А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Александр Дормидонтов, обладатель одной из самых крупных коллекций, рассказывающих о жизни эстонских русских, строит дом-музей, или дом-архив, из камней, бывших в основании памятника Петру I.

«Между прочим, у меня есть полная подшивка вашей газеты. Впрочем, как и всех других выходящих в Эстонии на русском языке. У меня даже есть газеты 1850 года, много — 20-30-х годов прошлого столетия и, конечно, советские… В Эстонии издавалось очень много русских газет, только в моем архиве около 100 наименований из тех, что выходили до 1940-го, — такими словами встретил меня Александр Дормидонтов на пороге дома и тут же опроверг мои сомнения по поводу того, что сегодняшняя «Столица» будет интересна кому-либо лет через десять. — Это хроника дня, любая старая газета дает очень много информации».
Ревельские законы
Старый деревянный дом с облупившейся краской на Нарвском шоссе, вход со двора. Две комнаты на втором этаже — стеллажи с книгами, в третьей — шесть стендов с последней выставки о жизни русских в Эстонии. В шкафу за стеклом выставлены учебники русского языка, написанные сестрой бабушки Александра. Ее календарь «Азбука в картинках», вышедший в 1949 году, большая редкость в Эстонии, поскольку почти весь тираж ушел в Россию: книгу брали с собой или высылали вдогонку депортированным родственникам для изучения русского языка.
Сюда Александру пришлось перевезти архив из своего дома в Нымме на время ремонта. Дом у него старинный, т.н. хутор Глена, построен из кругляка. Управа Нымме вначале не дала разрешения на его реставрацию, обосновав это тем, что в городе нельзя строить дома из кругляка, обязательно нужно обшивать. «А я им — вы же ссылаетесь на старый закон, еще царских времен, и потом, он действовал в Ревеле, а мы с вами живем в Нымме. Да вы оккупанты!», — смеется Дормидонтов.
И только обращение к руководителю отдела памятников старины Департамента культурных ценностей Борису Дубовику помогло разрешить проблему, впрочем, по словам Дормидонтова, чиновников интересует не столько сам сруб, сколько история перестройки хуторов в дачи.

Потомок смутьянов и миссионеров

Этот дом предки Дормидонтова купили в 1926 году, когда дядя вернулся домой из Советской России. (Кстати, к этому времени закон уже не дейст­вовал, и для получения гражданства ему нужно было пройти процесс натурализации. Посчитав это неумест­ным, дядя Александра так и прожил с советским паспортом до 1940 года.)
Александр Дормидонтов — один из немногих современников, кто знает историю своей семьи с незапамятных времен.
«Самая дальняя родовая ветвь, которую я нашел, с екатерининских времен. Татарская или русская, не знаю. Это те, кого Екатерина вывозила сюда с вновь обретенных земель — Крыма, Таврии, — рассказывает Александр. — Не знаю, по какой причине моя родня попала в Эстонию, поскольку сюда Екатерина вообще-то ссылала в том числе и пугачевцев, и старообрядцев. Наверное, смутьяны были какие-то».
Жили они на Сааремаа, дети их были уже крещены и вступали в брак с новыми переселенцами из Пскова — это были православные миссионеры, которые окончили Псковскую семинарию с углубленным изучением эстонского языка. Их стали готовить для сету, после того как выяснилось, что на Псковщине живут люди, которые вообще не понимают, о чем говорится во время службы. А потом эти священнослужители пошли дальше, строили церкви, создавали православные общины. «С тех пор наш род и берет свое начало», — рассказывает Александр.
Так повелось, что священнослужители — это по мужской линии, а по женской — гуманитарии, в основном педагоги. И так продолжается до сих пор.
Впрочем, борода и длинные волосы Александра дань не только мужской семейной традиции, но и увлечению молодости. Он и сейчас называет себя последним настоящим хиппи Таллинна.
«Модно было, и у меня были все условия для этого, — смеется он. — Я очень рано стал жить отдельно от родителей. К тому же неплохо зарабатывал — шил джинсы в огромном количестве. Словом, полная свобода — она для меня и сейчас на первом месте».
Будучи хиппи, он очень удивился, увидев однажды свою фамилию в газетах, в календарях и т.д. И стал все это собирать.

Бабушкино наследство 

«А когда умерла бабушка, я забрал весь хлам, что у нее был. Семейные документы, периодика — все это оказалось безумно интересным», — рассказывает Александр о том, как история семьи привела его к изучению истории православной веры и всего русского в Эстонии.
Бабушкино наследство и стало основой русского архива Александра Дормидонтова — это фотографии, книги, периодика, учебники, все, что связано с местными русскими, в том числе и самая большая частная коллекция документов Белого движения.
«Я осмыслил то, что я русский в Эстонии, и всегда этим гордился. И в период перестройки всегда доказывал, что есть эстонские русские, и у них свой менталитет, отличный от менталитета эстонцев или русских в России», — говорит Александр.
На основании собранных материалов он периодически делает выставки, и не только в столице, но и по всей стране, показывая эстонцам, что русские здесь это не только vene asi, а местным русским помогая осознать себя эстоноземельцами. Сейчас готовит выставку к 100-летию Таллиннской 6-й школы, которая откроется в его салоне на Нарвском шоссе. 

Камни Петра Великого

Но главная цель Александра — строительство хранилища для своего архива, так как с русским музеем ничего не вышло, хотя Дормидонтов ради этого даже в Партии реформ побывал. Впрочем, не получилось сотрудничест­ва и с другими организациями. «Как только денежный ручеек начинал течь, я становился не нужен. Мое имя просто использовали», — говорит Александр.
Помощи он уже не ждет.
Поэтому строить будет на своем участке в Нымме хозрасчетным способом, продавая ставшие ему ненужными книги. В салоне (Нарвское ш., 32) всего за 40 крон можно купить хорошую книгу и посмотреть выставку. Наверное, это самый дешевый книжный магазин в Таллинне.
Стройматериал для фундамента уже есть. На прошлой неделе бесплатно (есть еще бескорыстные люди) привезли целую груду камней. Не простых, а тех, что были в основании памятника Петру Великому на площади Вабадузе.
«Это символично, что камни из основания русского памятника лягут в фундамент хранилища для русского архива», — говорит Александр.

* * *
Александр Дормидонтов

58 лет.
Учился только в народных университетах, но всегда на «пять».
Никогда официально не работал.
Долгов не имеет.
Коллекционер.
Знает все об эстонских русских.
Суров к своим детям:
«Свой дом-архив поставлю под охрану, чтобы наследники не растащили. Не надо вам — продайте, но только все вместе».

«Столица»

 












Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!