А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В календаре 1919 года дата 24 февраля была набрана точно таким же цветом, что и остальные рабочие дни. Что и неудивительно: правительство ЭР приняло решение отмечать дату как День независимости за пять дней до самого праздника.
Подготовить за чисто символический срок масштабное торжество было не реальным. Тем более — в условиях войны, которая вскоре получила название Освободительной. Сотрудники столичных газет, а также таллиннские священники, вызванные 15 февраля на консультацию генерал-майором Э. Пыддером, посоветовали отметить памятную дату чтением в церквах и школах текста Декларации независимости (Манифеста ко всем народам Эстонии), военным парадом, а также «уместными концертами и народными увеселениями».

Парад первого Дня независимости принимали Й. Лайдонер и К. Пятс

В еловом убранстве
Праздничное убранство столицы в первый День независимости было довольно скромным. Еловым лапником и венками успели украсить фасады ратуши, офицерского казино на Ратушной площади, окружного суда на Пярнуском шоссе, Женской коммерческой гимназии на нынешнем бульваре Эстония, замка Тоомпеа. Здание Банка Эстонии, в котором год назад независимость страны была провозглашена, почему-то остался без украшения. Зато на перроне Балтийского вокзала «вырос» целый еловый лес. По мнению современников, это способствовало созданию торжественного настроения, напоминая приезжающим, что город отмечает праздник.
Домовладельцы поспешили вывесить сине-черно-белые флаги. Причем «синий цвет», как отмечала пресса, на самом деле мог быть от бледно-голубого до чуть ли не насыщенно-фиолетового. Удивляться было нечему: знамена в массе своей были самодельными. В условиях после­революционного дефицита было не до тонкостей цветовой гаммы. «Примечательно само желание выразить уважение в важный для Эстонии день», – писала газета «Пяэвалехт». Добавляя при этом, что особенно отрадно было видеть эстонские триколоры там, где год назад развивались флаги кайзеровской Германии.
Частный капитал с воодушевлением поддержал идею украшения столицы к знаменательному дню. Наиболее патриотически настроенные предприниматели постарались избавиться от вывесок на немецком языке. Книготорговец Густав Пихлакас выставил в витрине своего магазина большой портрет автора национального эпоса Фр. Р. Крейцвальда.
В окнах народного университета были помещены портреты членов Комитета национального спасения — К. Пятса и Ю. Вильмса, а также фотографии с фронтов. Владельцы кинотеатра «Пассаж» на улице Виру превратили вход в триумфальную арку, украшенную словами «24 февраля 1918 года. Да здравствует Эстонская Республика!»
Флаги на площади
Объявленный праздничной датой, День независимости фактически оставался полурабочим днем. Так, члены Таллиннского городского собрания отправились на торжества непосредственно с заседания. В память о годовщине провозглашения независимости было принято решение основать детский приют, пять бесплатных детских садов и назначить нуждающимся ученикам городских школ годовую стипендию. Кроме того, объявить о начале литературного конкурса: автору наиболее талантливого сочинения, посвященного истории обретения Эстонией государственности, полагалась премия в 10 000 марок. Вручение ее должно было состояться в десятилетний юбилей славного события — с приложением набегающих к 1928 году процентов.
24 февраля 1919 года Центром торжеств стала нынешняя площадь Свободы. Носящая в ту пору унаследованное от времен губернского города Ревеля имя — Петровская. Памятник императору, вот уже десятый год возвышавшийся в южной ее части, намеревались задрапировать материей: бронзовая фигура царя, «горделиво взирающая на непокорных эстов», по мнению политиков левого крыла, выглядела бы по крайней мере комически. В условиях катастрофической нехватки времени, а главное — мануфактуры, внимания на щекотливом несоответствии решили не заострять. «Монархический монумент» решили скрыть, насколько возможно, за установленными вокруг ограды памятника национальными флагами.
Флагов на параде было множество. Под своими знаменами шагали части Кайтселйита и недавно созданной эстонской армии: одна часть промаршировала в только что пошитых мундирах. Шли члены добровольных обществ. Вслед за ними — представители «меньшинственных объединений»: русские, поляки, латыши и евреи. Затем — учащиеся таллиннских школ. Принимали парад главно­командующий Й. Лайдонер и премьер-министр К. Пятс. Среди зарубежных гостей тогдашние репортеры отметили представителей Финляндии и Латвии, а также британского ВМФ.
«Холодный» прием
Традиция торжественного приема Дня независимости — ровесник самого праздника. Вечером 24 февраля 1919-го к дверям театра «Эстония» стали съезжаться пролетки и сани. Большая часть гостей, впрочем, пришла пешком. Программа праздничного вечера включала постановку пьесы драматурга А. Китцберга и концерт из произведений эстонских композиторов.
Впрочем, запомнился первый государственный прием не только музыкально-драматической частью. Но и холодом, царившим в театральном зале. Согласно легенде, виной тому оказалась позиция принципиального борца за трезвость политика Я. Тыниссона. Ссылаясь на действующий в военное время запрет на продажу крепкого алкоголя, он якобы «расширил» сухой закон не только на театральный буфет, но и на подвалы, отказавшись выдать водку истопникам. Те, не согласившись с подобным решением, погасили топки под котлами центрального отопле­ния и отправились домой. Оставив гостей мероприятия поеживаться от холода и ломать голову над вопросом: что это — застывшее желе перед ними в вазочке или просто мороженое?
Легенда, конечно, впечатляет, но следует признать, что относится она, скорее всего, к разряду городских баек. Потому хотя бы, что действительно не жаловавший любителей выпивки Я. Тыниссон с конца ноября 1918-го по май 1919 года числился в составе временного правительства ЭР «полномочным министром за рубежом».
И хотя в первую годовщину провозглашения Эстонской Республики он и находился в Таллинне, то вряд ли занимался организацией торжеств. Так что если первый в истории прием в честь Дня независимости и оказался холодным в прямом, а не в переносном смысле, то винить в том следует все же не антиалкогольные убеждения политика и дипломата, а банальный дефицит топлива.
 Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!