А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ранним декабрьским утром 1820 года молодой гвардейский офицер Александр Бестужев отправился в Ревель по приглашению друга семьи, адмиралтейского генерала Спафарьева. И вот он, Ревель, гостеприимный дом Леонтия Васильевича на улице Дункри. Бестужев бродит по Старому городу, изучает его древности, присматривается, интересуется всем, что связано с прошлым и настоящим города. А вечером берется за перо, и на бумагу ложатся яркие, красочные и остроумные описания его наблюдений.

Среди восьми чудес света в 283 г. до н.э.
у устья Нила был возведен Форосский маяк.
На его вершине 180-метровая башня.
Давно погиб этот маяк, осталось только слово — «фара».

На этом старом маяке все говорит об истории — он построен в начале ХIХ века.

На этом старом маяке все говорит об истории — он построен в начале ХIХ века.

 

О дворянском недоросле и его слуге Лукашке

Леонтий Васильевич Спафарьев… О нем молчат энциклопедии. Это имя редко встречается в популярной литературе, а между тем… Каждое приближающееся к Таллинну судно встречают, указывая безопасный курс, огни двух старых маяков, расположенных один за другим на плато Ласнамяги. Работая синхронно, они обеспечивают вход в бухту. Прямо над домиком Петра I в Кадриорге, на краю склона каменный дом с башней. Наверху комната с открытой в сторону моря стеной. В ее глубине каждые три секунды вспыхивает лампа в сверкающих кольцах линз светооптического аппарата, изготовленного в 1886 г. в Париже. На этом старом маяке все говорит об истории — он построен в начале ХIХ века. В 1935 году в километре южнее была построена красная башня еще одного маяка (отсюда и произошло название улицы Пунане). Огни этих двух маяков ведут мореплавателей при входе в бухту между островами Аэгна и Найссаар. С этими маяками и были связаны жизнь и деятельность организатора маячного дела на Балтике генерала Л.В. Спафарьева.

Но прежде чем заняться маяками, Спафарьев 20 лет плавал боевым моряком на кораблях, участвовал в морских сражениях и дальних походах. Он и родился в семье заслуженного морского офицера, знал о подвигах своих предков, предании рода Спафарьевых.

В старом кинофильме «Петр I» есть эпизод об отправленном царем на выучку морскому делу в Европу дворянском недоросле. Отправился он со своим слугой, от учебы отлынивал, зато его крепостной услужник прекрасно усвоил азы морской науки и практики. По возвращении в Россию царь устроил строгий экзамен; молодой дворянский сынок провалился и был строго наказан грозным царем, а бывший крепостной не только получил вольную, но и офицерский чин. Эту историю вовсе не выдумали сценаристы фильма. Она в действительности произошла с Иваном Петровичем Спафарьевым и его слугой Лукашкой, которые по приказу царя Петра оказались во Франции, в Тулоне и Бресте.

Во время возвращения в Россию Иван Петрович с Лукашкой из-за просроченного паспорта вынуждены были добираться окружным путем через Любек. После ряда приключений, побывав в шведской тюрьме, добрались до русского лагеря в устье Невы и даже приняли участие в захвате двух шведских кораблей русскими гвардейцами. Однако это не спасло Ивана Спафарьева от царского экзамена и строгого наказания — он с позором был отправлен в родовое имение с запретом въезда в столицу на десять лет. Ну, а Лукашка с блеском ответил на все вопросы царя Петра и был произведен в офицеры. В патенте на офицерское звание, написанном самим царем, сказано: «Мичман Лука Артемьев, сын Калмыков. Шлотбург, мая 29 дня 1703 году. Питер».

Дослужился Лука Артемьевич Калмыков до адмиральских чинов и остался в истории русского военно-морского флота как специалист-судостроитель.

Славный род Спафарьевых

Потомки Ивана Петровича Спафарьева стали прекрасными моряками и реабилитировали честь своего рода. По их стопам пошел и Леонтий Васильевич. Окончив Морской кадетский корпус, плавал на кораблях в Балтийском, Северном и Средиземном морях.

