А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Недавно, копаясь в рядах своих книжных полок, натолкнулся на потрепанную книгу старого петербуржца Льва Васильевича Успенского «Слово о словах». Открыл наугад и прочел:

Держитесь слов.
Да, словам соответствуют
Понятья.
И.В.Гете

«Хуже всего дело с другим слоем «языкового мусора», так называемыми «варваризмами». Еще в середине XVIII века поэт и драматург Александр Сумароков в пьесе «Пустая ссора» изобразил щеголей того времени и их подруг, модных дам, изъясняющихся «птичьим языком».

«Деламида: Вы так флатируете мне, что уже невозможно…

Делюш: Вы не поверите, что я вас адорирую.

Деламида: Я этого, сударь, не маретирую.

Делюш: Я думаю, что вы достаточно ремаркированы быть могли, что я опре вас в конфузии.

Деламида: Я этого пансэ не имею, чтобы в ваших глазах эмабль имела…»

Прочитал и невольно подумал: как мало мы изменились за два с половиной столетия! По-прежнему уродуем и засоряем свой язык электоратами, консенсусами, ваучерами, капитал-шоу, брейн-рингами и прочим «словесным мусором», будто не было в истории русского языка Пушкина и Даля.

 

Первое слово

 

…По снежному насту сани идут легко. Ямщик, укутанный в тяжелый тулуп, понукает лошадь и через плечо поглядывает на седока. Тот жмется от холода. Новая, с иголочки, мичманская форма греет плохо. Мысли у мичмана Владимира Даля далеко… Ямщик тычет кнутовищем в небо и басит:

— Замолаживает…

— То есть как «замолаживает»? – спрашивает мичман.

— Пасмурнеет, — объясняет ямщик. – К теплу.

Мичман суетится, вытаскивает тетрадку, карандашик, греет за пазухой закоченевшие пальцы и записывает: «Замолаживать — иначе пасмурнеть — в Новгородской губернии значит заволакивать тучками, говоря о небе, клониться к ненастью».

Морозный мартовский день 1819 года оказался самым главным в жизни мичмана. На пути из Петербурга в Москву, где-то у Зимнегорского яма, затерянного в новгородских снегах, Владимир Даль застывшими пальцами начал первую страницу книги, ставшей делом всей его жизни, записал первое из 200 тысяч слов «Толкового словаря великорусского языка».

Самое невероятное, что собрал слова, объяснил их смысл и создал этот многотомный труд не кабинетный ученый-филолог, а человек своеобразной судьбы.

В «Общем морском списке» есть такая запись о мичмане В.Дале: «1822 г. Был в кампании на военной брандвахте у Очакова. 1823 и 1824. Находился при Николаевском порте. 1823. Был под судом за сочинение пасквильных писем». Его обвинили в авторстве появившихся в Николаеве глупейших стихов, высмеивавших любовницу командующего Черноморским флотом вице-адмирала Алексея Грейга (сына Самуила Грейга, похороненного в Домской церкви Таллинна). Крестник Екатерины II, блестящий морской офицер, одержавший немало побед в морских сражениях, удостоенный похвал Сенявина и Нельсона, не нашел в себе снисхождения к молодому тощему офицеру, вина которого не была толком доказана. И Грейг продиктовал: «Лишить чина и записать в матросы на шесть месяцев». К счастью, Морской департамент отменил разжалование, и Даля перевели на Балтику да еще присвоили следующий чин – лейтенант.

И снова дорога, пыльные степные тракты, возницы, хозяева постоялых дворов, старики-странники и слова, слова…

Щелкают вожжи. Басовито и весело ямщик кричит вслед:

— Добрый путь, да к нам больше не будь.

Даль спохватывается — надо точно записать. Дорога до Питера длинная, и слов набирается порядком. Владимир Даль, как свидетельствует формуляр, «1 января 1826 года уволен со службы тем же чином – лейтенантом».

 

Дерптский студент

 

«Я почувствовал необходимость в основательном учении… вышел в отставку, вступил в Дерптский (Тартуский) университет студентом».

Добротные дома прижимаются к холму, окутанному густой зеленью. Как дома к холму, так и весь городу – к университету. Всюду студенты: на площади перед Ратушей, в аллеях парка. На старом мостике латинская надпись «Otium reficit vires» – «Отдых возобновляет силы». Собирались на холме, пили, пели, прыгали через костер, с факелами в руках спускались в город, шли по улицам, тревожа ко всему привыкших горожан. Но те же бурши (студент-старшекурсник, член корпорации), по словам друга Даля, будущего великого хирурга Пирогова, «… потом как будто перерождались, начинали работать так же прилежно, как прежде бражничали, и оканчивали блестящим образом свою университетскую карьеру».

И Владимир Даль за три дерптских года из лейтенанта превратился в искусного хирурга. Здесь узнал человека, чье имя живет в благодарной памяти и жизнеописаниях его великих учеников, – врача-хирурга, доброго наставника, профессора Иоганна Мойера. Здесь Даль подружился с Жуковским и Языковым, Пироговым и Иноземцевым. Эти три года остались светлым и добрым воспоминанием всей его жизни.

