А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В начале июля Комитет ЮНЕСКО по всемирному наследию заседал в Квебеке и постановил, что в деле отведения защитной буферной зоны вокруг Старого города в Таллинне не произошло никаких изменений, несмотря на то, что Комитет уже дважды высказывал желание увидеть программу действий по отведению такой зоны… ЮНЕСКО ожидает от Таллинна основательный ответ на выдвинутые требования, а также обзор состояния планирования сооружения высотных зданий к 1 февраля будущего года.

В непосредственной близости от границ Нижнего города в начале ХХI века выросли небоскребы и загородили его плотным полукольцом - бетонные блоки Центра “Виру”, многоэтажные гостиницы, офисные и жилые здания у самых крепостных стен и башен, а некоторые и внутри них.

В непосредственной близости от границ Нижнего города в начале ХХI века выросли небоскребы и загородили его плотным полукольцом — бетонные блоки Центра “Виру”, многоэтажные гостиницы, офисные и жилые здания у самых крепостных стен и башен, а некоторые и внутри них.

Очень часто памятники архитектуры надо охранять прежде всего от архитекторов и градостроителей.
Д.С.Лихачев

Пресс-секретарь мэрии Таллинна заявил BNS, что в данный момент проходит работа над переводом программы развития Старого города Таллинна на английский язык, чтобы представить ее в ЮНЕСКО. Программу развития Старого города мэрия приняла 28 августа. При составлении программы Таллинна, среди прочего, исходили из конвенции по защите культурного наследия ЮНЕСКО. План строительства высотных зданий городское собрание Таллинна приняло 17 апреля, в данный момент происходит перевод и этого документа.

Эффект Браманте

Не знаю, как составило ответ городское собрание Таллинна Комитету ЮНЕСКО по всемирному наследию на выдвинутые требования по отведению буферных зон вокруг Старого города и плану строительства высотных зданий, но, посмотрев на фотографию с восточной смотровой площадки на вид Нижнего города, опубликованную в статье “Для чего судьи?” в газете “Молодежь Эстонии” еще 20 ноября 2007 года, невольно обратил внимание на эту панораму и понял — это серьезный обличительный документ.

Если глядеть со смотровой площадки Вышгорода на гостиницу “Виру”, возникает так называемый “эффект Браманте”. Однажды великий архитектор эпохи Возрождения показал ученикам большой лист бумаги и слегка коснулся углем в центре листа. Попросил внимательно посмотреть и спросил, что вы здесь видите? Ученики ответили хором — точку! И никто не увидел… большой лист.

Давно заметил, что, встав у парапета, со смотровой площадки Вышгорода увидишь не сказочный город, шпили, башни, островерхие крыши, даже не точку, а огромную кляксу — 23-этажную гостиницу “Виру”. Ее крупномасштабная вертикаль как бы наступает на Старый город и вот-вот раздавит. В далекие семидесятые годы ХХ века авторы этого проекта гостиницы признали свою ошибку и были готовы по возможности исправить ее в своем дальнейшем творчестве. Исправить не на словах, а на деле. Вплоть до середины 80-х годов в Таллинне все крупные обьекты, в том числе и высотная гостиница “Олимпия”, были построены за пределами созданной еще в 1966 году государственной охранной зоны Старого города, которая включала не только средневековое ядро и крепостные сооружения, но и широкий зеленый пояс на их земляных укреплениях, — своеобразный архитектурный заповедник с довольно строгим режимом застройки.

Что же случилось?

Все эти благие намерения и дела спустя всего десять-двенадцать лет оказались отброшенными, как ненужный альтруизм. Взгляните на вышеупомянутый фотоснимок, и вы увидите не только “точку”, но и множество “клякс” — в непосредственной близости от границ Нижнего города в начале ХХI века выросли небоскребы и загородили его плотным полукольцом — бетонные блоки Центра “Виру”, многоэтажные гостиницы, офисные и жилые здания у самых крепостных стен и башен, а некоторые и внутри них.

За короткий срок все забыто, и строительство идет не по генеральному плану города, а по финансовым планам определенных кругов, не считающихся ни с прошлым, ни с будущим… И жадно тянет щупальцы к выгодным лакомым кускам и местам “Его Величество Капитал”. Самое удивительное, что детальную планировку объектов решают не зодчие, не органы охраны защиты архитектуры и историки, а… судьи и прокуроры.