2 мая 1790 года шведский флот неожиданно появился в Таллиннской бухте и атаковал стоявшую на якорях русскую эскадру адмирала Василия Чичагова. Казалось бы, двойное превосходство в количестве линейных кораблей обеспечивало шведам легкую победу. На всех парусах в строгом кильваторном строю, сохраняя определенные уставом интервалы, устремились к русской эскадре 22 шведских линейных корабля и четыре фрегата… И тут произошло неожиданное. Стоявшие неподвижно на якорях десять русских кораблей и пять фрегатов открыли мощный и меткий огонь по приближающимся по очереди шведам, подожгли флагман и повредили еще один из кораблей. Шведы же из-за волнения на море не могли ответить достаточно точными залпами и, потеряв немало моряков убитыми и пленными, вынуждены были отступить. В составе эскадры Чичагова был линейный корабль «Ростов», на котором служил лейтенант Леонтий Спафарьев. Потом было морское сражение под Выборгом, в котором была одержана еще одна победа, и вновь Спафарьев принимал в ней участие.

За годы плавания и сражений Спафарьев приобрел не только опыт морского офицера и командира корабля, но познал и трудности мореплавания в прибрежных районах заливов Балтийского моря с его переменчивым и трудно предсказуемым характером погоды, с морем, изрезанным множеством бухт, с мелями и имеющимся в ту пору самым примитивным навигационным оборудованием. Судам нужны были надежные стационарные маяки.

До конца XVIII века маяки были простейшими сооружениями с площадками для сжигания дров или угля. Большинство из них принадлежало частным лицам, не получавшим к тому же оплаты за свой труд. В виде вознаграждения они имели право присваивать имущество потерпевших крушение судов. Посему неизвестно, что было более выгодным — безопасное плавание или гибель корабля.

Все это заставило Спафарьева задуматься над усовершенствованием маячного дела на Балтике. В 1800 году он подает в Адмиралтейство проект коренного преобразования маяков, передачи их в ведение военно-морского флота, упорядочения их размещения и оплаты труда хранителей маяков. Чиновники во все времена далеко не сразу принимали решения. Только через три года проект Спафарьева утвердили, а его назначили смотрителем всех балтийских маяков России. Энергично взялся капитан 2-го ранга Спафарьев за организацию маячной службы. Были перестроены старые маяки, и среди них старейший маяк Эстонии, сооруженный на острове Кери в 1719 году по приказу Петра I. Еще в ходе русско-шведской войны 1741 года этот деревянный маяк был разрушен и только спустя 18 лет восстановлен. Спафарьев настоял на сооружении на острове Кери каменного здания маяка. Спафарьев установил первый в России светильник с системой отражения света. Рефлектор был изготовлен в Петербурге, и в 1803 году маяк Кери послал в море необычно яркий для этого времени луч света. По предложению Спафарьева новыми системами освещения были переоборудованы все старые и построенные маяки. Так было обеспечено безопасное плавание в бассейне Балтийского моря. В 1820 году под его руководством было издано первое описание всех огней и знаков Финского и Рижского заливов, а три года спустя он издал на нескольких языках полный атлас этого района Балтийского моря.

В ревельском доме

Маяками адмиралтейский генерал-майор Спафарьев (это звание ему присвоили в 1817 году) занимался двадцать лет, он не только их усовершенствовал, но и соединил телеграфными линиями, и когда в 1809 году английская эскадра появилась в Балтийском море и блокировала русские корабли в Ревеле (Таллинне), телеграф помог связи Ревеля с Петербургом.

Из пятидесяти лет военной службы более тридцати пяти Спафарьев провел в Ревеле, жил как раз в те годы, когда он стал модным курортом, и среди отдыхающих на Ревельских водах было много давних друзей и знакомых Леонтия Васильевича. Это и баснописец Иван Андреевич Крылов, и поэт князь Петр Андреевич Вяземский, и Сергей Львович Пушкин, отец поэта, и писатель Александр Бестужев, и многие другие. Всех их радушно принимали в доме Спафарьевых, а его жена, о которой так восторженно писал Бестужев, угощала дорогих гостей пирогами и расстегаями с красной рыбой, которые не оставлял без внимания любивший поесть Иван Андреевич Крылов.

В 1838 году Леонтий Васильевич Спафарьев оставил военно-морскую службу, ушел в отставку в звании генерал-лейтенанта, поселился в Петербурге, где прожил последние девять лет своей жизни и скончался на 82-м году жизни в 1847 году. В январе прошлого, 2007 года исполнилось 160 лет со дня его кончины, но мы и сегодня с благодарностью вспоминаем имя человека, стоявшего у истоков маячного дела на Балтике.

У входа на диспетчерский пульт южного таллиннского маяка начертаны удивительные слова: «Маяки — святыни морей, принадлежащие всем и неприкосновенные». Эти слова — завещание Леонтия Васильевича Спафарьева, создателя всех балтийских маяков.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!