А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина
Говорят так:
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сутор, шостер, шомокер, кингсепп, сапожник – так на разных языках и диалектах звучит название профессии, символ которой – большой металлический сапог — до недавнего времени висел на ажурном кронштейне на углу Ратушной площади и улицы Вооримехе. Не только висел, но и приглашал всех, у кого прохудилась обувь, зайти в дом на углу и сдать ее в ремонт. Казалось, что старая лестница и стены этого дома насквозь пропахли кожей.

С моим ремеслом я по свету бродил,
Шел к франкам, баварам,
на Рейн заходил.
Пять лет беспрерывно
я странствовал там…
По этим и многим другим городам.

Сапожник и поэт Ганс Сакс. XVI век

 

Время и люди

 

Почти за семь столетий, что прошли с первого упоминания о появлении на западной стороне рыночной площади у Ратуши сапожных дел мастеров, многое изменилось. Постепенно исчезли лавки и мастерские, а совсем недавно закрылась и последняя – та самая с вывеской-сапогом и запахом кожи. Осталось только название улицы – Кинга (Башмачная), хотя дома, где когда-то жили, работали и торговали своей продукцией ревельские сапожники, давно перестроены и изменили не только облик, но и содержание.

На углу улиц Кинга и Вооримехе в самом начале XV столетия стоял дом (смотри схему) из трех островерхих объемов, похожий на здание Трех сестер на улице Пикк. Не знаю, как называли его в 1417 году, когда там жили и тачали модные в то время туфли с длинными и острыми носами члены сапожного ревельского цеха — мастера Клавес Боргер и Ханс Дабек. Я бы назвал его Три сапожника, хотя имя третьего до нас не дошло. Перед домом были пристроены характерные для ревельской рыночной площади маленькие лавочки, в которых продавали обувь. Такие же лавочки были и перед домом, где до начала девяностых годов ХХ столетия ремонтировали ботинки, туфли и сапоги. Впервые эти лавки упоминались в городских документах как sutor universo (сапожные лавки) в 1333 году.

Сапожных дел мастерам принадлежали и другим здания на улице Кинга. В доме № 3 в 1386 году жил мастер Тидекинус Нуенберг, в следующем, пятом, доме во второй половине XV веке трудился Ханс Ролевес. А в конце XVII столетия этот дом во владении сапожника Мартена Хинриха. На другой стороне этой же улицы, в доме № 8, спустя столетие работал еще один сапожник, некий Я.Х.Теммине. Мастерские и жилые дома этого одного из самых многочисленных по числу членов ремесленного цеха Ревеля были не только на улице Кинга, но и на соседней Мюнди, и на самой площади у Ратуши.

Сапожный цех, входя в Канутискую гильдию, отдавал предпочтение мастерам-немцам. И только при наличии вакансий могли стать мастерами местные шведы, которые в XVI веке даже имели в цехе большинство. Руководству Канутиской гильдии и магистрату это пришлось не по нраву, и они ограничивали шведов, требовали больший вступительный взнос, более трудный «шедевр», более обильную выпивку.

В книгах магистрата зафиксированы и эстонские имена: в XIV веке Николас Медепеа (Николас Медепе-сутор) и Китс-сутор, в XV столетии Николас Кингисеппе. Помимо цеховых мастеров были ремонтники обуви, или латальщики, которые не только клали латки на сапоги, но и снабжали простейшей обувью эстонских слуг и других работников. В цех их не принимали, так что весь этот неквалифицированный труд был уделом местных ремесленников. Если же с помощью стражи удавалось изловить такого «зайца», его изделия из кожи и инструмент подлежали конфискации.

Серьезную конкуренцию цеховым мастерам составляли купцы, торговавшие в своих лавках заморской обувью. Нужно сказать, что и тогда, как и в наше время, горожане предпочитали качественную и прочную импортную обувь. Ратуша пыталась время от времени вводить ограничения. Например, на Вышгороде запрещали торговать обувью из Швеции, Финляндии и России (но не из Германии). Одновременно здешних мастеров обязали производить более качественную продукцию. Меры по улучшению качества обуви тоже принимались, по-видимому, имели успех. В общем, ревельские сапожники того времени смогли выжить и занять свою нишу в производстве и торговле обувью. В отличие от нынешних. Увы!

 

Мастера, подмастерья и ученики

 

Сапожник, желавший стать мастером цеха, должен был заявить об этом желании на трех очередных цеховых собраниях. После этого ему предстояло год прослужить у одного из местных мастеров и предъявить свободные от любых долгов три марки серебра, также он был обязан служить в городском ополчении, для чего обзавестись доспехами, добрым арбалетом и сотней стрел, а с 1548 года – легким ружьем или аркебузой со всем необходимым. Вступительный взнос составлял 20 рижских марок, да еще предстояло поставить выпивку в размере 15 марок. После этого кандидат в мастера торжественно приносил гражданскую присягу в присутствии ольдермана (старейшины) и изготовлял так называемый «шедевр».

