Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Нынешним летом Издательство КПД выпустило книгу «Старый Таллинн: Четыре времени города», посвященную повседневной жизни таллиннцев в разные исторические эпохи. Ее автор — журналист, историк, гид, преподаватель Йосеф Кац. 

— Знакомясь с вами заочно,  признаюсь, была в некотором замешательстве: вы и журналист, и гид, и преподаватель, и историк… Какая «ипостась» вам ближе всего? 

— Одного из известнейших специалистов ХХ века по французскому Средневековью — Мишеля Пастуро, — если не ошибаюсь, его «собратья по цеху» полушутя называли «воскресным историком». То есть историей он занимался в свободное от зарабатывания на жизнь время. Так случилось, что, окончив Таллинн­ский университет по специальности «история культуры», я связал свою жизнь с журналистикой — основное  место работы на данный момент  «Молодежь Эстонии», где заниматься зачастую приходится не столько историей и краеведением, сколько обзором политических событий.
Назвать себя историком в академическом значении этого слова я бы все же не рискнул: у меня банально не хватает времени на то, чтобы сидеть в архивах и работать с первоисточниками. Но считать историю исключительно своим «хобби» я бы тоже не стал: помимо прочего, я преподаю в гимназических классах  историю искусства, добрых полтора десятилетия вожу по Таллинну, да и не только по Таллинну, экскурсии… Я бы назвал себя «литератом» — этим словом в немецкой, а затем и в эстонской традиции XIX века было принято именовать людей с гуманитарным высшим образованием.  «Литераты» зачастую совмещали  преподавательскую деятельность, издательскую, журналистскую, краеведческую. Приятно, по крайней мере, считать себя продолжателем их дела.

— О Таллинне написано много книг. Что отличает вашу книгу? 
— Если говорить шутя, то, наверное, срок ее написания. Писалась она долго: одна из входящих в нее частей, посвященная шведской странице в истории города, была создана в 2001 году и вышла впоследствии отдель­ным изданием. По иронии судьбы получилось так, что в год его публикации я отправился на обучение в Стокгольм и, вернувшись оттуда, наверняка написал бы о шведском времени уже по-иному. «Остзейский Таллинн» — плод литературных упражнений осени 2003 года, созданный во время вынужденных месяцев безработицы. «Русский Таллинн» во многом вырос из статей, опубликованных мной в «Молодежке».
Наконец, часть про Ревель ганзей- ских времен — попытка рассказать не просто о Таллинне и его прошлом, но и о развитии европейской городской цивилизации на берегах Балтики. Именно поэтому — не только в этой, но, пожалуй, на протяжении написания всех остальных частей книги — я пытался постоянно проводить аналогии с историей и развитием других городов Северо-Западной Европы. О Таллинне невозможно говорить, не затронув другие города балтийского побережья: Ригу, Стокгольм, Кенигсберг, Гданьск, а в более близкие к нам времена — и Петербург. Тем наш город и уникален, что в нем переплелись художественные влияния вышеперечисленных мест, что в его истории можно отыскать и ганзейскую, и шведскую, и остзей­скую, и русскую страницы…

 — О русском Таллинне написано или, точнее, издано на сегодняшний день не так уж и много…
— Отчасти вы правы. Безусловно, в Таллинне существует очень сильная традиция краеведческой литературы на русском языке — и переводной, и оригинальной. Начало ей было положено еще в послевоенные десятилетия, не угасла она и по сей день — назову таких авторов, как Генс, Кангропоол, Пуллат, Ранну, Никифоров, Лившиц, Куускемаа. Между тем именно о русском Таллинне научно-популярной литературы практически не издавалось. По причинам вполне понятным: в советское время то, что называли «царским режимом», было интересно лишь как фон для «классовой борьбы», ну а для краеведов довоенной Эстонской Республики «русское время» было совсем недавним, а потому — не столь «интересным», как то же Средневековье.
Кроме того, Таллинн никогда не был столь значимым центром русской культуры, как, например, Рига. Его архитектурный облик не стремились в XIX веке «русифицировать» так откровенно, как Вильнюс, — за исключением, пожалуй, истории с собором Александра Невского. Безусловно, в губернском городе Ревеле жило русское население, издавались газеты и журналы, действовали кружки и общества, сюда приезжали отдыхать прославленные петербургские писатели…Но я пишу не о них. А о тех, порой куда как менее известных людях, которые подарили таллиннцам многие явления нынешней повседневности — такие, например, как прославленные таллиннские кильки или кино. Невозможно было бы не упомянуть о визуальных символах русского правления на берегах Балтики — парке Кадриорг или православных церквях. Возможно, не лишним было бы издать часть про русский Таллинн в переводе на эстонский язык — она была бы небезынтересна не только русскоговорящему читателю.

— Вы говорите о том, что на работу в архивах у вас нет времени. Возникает вопрос — какими источниками вы пользовались? 
— Сказал бы так: у меня не было времени для специальной, целенаправленной работы с архивными источниками — бумагами магистра­та, городской думы, отдельных учреждений или обществ. Информацию приходилось собирать отовсюду — из старинных путеводителей, дореволюционных и довоенных газет, статистических сборников, художественной литературы. Если говорить именно в рамках истории как научной дисциплины, то новые источники я в оборот не вводил. Но благодаря выпущенной книге русскоязычный читатель (не обязательно живущий в Эстонии) сможет ознакомиться с той информацией, которая была накоплена эстонскими исследователями и опубликована на эстонском. Не мудрено, что для петербуржцев, рижан, москвичей она доселе оставалась совершенно недоступной. Мои «Четыре времени города» — не учебник, не путеводитель, не академическая монография, это популяризация городского прошлого и настоящего в самом высоком смысле этого слова.
* * *
Йосеф КАЦ
Родился в Таллинне в 1977 году.
В 1996 окончил Таллиннскую еврейскую школу, в 2002-м — Таллиннский университет по специальности «история культуры». В 2002-2003 годах обучался в Стокгольме, в Европейском институте иудаики PAIDEIA.
С середины девяностых водит экскурсии по Таллинну и другим городам Балтийского побережья, с конца девяностых — публикует заметки краеведческого характера в местной периодике на русском языке.
Работает в газете «Молодежь Эстонии», преподает в Таллиннской еврейской школе историю искусства.
Член Рижского краеведческого общества Riga CV. 

* * *
В жанре романтической культурологии

Отвечая на вопрос «Столицы», почему историческая книжка не снабжена списком использованных источников, директор издательства КПД Валентина Кашина сказала: «Автор не предоставил нам списка использованной литературы, но мы и сами его об этом тоже не просили, потому что это не научный труд, а популярное издание. Да и сам жанр книги «романтическая культурология» не предполагает серьезного подхода. В первой книге этой серии «Путешествие из Петербурга в Таллинн» Льва Лифшица мы также не указывали источники.

Наталья Ауг

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Между прочим…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!