Рижского краеведческого общества Riga CV. 

* * *
В жанре романтической культурологии

Отвечая на вопрос «Столицы», почему историческая книжка не снабжена списком использованных источников, директор издательства КПД Валентина Кашина сказала: «Автор не предоставил нам списка использованной литературы, но мы и сами его об этом тоже не просили, потому что это не научный труд, а популярное издание. Да и сам жанр книги «романтическая культурология» не предполагает серьезного подхода. В первой книге этой серии «Путешествие из Петербурга в Таллинн» Льва Лифшица мы также не указывали источники.

Наталья Ауг

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!