Но почему только три года? Полный курс медицинского факультета значительно больше. Пока Владимир оперировал, зубрил латынь, проводил вечера у Мойеров, в тысячах верст южнее русская армия готовилась перейти Дунай. Весной 1828 года началась русско-турецкая война. И тут выяснилось, что планы Даля навсегда поселиться в Дерпте рушатся. Вышел приказ послать на войну студентов-медиков: в армии не хватало врачей. Даль недоучился положенных лет, но ему разрешили как одному из лучших студентов защитить диссертацию на степень доктора медицины, и в армию он поехал врачом.

И все-таки Далю повезло с Дерптом. Не оттого ли годы спустя Даль в вицмундире, в «тесной ливрее», будет вспоминать восторженно: «Нет! Ничто в мире не может заменить эти три года, протекшие в безмерном бескорыстном рвении усвоить себе науку», время «стремления и познания высоких и полезных истин, время восторга, золотой век нашей жизни».

Товарищи торжественно, по студенческому обычаю простились с Владимиром Далем: развели костер на главной площади, выпили пунша за здоровье отъезжавших потом, освещая путь факелами, вели их до заставы.

 

Военный лекарь

 

На Балканах шла война. Ординатор, военный лекарь Владимир Даль не ждал сложа руки в аптеке или у операционного стола. Ходил между ранеными, резал, перевязывал, извлекал пули, ходил в атаку. «Не на кафтане честь, а под кафтаном», — записал Даль в «Толковом словаре». И когда под Сливно бросился с передовым отрядом в бой, звала его, видно, та честь, что «под кафтаном».

В ту пору в горах Балканских солдат было из шестидесяти губерний. Солдат же русский за словом в карман не полезет. «Он языком и клочит, и валяет, и гладит, и копает, и шьет, и порет…» Сколько раз среди жаркой беседы записывал оборот речи и какое-нибудь незнакомое слово. Записок этих стало так много, что требовали особой для себя подводы.

За ратные подвиги наградили Даля Орденом святой Анны. Война закончилась, но началось Польское восстание, и корпус, в котором служил военный лекарь Даль, был отправлен на подавление метяжа.

Польская кампания вписала в биографию Даля неожиданную страницу. В корпусе не нашлось инженера, который взялся бы из подручных средств навести мост через широкую Вислу. Эту задачу решил лекарь Даль. Решил своеобычно: «Понтонов не было; он употребил бочки, плоты, лодки, паромы и навел мост, да так, что артиллерия и тяжести проходили оный…» — пишет в докладной командир корпуса генерал-лейтенант Ридегер. К этому следует добавить, что когда русские части уже закончили переправу, к мосту прорвался вдруг большой отряд повстанцев, конные уже доскакали до середины моста – и в сию минуту Даль, находясь на мосту с несколькими рабочими, перерубил в мгновение ока несколько якорных канатов… и мост быстрым течением унесло вместе с конниками, под выстрелами Даль доплыл до берега и остался невредим.

«За труды, понесенные в минувшую Польскую с мятежниками войну, всемилостивейше пожалован бриллиантовым перстнем с аметистом».

Далю к этому времени только тридцать лет. Впереди еще долгая жизнь, в которой он будет чиновником, достигнет высоких постов, получит множество наград, встретится с удивительными людьми. Вместе с Крузенштерном, Бэром, Чихачевым и Литке учредит Географическое общество. Станет известным писателем. Но самыми памятными и горькими останутся всего одни сутки в январе 1837 года у постели умирающего Пушкина.

Пушкин сжимает руку Даля:

— Ну, пойдем же, пожалуйста, да вместе!

Руки Пушкина холодны и белы, как снег.

— Подними меня.

Даль берет его под мышки, приподнимает повыше.

Пушкин, будто проснувшись, широко раскрывает глаза, произносит ясно:

— Кончена жизнь.

От неожиданности Даль переспрашивает:

— Что кончено?

— Жизнь кончена…

Как реликвию до конца жизни хранил Даль перстень-талисман поэта и простреленный сюртук его с маленькой дырочкой.

Далю шестьдесят, семьдесят… Он ходит, пока позволяют ноги; пока уши слышат – не перестает слушать; ему все еще нужны слова. Сколько воды утекло с того вьюжного дня, когда, повинуясь внезапному порыву, нацарапал он себе в тетрадке знаменитое «замолаживать»; уже вышел «Толковый словарь великорусского языка», Академия наук России присвоила ему Ломоносовскую премию, Географическое общество увенчало словарь Константиновской золотой медалью; Дерптский университет также отметил его почетной наградой. Но пока жив, Даль продолжает дело.

Говорят, перед смертью он позвал дочь, попросил: «Запиши словечко…» Кажется, это предание. И все-таки нужно, чтобы последнее слово Даля было о словах.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!