“Ах, как прекрасно изменился Таллинн, — восхищается в интервью по телевидению или на страницах газет очередной гость города, — я не был здесь всего несколько лет, и его просто не узнать!” Впрочем, смотря какой гость. Один знакомый москвич после десятилетнего перерыва этим летом посетил наш город. Поудивлялся на пивной разгул, заполонивший средневековый город, посмотрел на новостройки, его окружившие, и как-то грустно сказал: “Каким-то неуютным, суетным стал любимый мною город”.

Так долго шли люди к пониманию необходимости охраны памятников архитектуры и истории. Первым дошедшим для нас законодательным актом был указ шведского короля Карла ХI, изданный в 1666 году, который предписывал: “Взять все древности под тщательный надзор и охрану, дабы никому не вольно было нанести им хоть малый ущерб”. Но многие короли не могли и не хотели противостоять натиску денег, желаний и амбиций. В Таллинне сносили и строили и при шведах, и при немцах, и при русских, и при родных эстоноземельцах.

В конце ХIХ века местный историк — энтузиаст охраны памятников прошлого Эуген Нотбек настоял на создании при городском управлении комиссии по охране старины. Благодаря ее деятельности удалось приостановить снос городских стен и башен, бездумную перестройку старых домов. По утвержденному положению, комиссия должна была составить списки памятников архитектуры, рассматривать проекты перестроек. К сожалению, просуществовала комиссия недолго.

С тех пор минуло много лет, сила денег и амбиций ломает все разумные преграды и возводит только то, что приносит доход.

Алгебра логики,

в которой истинные и ложные понятия определяют истинностью и ложностью исходных данных. Например: первое понятие — “Сегодня центр Таллинна развивается хаотично”; второе — “В 20-70-е годы ХХ века центр столицы Эстонии застраивали в основном в соответствии с генеральным планом”. Первое — безусловная и наглядная истина. Второе — надо доказать “от обратного”.

Начиная с первого Генерального плана города Ревеля (Таллинна), разработанного в 1913 году финским архитектором Э. Саариненом, и до последующих трех генпланов 1922, 1952 и 1968 годов оставляли неизменными сохранность Старого города и его место в новой застройке, нерушимость силуэта, запрет на строительство любых сооружений, закрывающих его вид со стороны моря и основных городских магистралей. Это твердое правило имело силу закона!

В 1972 году тогдашний главный архитектор города Дмитрий Брунс в своей книге “Таллинн — каким он будет” написал: “О том, что легко согрешить, говорит здание гостиницы “Виру”. Почему так получилось? Когда решали вопрос о месте строительства гостиницы, казалось самым важным разместить ее так, чтобы она не заслоняла виды на Старый город. Ее масштабная вертикаль как бы наступает на бисер готических крыш… Конечно, говоря об этом, мы, и автор в частности, признаемся в совершенной ошибке”. Решение главного архитектора Таллинна того времени бесспорная ошибка, но то, что происходит сейчас, это уже не отдельные ошибки градостроителей, а прямое преступление перед будущим!

Робкие попытки некогда всесильных органов охраны памятников, реставраторов, журналистов, отдельных энтузиастов — защитников Старого города сдержать натиск вандалов разбиваются под мощным давлением денег и амбиций. Панораму средневековых стен и башен закрыли не только высотные здания; со стороны Нарвского шоссе вид на шпили Ратуши и церкви заслонили жилые дома и гостиницы; на бывшей площади Виру пропал вид на Вышгород со стороны улицы Гонсиори из-за строительства перехода между зданиями старого Дома торговли и Центра “Виру”, строят многоэтажный дом на улице Уус, входящей в Старый город, а в центр средневекового ядра втиснули торговый дом на ул. Виру и современную пристройку гостиницы “Телеграф”. Еще не завершилась борьба города Таллинна и деятелей культуры против строительства 17-этажной гостиницы “Виру-2” и жилой пристройки у крепостной стены на Башенной площади. И всему находят “солидные” обоснования. Все вышесказанное вовсе не означает, что в Старом городе нельзя ничего строить. Речь о другом.

Дом, тем более высотный, не картина, которую можно спрятать в запасник, не памятник — его убрать не составляет труда. Уродливое или неудачно поставленное здание — зло непоправимое. И чтобы положение не усугублять, следует отказаться на время от строительства около старого Таллинна. И начинать созидать, только определив, что, как, когда, а главное — где строить и перестраивать.

А ответ Комитету ЮНЕСКО по всемирному наследию на вопрос о защитной буферной зоне вокруг Старого города Таллинна придумает местный Макиавелли на английском языке.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!