А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Хроники Таллина
Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Нынешним летом Издательство КПД выпустило книгу «Старый Таллинн: Четыре времени города», посвященную повседневной жизни таллиннцев в разные исторические эпохи. Ее автор — журналист, историк, гид, преподаватель Йосеф Кац. 

— Знакомясь с вами заочно,  признаюсь, была в некотором замешательстве: вы и журналист, и гид, и преподаватель, и историк… Какая «ипостась» вам ближе всего? 

— Одного из известнейших специалистов ХХ века по французскому Средневековью — Мишеля Пастуро, — если не ошибаюсь, его «собратья по цеху» полушутя называли «воскресным историком». То есть историей он занимался в свободное от зарабатывания на жизнь время. Так случилось, что, окончив Таллинн­ский университет по специальности «история культуры», я связал свою жизнь с журналистикой — основное  место работы на данный момент  «Молодежь Эстонии», где заниматься зачастую приходится не столько историей и краеведением, сколько обзором политических событий.
Назвать себя историком в академическом значении этого слова я бы все же не рискнул: у меня банально не хватает времени на то, чтобы сидеть в архивах и работать с первоисточниками. Но считать историю исключительно своим «хобби» я бы тоже не стал: помимо прочего, я преподаю в гимназических классах  историю искусства, добрых полтора десятилетия вожу по Таллинну, да и не только по Таллинну, экскурсии… Я бы назвал себя «литератом» — этим словом в немецкой, а затем и в эстонской традиции XIX века было принято именовать людей с гуманитарным высшим образованием.  «Литераты» зачастую совмещали  преподавательскую деятельность, издательскую, журналистскую, краеведческую. Приятно, по крайней мере, считать себя продолжателем их дела.

— О Таллинне написано много книг. Что отличает вашу книгу? 
— Если говорить шутя, то, наверное, срок ее написания. Писалась она долго: одна из входящих в нее частей, посвященная шведской странице в истории города, была создана в 2001 году и вышла впоследствии отдель­ным изданием. По иронии судьбы получилось так, что в год его публикации я отправился на обучение в Стокгольм и, вернувшись оттуда, наверняка написал бы о шведском времени уже по-иному. «Остзейский Таллинн» — плод литературных упражнений осени 2003 года, созданный во время вынужденных месяцев безработицы. «Русский Таллинн» во многом вырос из статей, опубликованных мной в «Молодежке».
Наконец, часть про Ревель ганзей- ских времен — попытка рассказать не просто о Таллинне и его прошлом, но и о развитии европейской городской цивилизации на берегах Балтики. Именно поэтому — не только в этой, но, пожалуй, на протяжении написания всех остальных частей книги — я пытался постоянно проводить аналогии с историей и развитием других городов Северо-Западной Европы. О Таллинне невозможно говорить, не затронув другие города балтийского побережья: Ригу, Стокгольм, Кенигсберг, Гданьск, а в более близкие к нам времена — и Петербург. Тем наш город и уникален, что в нем переплелись художественные влияния вышеперечисленных мест, что в его истории можно отыскать и ганзейскую, и шведскую, и остзей­скую, и русскую страницы…

 — О русском Таллинне написано или, точнее, издано на сегодняшний день не так уж и много…
— Отчасти вы правы. Безусловно, в Таллинне существует очень сильная традиция краеведческой литературы на русском языке — и переводной, и оригинальной. Начало ей было положено еще в послевоенные десятилетия, не угасла она и по сей день — назову таких авторов, как Генс, Кангропоол, Пуллат, Ранну, Никифоров, Лившиц, Куускемаа. Между тем именно о русском Таллинне научно-популярной литературы практически не издавалось. По причинам вполне понятным: в советское время то, что называли «царским режимом», было интересно лишь как фон для «классовой борьбы», ну а для краеведов довоенной Эстонской Республики «русское время» было совсем недавним, а потому — не столь «интересным», как то же Средневековье.
Кроме того, Таллинн никогда не был столь значимым центром русской культуры, как, например, Рига. Его архитектурный облик не стремились в XIX веке «русифицировать» так откровенно, как Вильнюс, — за исключением, пожалуй, истории с собором Александра Невского. Безусловно, в губернском городе Ревеле жило русское население, издавались газеты и журналы, действовали кружки и общества, сюда приезжали отдыхать прославленные петербургские писатели…Но я пишу не о них. А о тех, порой куда как менее известных людях, которые подарили таллиннцам многие явления нынешней повседневности — такие, например, как прославленные таллиннские кильки или кино. Невозможно было бы не упомянуть о визуальных символах русского правления на берегах Балтики — парке Кадриорг или православных церквях. Возможно, не лишним было бы издать часть про русский Таллинн в переводе на эстонский язык — она была бы небезынтересна не только русскоговорящему читателю.

— Вы говорите о том, что на работу в архивах у вас нет времени. Возникает вопрос — какими источниками вы пользовались? 
— Сказал бы так: у меня не было времени для специальной, целенаправленной работы с архивными источниками — бумагами магистра­та, городской думы, отдельных учреждений или обществ. Информацию приходилось собирать отовсюду — из старинных путеводителей, дореволюционных и довоенных газет, статистических сборников, художественной литературы. Если говорить именно в рамках истории как научной дисциплины, то новые источники я в оборот не вводил. Но благодаря выпущенной книге русскоязычный читатель (не обязательно живущий в Эстонии) сможет ознакомиться с той информацией, которая была накоплена эстонскими исследователями и опубликована на эстонском. Не мудрено, что для петербуржцев, рижан, москвичей она доселе оставалась совершенно недоступной. Мои «Четыре времени города» — не учебник, не путеводитель, не академическая монография, это популяризация городского прошлого и настоящего в самом высоком смысле этого слова.
* * *
Йосеф КАЦ
Родился в Таллинне в 1977 году.
В 1996 окончил Таллиннскую еврейскую школу, в 2002-м — Таллиннский университет по специальности «история культуры». В 2002-2003 годах обучался в Стокгольме, в Европейском институте иудаики PAIDEIA.
С середины девяностых водит экскурсии по Таллинну и другим городам Балтийского побережья, с конца девяностых — публикует заметки краеведческого характера в местной периодике на русском языке.
Работает в газете «Молодежь Эстонии», преподает в Таллиннской еврейской школе историю искусства.
Член Рижского краеведческого общества Riga CV. 

* * *
В жанре романтической культурологии

Отвечая на вопрос «Столицы», почему историческая книжка не снабжена списком использованных источников, директор издательства КПД Валентина Кашина сказала: «Автор не предоставил нам списка использованной литературы, но мы и сами его об этом тоже не просили, потому что это не научный труд, а популярное издание. Да и сам жанр книги «романтическая культурология» не предполагает серьезного подхода. В первой книге этой серии «Путешествие из Петербурга в Таллинн» Льва Лифшица мы также не указывали источники.

Наталья Ауг

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!