А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Летом 1911 года в трехэтажном доме на вышгородской улочке Тоом-Кооли появился новый жилец: преподаватель истории, русского языка и словесности, прибывший в cтолицу Эстляндской губернии из далекой малороссийской Жмеринки­.

Новосела звали Александр Симонович Пешков: отныне и навсегда имя его оказалось вписанным в историю русского образования в Таллинне.

С берегов Амура

Отвечая на вопрос о своем социальном происхождении, А. Пешков

Александр Пешков

неизменно отвечал: из крестьян. Делая тотчас же уточнение: из амурских казаков (его предки поселились в основанном на границе с Китаем городе Благовещенске). Здесь он появился в 1881 году на свет. Здесь обучался в городской гимназии. Здесь девятнадцатилетним гимназистом участвовал в обороне осажденного китайскими повстанцами города в июле 1900 года и был отмечен благодарственным письмом от городского головы. В 1902 году  Пешков был принят на медицинский факультет Императорского Томского университета, однако в «Сибирских Афинах» проучился недолго: в следующем году он перевелся на историко-филологический факультет Киевского университета. Полученный в 1910 году диплом дал А. Пешкову право работать гимназическим преподавателем.

Первым местом работы педагога стала Жмеринская женская гимназия. Но учительствовать на Украине А. Пешкову довелось не долго: буквально на следующий год он был уволен из гимназии за чересчур либеральные и откровенно левые политические взгляды. Судьба, однако, преподнесла ему сюрприз: некий профессор Лецус пригласил историка и слависта занять место преподавателя русского языка и литературы в Ревельском рыцарском Домском училище. Обосновавшись в Таллинне, он в 1912 году съездил к родственникам в Благовещенск, посетил с женой-эстонкой Хельми двумя годами позже «с целью отдыха» Берлин, Париж и Швейцарию, летом 1917-го отдыхал с семьей на Волге. После чего безвылазно обосновался в Таллинне, ни разу не покидая город до 1941 года.

К работе в новом для себя таллиннском окружении А. Пешков приступил, по всей видимости, с энтузиазмом. Уже в 1912 году он выступает в роли соавтора хресто­матии по русской литературе, предназначенной для учеников Домского училища — преимущественно отпрысков остзейского дворянства. Три года спустя начинает преподавать русский язык в эстонской гимназии Якоба Вестхольма.

В 1918 году А. Пешков входит в инициативную группу по созданию в Таллинне частной русской гимназии, а после ее учреждения работает в ней преподавателем. Еще через пять лет он становится педагогом Город­ской русской гимназии, а в 1928 году, ­после смерти ее руководителя Григория Васильевича Бахрова, занимает   директорское кресло.

Два знакомства

Судя по всему, А. Пешков был человеком общительным: круг его знакомств в довоенном Таллинне включал директоров эстонских, немецких, а также еврейской гимназий, руководителей Министерства народного просвещения, школьного управления, деятелей русских культурно-просветительских обществ. В феврале 1936 года заметку о праздновании двадцатипятилетия педагогической деятельности А. Пешкова в Таллинне опубликовала  не только таллиннская газета «Вести Дня», но и тартуский «Postimees».

Со студентом Дмитрием Веселовым А. Пешков познакомился в годы учебы в Киевском университете. Приятель ввел его в круг социали­стов-революционеров. По заданию товарища будущий педагог в течение двух лет ходил в воинские части Киевского гарнизона, где проводил с солдатами беседы о неизбежности краха самодержавия и создавал нелегальные «кружки собеседования».

В 1907 году Веселова арестовали: он был сослан и погиб на каторге. По словам самого А. Пешкова, вскоре после ареста друга он вышел из студенческой организации эсеров, а после переезда в Эстляндию и женитьбы перестал поддерживать общение с эсерами вообще.

