А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Три книги по истории Таллинна, десятки текстов оригинальных экскурсий, более пятисот статей в местной периодике: такова библио­графия таллиннского краеведа Льва Лившица.

…И это, несмотря на почтенный возраст, — не предел: совсем недавно он передал в издательство рукопись будущей книги. Речь в ней пойдет о том городе, который пока еще мало знаком даже жителям Таллинна: не о средневековой его части, а об исторических предместьях, застройка которых формировалась в XIX—XX веках.

о мнению Льва Лившица, главное — не рассказать о городе все, что тебе известно, а заинтриговать недосказанностью.

Впрочем, наш разговор не столько о книжной новинке, сколько о ее авторе. Тем более что год нынешний для него юбилейный вдвойне: осенью он отметит свое восьмидесятипятилетие, а летом — сорокалетие с того момента, когда им была проведена первая экскурсия по таллиннским улицам.

— Для многих таллиннцев, чьим родным языком является русский, вы — едва ли не один из главных хранителей таллиннской старины. При этом, как известно, вы не местный уроженец…

— Верно. Я родился в Ленинграде, 18 сентября 1924 года — за неделю до последнего в истории города большого наводнения. Летом 1941 года окончил школу. С началом войны был призван в армию, в полк связи. Всю блокаду провел под Ленинградом, на фронте. Два раза перевозили технику по льду Ладоги. Принимал участие в прорыве блокады в 1943 году. Потом, в 1944-м, воевал в Южной Эстонии, дальше,  через Польшу, — Восточная Пруссия, Померания, а закончили войну в трехстах километрах от Гамбурга. Получилось так, что «обошел» военными дорогами почти весь Ганзейский край — хотя об этом в те годы, конечно, не задумывался.
В ночь с 8 на 9 мая я и еще человек десять были направлены в Берлин, в Главное управление связи при штабе фронта. Налаживали связь с Карлсхорстом, где был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. Потом — обеспечивали связь на Потсдамской конференции. Правда, никого из сильных мира сего повидать мне что в первый, что во второй раз не удалось. А с 1947 года поселился в Таллинне. Первая моя квартира была в самом сердце Старого города — на улице Пикк, между Мюнди и Сайаканг. 

— Можно сказать, что само место жительства определило интерес к прошлому, к истории? 

— Ну, интерес зародился еще раньше. В школе. Ведь моя школа находилась в Ленинграде, на улице Восстания. Это бывшая Знаменская — самый центр. Здание было дворцового вида, с двумя флигелями, пандусами — бывший дамский пансионат. Запомнились широченные лестницы с крохотными ступеньками — чтобы воспитанницам в пышных кринолинах было удобнее по ним ходить. Учился я в тридцатые годы, и часть преподавателей осталась еще со старых времен.
С ними мы ходили на экскурсии — в Зоологический музей, Военно-морской, в Эрмитаж. Как-то раз, помню, нам, мальчишкам, почему-то наскучило среди античных скульп­тур, и мы незаметно улизнули на верхние этажи. Там были картины Рафаэля, Леонардо… Я засмотрелся на Мадонн Леонардо да Винчи. И вдруг слышу за своей спиной глубокий голос: «Любуетесь, молодой человек?». Обернулся — и увидел, как мне тогда показалось, мужчину преклонных лет с седой бородой. Сейчас-то я знаю, что ему всего  тридцать семь лет тогда было. А мне он таким взрослым показался, чуть ли не стариком. Кивнул молча ему, а он продолжил: «Приходите слушать лекцию. Завтра, в три часа, в Эрмитажном театре». И пошел себе прочь.
Я — к старушке-смотрительнице: «Кто это?». Она говорит: «Это же Орбели, Иосиф Абгарович, директор Эрмитажа!». Вот так, еще школьником, я стал ходить к нему на лекции, на специальные экскурсии. А в самом конце лета 1941-го я вместе со своими сверстниками грузил песком стоящие у Эрмитажа баржи — на них планировали вывозить в эвакуацию скульптуры.

— Вернемся в Таллинн. Вы демобилизовались…

— …И устроился на работу инженером в Центральный совет по курортам ЭССР. А где курорты, там, как известно, и туристы. История меня интересовала всегда, потому я решил записаться на курсы гидов. Расположены они были на улице Куллассепа, там и проходили лекции. В 1969 году я сдал экзамен на экскурсовода — сорок лет назад, получается.
Современным гидам, да и вообще интересующимся историей Таллинна, намного проще: Интернет, компьютер. Я же тексты своих экскурсий писал от руки, как, впрочем, и все в ту пору. И не только экскурсий.
Взять, например, книгу Адама Олеа­рия, который на пути в Московию и Персию в начале XVII века посетил Таллинн. Ее экземпляр на русском языке, 1834 года издания, хранился в Центральной библиотеке, которая находилась тогда на Вышгороде, у Домского собора. Приходилось идти, делать выписки, порой целыми страницами.
В библиотеке меня хорошо знали, стремились помочь, найти редкие издания, речь в которых шла о Таллинне. Вспоминаю и по сей день одну сотрудницу — она всегда готова была порадовать какой-нибудь редкостью…

— Вы водили экскурсии на протяжении почти четверти века. Что запомнилось вам ярче всего? 

— Сложно назвать самый запоминающийся эпизод. Как гид я был на хорошем счету, и мне доверяли особых гостей. Помню, сразу же по окончании Московской Олимпиады в 1980 году меня вызывает начальство и говорит: к нам приезжает итальянский гость, председатель европейского союза водных курортов и глава союза парусного спорта Италии. Приставили к нам переводчика и сопровождающего, и мы, вместе с супругой этого итальянца, отправились на экскурсию.
Показал им, как водится, Старый город, центр, и тут жена говорит: хочу посмотреть на вашу современную архитектуру. И по дороге в Пирита я решил показать ей мемориал на Маарьямяги. И вот эта дама из Италии, архитектор, ученица Оскара Немейера, создателя нынешней столицы Бразилии, пришла в восторг. «Строго, просто, с достоинством и безо всякой идеологии», — так и сказала. Особенно потрясла ее скульп­турная композиция «Падающие чайки»: она призналась, что ничего более впечатляющего видеть ей до того не доводилось.

— У каждой профессии есть свои секреты. В чем, на ваш взгляд, заключается главный секрет профессии гида? 

— На своей первой экскурсии, я заметил одну очень важную, на мой взгляд, для нашего ремесла вещь. Главное: не стараться рассказать все, о чем знаешь, а вовремя замолчать. Заинтриговать гостя недосказанностью. Заставить его вернуться еще раз. И обязательно узнать что-то новое.

 Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!