Ревельская Ратуша оставляла сапожному цеху полную свободу действий, вопрос о каждом кандидате решался в индивидуальном порядке. Значит, цех был волен провалить на экзамене неудобного кандидата. Что же входило в понятие «шедевр»? Все зависело от того, на какую обувь был спрос и какова была мода. Требовалось изготовить четыре безупречного качества пары обуви: пару башмаков, сапог, туфель и женских ботиночек на пуговицах. Большую часть времени мастера выполняли частные заказы, но особенно много работы было во время войн – пехоте требовались сапоги. В интересах заказчиков мастеров обязывали продавать свои изделия в мастерских. За прилавком мастера могла заменить только его супруга, и то лишь в случае болезни хозяина. О внутренних отношениях в уставе сказано мало. Действовали общеизвестные принципы: взаимоуважение, сохранение профессиональных и цеховых секретов, участие в совместных мероприятиях.

Большое внимание уделялось взаимоотношениям с подмастерьями. В Ревеле мастер имел право держать двух подмастерьев. Нанимали они их дважды в год – на Юрьев и Михайлов дни. Они имели право уйти от мастеров в строго определенные сроки, в течение двух дней после Пасхи или Михайлова дня. При этом сохранялись старинные правила: мастер не имел права отпускать его на… голодный желудок, на прощание непременно подносил экс-подмастерью добрую кружку пива.

Уставом сапожного цеха, как и других ремесленных цехов, запрещалось переманивать подмастерьев у других местных мастеров. За нарушение такого правила и за принуждение его к торговле неуказанным товаром мастер платил штраф. С другой стороны, подмастерье, посмевший уронить достоинство клиента или своего мастера, также штрафовался.

Срок пребывания в подмастерьях не ограничивался, он определялся наличием вакансии мастера, согласием всех членов совета цеха на переход в мастера и выполнением всех требований устава. Сын мастера или подмастерье, взявший в жены вдову или дочь мастера, имел преимущество при соискании звания.

В Западной Европе подмастерья обязательно должны были отправляться в странствия, чтобы повышать свое мастерство в других городах, искали себе лучшие условия, особенно это относилось к сапожным подмастерьям. Причем заботиться о том, чтобы странник получил работу и кров, должны были местные подмастерья. Для этого и были основаны братства сапожных подмастерьев, имевших разветвленные связи в различных городах. Было такое братство и в Ревеле.

Мастер имел право держать двух учеников, обычно юношей 14–15 лет. Существовало положение, по которому брать учеников могли только уважаемые мастера. Разрешение на это следовало испрашивать у ольдермана. Мальчик, принятый на учебу, обязан был выставить мастеру бочку пива. Выполняя распоряжения мастера, членов его семьи и подмастерьев, ученик в течение четырех лет готовился к обязанностям подмастерья.

 

Ностальгия

 

До появления в Ревеле мануфактур было широко развито цеховое ремесло. Одно из первых производств в XIV веке — дубление кожи и изготовление обуви. В 1877 году на месте бывшей кожевни Теодор Грюнвальд начал строить предшественницу современной кожевенно-обувной фабрики. Прошло 44 года, и на улице Маакри в 1921 году было основано промышленное предприятие акционерного общества «Унион». Через год, в 1922-м, была создана обувная фабрика «Глобус». В 1940 году «Унион» и «Глобус» были объединены в комбинат «Унион», с 1950 года — «Коммунар». Через семь лет к нему были присоединены мелкие кожевенно-обувные предприятия, филиал в Пярну, цех в Раквере и фабрика кожсырья для верха и подошвы обуви. Кроме того, в Таллинне работала фабрика «Актив» по выпуску женской обуви, в Тарту — сандалий. Таллиннское кооперативное предприятие производило обувь из крепкой и красивой кожи рыбы зубатки, которую ловили мурманские рыбаки в Северном и Баренцевом морях. Все в прошлом, остались только воспоминания об эстонской обуви.

Сохранилось предприятие бытового обслуживания по ремонту обуви «Вялк», основанное в 1926 году, под крышей которого работает несколько десятков обувных мастерских. К сожалению, некогда самая известная из них в доме на Ратушной площади закрылась. Не вписалась простонародная сапожная мастерская в новый облик. Вместо нее открыли ресторан, и появились разноцветные зонтики пивных на площади. Исчезла еще одна таллиннская примета.

Конечно, можно предположить невероятное – в доме вновь откроют сапожную мастерскую, установят современную супертехнику по реновации штиблет, даже снова повесят металлический сапог. Однако не смогут воссоздать вьевшегося в стены запаха кожи.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!