А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Легендарный кинооператор, один из трех ныне живущих снимавших Вторую мировую, делится на этот раз сугубо «мирными» воспоминаниями. Его нынешний рассказ — о Таллинне, городе, в котором он прожил более шестидесяти лет.

Фронтовой оператор — звание пожизненное. Достаточно убедиться в этом, введя имя и фамилию Семена Школьникова в любую поисковую систему Интернета. Сомневаться не приходится: подавляющее большинство ссылок будет посвящено военным страницам его биографии. И потому особенно отрадно название фильма, снятого о нем молодым таллиннским режиссером Аленой Суржиковой: «Война и мир Семена Школьникова». 
Именно о мирной, куда как менее известной странице жизни почетного гражданина города Таллинна мы решили поговорить с ним в день недавно прошедшей кинопремьеры.

— Каким образом вы впервые оказались в Эстонии?

— Война закончилась. Мы снимали различные сюжеты для киножурналов, какие-то короткометражки. И вот, в декабре 1945 года, ко мне подходит кинорежиссер Лидия Ильинична Степанова и спрашивает: «Сеня, ты хотел бы вместе со мной снимать фильм?» Я спрашиваю: «О чем?» Она говорит: «Об Эстонии». И мне сразу же вспомнились школьные годы. Ведь в те времена географию зарубежных стран почему-то начинали учить с Эстонии. И потом двигались по другим государствам, окружавшим СССР.
Я ответил согласием. Нам выделили два грузовика, и мы двинулись по дорогам Эстонии. Не знаю, многие ли помнят сейчас довоенные и после­военные эстонские шоссе, но были они очень пыльными. Асфальта ведь не было. Только потом Управление дорожного строительства приняло решение поливать дороги сланцевым маслом. Когда оно чуть застывало, по нему проходил каток. Пыль на два-три месяца прибивало. Так мы и ездили.
В Кохтла-Ярве снимали шахты и заводские сооружения: пейзаж был мне в целом знаком, потому что увиденное напоминало знакомый с детства Донбасс. Видели разрушенную Нарву. В сельхозтехникум в Йыгева приехали на свадьбу. Хотели снимать, но вдруг выяснилось, что мой напарник оставил пленку в Таллинне. Пришлось его посылать за ней. Он уехал — и пропал: познакомился в Тапа с девушками, загостил у них. Чудом успел к началу съемок, и эпизод мы все-таки отсняли. Кстати, именно сцена свадьбы так понравилась Сталину, что я получил очередную сталинскую премию.

— Помните ли вы свою первую встречу с Таллинном? Что запомнилось вам прежде всего? 

— Совсем другим город был. Там, где сейчас на Нарвском шоссе стоят современные многоэтажные здания, я помню маленькие деревянные домишки. Такие низкие, что я мог достать рукой до крыши — то ли земля вокруг них поднялась, то ли дома в землю погрузились. Все Пярнуское шоссе, от места, где теперь стоит кинотеатр «Космос», было деревянным. Сейчас там от довоенной застройки, наверное, один только загс у бывшего Дома печати сохранился.
Хватало и военных разрушений. Недавно мне позвонил мужчина и представился юристом. Рассказал, что жильцы дома на Нарвском шоссе судятся с хозяином. Закон говорит, что если дом был разрушен на тридцать пять процентов и его восстановили, то домовладелец уже не имеет права на его возвращение. Юрист мне и говорит: «Я звонил на киностудию, мне сказали, что вы единственный, кто вел в Таллинне съемки непосредственно после войны, и можете помнить — было здание разрушено или нет». Я сказал, что помню — с фасада дом был в порядке. Что касается двора, внутренних перекрытий — не знаю.
Во всем Таллинне в 1946 году ходили три или четыре автобуса — длинные такие, иностранного вида. Они ездили на бензине. А остальные представляли собой газогенераторные грузовики со сколоченными будками на кузове. Автомобилей было очень мало. А перед пожарной частью на площади Виру стояли извозчики: несколько мужчин, и, что запомнилось особо, — женщины.

— Как вы решили променять Москву, столицу, на небольшой, тихий Таллинн?

— Так получилось, что в Таллинне я встретился со своей будущей супругой. Причем «познакомился» с ней еще раньше, чем увидел. Вышло это так. В 1940 году, когда Эстонию присоединили к СССР, ленинградский режиссер Василий Беляев снимал здесь документальный фильм «Освобожденная земля». Уже после войны он нам сказал, что переводчицей у него в Эстонии была Зинаида Веселова. А нам для съемок тоже была нужна переводчица. Мы нашли ее адрес, договорились.
Она знала русский, эстонский, финский, немецкий и английский — его она ездила изучать в Англию. Танцевала в балете, а потом работала в представительстве кинофирмы «Метро Голдвин Майер», если не ошибаюсь. Располагалась их контора в здании на площади Свободы, где сейчас мэрия. Зинаида была, что называется, из местных русских. Ее предки жили в Эстонии с XVIII века. Отец был состоятельным человеком, владел конфетной фабрикой, магазином, двумя домами, дачей в Усть-Нарве. Когда пришла советская власть, он сразу понял ситуацию. Не стал дожидаться ареста, сам явился в соответствующие органы и сказал: «Забирайте все, что у меня есть». Он и семья уцелели, но забрали у них все. Кроме квартиры в Кадриорге, где я живу и сейчас.
Я объездил СCCР, бывал в годы войны за рубежом, но первое, что потрясло меня в Таллинне в 1946 году, — это квартира. Я понял, что здесь я смогу отдыхать. Ведь когда закончилась война, я был уже дважды лауреатом сталинской премии. При этом мне в Москве была выделена комната в коммуналке — десять квадратных метров.
Жилплощадь поприличнее давать отказались. А тут как раз жене подошло время рожать. Мы подумали, что лучше делать это в Эстонии. Бытовые условия здесь были нормальнее. Она поехала в Таллинн, потом и я за ней.

— Вы прожили в Эстонии большую часть своей жизни, являетесь почетным гражданином Таллинна. Как вы думаете, в какой степени «кинопортрет» города был создан вами? 

Смотря что называть таким портретом. Таллинн мне доводилось снимать много. Я жадный до съемок человек: никогда свою камеру никому не отдавал. Ну, может, несколько раз ассистент меня дублировал. А так — всегда стремился запечатлеть на пленку все, что видел вокруг, где бы ни был.
Что касается звания почетного гражданина, то не думаю, что его дали за какую-то одну работу. Четыре фильма я снял о Таллинне в качестве оператора. Одним из первых снимал Таллинн с вертолета. Был у меня фильм, полностью посвященный всего одной, не самой длиннной, улице Старого города — переулку Сайа кяйк. Была лента «Бой часов»…
Доводилось мне выступать и режиссером-постановщиком одного игрового фильма. Мюзикла. Назывался он «Украли Старого Тоомаса». О нем я, признаюсь, сейчас не самого высокого мнения. Но когда этот фильм года два тому назад во время Дней Старого города показывали на Ратушной площади, в газетах его называли выдающейся лентой о Таллинне. Что ж — зрителям, наверное, виднее.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!