Летом 1919 года во время посещения театра А. Пешков встретился с неким Марголиусом, пригласившим зайти в самую фешенебельную гостиницу города — «Золотой лев». Здесь в лучших традициях авантюрных романов педагогу было сообщено о создании в Таллинне правительства Северо-Западной России и предложено занять в нем министерский пост. После недолгих раздумий А. Пешков согласился: при левой политической ориентации его отношение к большевистскому режиму было сугубо негативным. Он был назначен министром общественного призрения, говоря современным языком — социальных дел.

Последняя надежда

Два года в студенческой организации эсеров и два месяца в призрачном «министерском кресле»: эти два пункта биографии подчеркнуты в протоколах арестованного советскими властями 29 апреля 1941-го А. Пешкова красным карандашом.

На них, словно на невидимый стержень, нанизываются прочие ­«отягощающие обстоятельства»: помощь в проведении в 1920 г. съезда русских Эстонии и создании Комитета русских эмигрантов; участие в правлении Русского национального союза в Эстонии с 1921 по 1925 гг.; членство с 1920 г. в Русском центральном учительском союзе в Эстонии, возглавлять который ему довелось с 1938-го по 1940-й. И даже председательство с 1919 года по 1933 год в русском Литературном кружке, старейшей русской организации в Таллинне, существовавшей с самых «времен царизма» — с 1898 года.

На допросах А. Пешков признавал свою вину, не отказываясь ни от юношеского увлечения идеями эсеров, ни от членства в «контрреволюционном белогвардейском правительстве» — кстати, наиболее либеральном и левом из всех «белых» правительств времен Гражданской войны.

Чего А. Пешков признавать не желал — это якобы поддерживаемые чуть ли не до самого 1940 года связи с эсерами на территории Эстонии и… России, а также «антисоветский» характер своей деятельности в качестве министра. «Как министр общественного призрения… я занимался расселением беженцев, эмигрировавших с территорий, занятых Красной армией», — то и дело отвечал он следователю НКВД. Можно добавить: не только расселением, но и оказанием эмигрантам всяческой помощи. Жена и младший сын Пешкова были высланы из Эстонии во время июньской депортации. Старшему сыну удалось скрыться. Сам же глава семейства с началом войны был этапирован в Усольский исправительно-трудовой лагерь Пермской области. К месту заключения он  прибыл практически инвалидом.

31 марта 1942 года особым совещанием при НКВД СССР А. Пешков был приговорен к расстрелу за антисоветскую деятельность. Непонятно,  с какой целью чекисты допрашивали по его делу какого-то полуграмотного эстонского крестьянина и бывшего жителя города Луги: первый заявил, что А. Пешков, якобы, был «членом буржуазного парламента», а второй — что «ранее где-то при царском правительстве был губернатором». А согласно полученным от них доносам,  придерживавшийся всю жизнь левых взглядов А. Пешков ждал «восстания белоказаков» и «устройства немцами нового правительства во главе с сыном князя Кирилла Романова».

Приговор был приведен в исполнение 14 июня 1942 года.

Автор благодарит Александра Дормидонтова и Сергея Исакова за оказанную при написании материала помощь.

По свидетельству одного из допрашиваемых по делу А. Пешкова в Усольлаге, он не оставлял «надежду вернуться в Эстонию, так как Эстония обратно будет буржуазной». Вернуться в ставший ему родным Т ал линн довелось лишь его сыну и супруге. Они, а также проживавший в Японии племянник пытали сь отыскать следы близкого человека. Увы — даже выданная КГБ в 1961 году справка содержала ложные дату и причину смерти. В реабилитации А. Пешкову было отказано: его реабилитировали лишь в 1989 году.
Остается только сожалеть, что память о выдающемся деятеле русской культуры Эстонии не увековечена: мемориальная доска в его честь была бы уместна на доме по улице Рауа, 30, где А. Пешков прожил большую часть своей таллиннской жизни. А еще лучше — в фойе Кесклиннаской русской гимназии, бывшей шестой школы, этот номер она, кстати, получила в ту пору, когда А. Пешков был ее директором…

«Столица»

Йосеф Кац











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!