А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Три книги по истории Таллинна, десятки текстов оригинальных экскурсий, более пятисот статей в местной периодике: такова библио­графия таллиннского краеведа Льва Лившица.

…И это, несмотря на почтенный возраст, — не предел: совсем недавно он передал в издательство рукопись будущей книги. Речь в ней пойдет о том городе, который пока еще мало знаком даже жителям Таллинна: не о средневековой его части, а об исторических предместьях, застройка которых формировалась в XIX—XX веках.

о мнению Льва Лившица, главное — не рассказать о городе все, что тебе известно, а заинтриговать недосказанностью.

Впрочем, наш разговор не столько о книжной новинке, сколько о ее авторе. Тем более что год нынешний для него юбилейный вдвойне: осенью он отметит свое восьмидесятипятилетие, а летом — сорокалетие с того момента, когда им была проведена первая экскурсия по таллиннским улицам.

— Для многих таллиннцев, чьим родным языком является русский, вы — едва ли не один из главных хранителей таллиннской старины. При этом, как известно, вы не местный уроженец…

— Верно. Я родился в Ленинграде, 18 сентября 1924 года — за неделю до последнего в истории города большого наводнения. Летом 1941 года окончил школу. С началом войны был призван в армию, в полк связи. Всю блокаду провел под Ленинградом, на фронте. Два раза перевозили технику по льду Ладоги. Принимал участие в прорыве блокады в 1943 году. Потом, в 1944-м, воевал в Южной Эстонии, дальше,  через Польшу, — Восточная Пруссия, Померания, а закончили войну в трехстах километрах от Гамбурга. Получилось так, что «обошел» военными дорогами почти весь Ганзейский край — хотя об этом в те годы, конечно, не задумывался.
В ночь с 8 на 9 мая я и еще человек десять были направлены в Берлин, в Главное управление связи при штабе фронта. Налаживали связь с Карлсхорстом, где был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. Потом — обеспечивали связь на Потсдамской конференции. Правда, никого из сильных мира сего повидать мне что в первый, что во второй раз не удалось. А с 1947 года поселился в Таллинне. Первая моя квартира была в самом сердце Старого города — на улице Пикк, между Мюнди и Сайаканг. 

— Можно сказать, что само место жительства определило интерес к прошлому, к истории? 

— Ну, интерес зародился еще раньше. В школе. Ведь моя школа находилась в Ленинграде, на улице Восстания. Это бывшая Знаменская — самый центр. Здание было дворцового вида, с двумя флигелями, пандусами — бывший дамский пансионат. Запомнились широченные лестницы с крохотными ступеньками — чтобы воспитанницам в пышных кринолинах было удобнее по ним ходить. Учился я в тридцатые годы, и часть преподавателей осталась еще со старых времен.
С ними мы ходили на экскурсии — в Зоологический музей, Военно-морской, в Эрмитаж. Как-то раз, помню, нам, мальчишкам, почему-то наскучило среди античных скульп­тур, и мы незаметно улизнули на верхние этажи. Там были картины Рафаэля, Леонардо… Я засмотрелся на Мадонн Леонардо да Винчи. И вдруг слышу за своей спиной глубокий голос: «Любуетесь, молодой человек?». Обернулся — и увидел, как мне тогда показалось, мужчину преклонных лет с седой бородой. Сейчас-то я знаю, что ему всего  тридцать семь лет тогда было. А мне он таким взрослым показался, чуть ли не стариком. Кивнул молча ему, а он продолжил: «Приходите слушать лекцию. Завтра, в три часа, в Эрмитажном театре». И пошел себе прочь.
Я — к старушке-смотрительнице: «Кто это?». Она говорит: «Это же Орбели, Иосиф Абгарович, директор Эрмитажа!». Вот так, еще школьником, я стал ходить к нему на лекции, на специальные экскурсии. А в самом конце лета 1941-го я вместе со своими сверстниками грузил песком стоящие у Эрмитажа баржи — на них планировали вывозить в эвакуацию скульптуры.

— Вернемся в Таллинн. Вы демобилизовались…

— …И устроился на работу инженером в Центральный совет по курортам ЭССР. А где курорты, там, как известно, и туристы. История меня интересовала всегда, потому я решил записаться на курсы гидов. Расположены они были на улице Куллассепа, там и проходили лекции. В 1969 году я сдал экзамен на экскурсовода — сорок лет назад, получается.
Современным гидам, да и вообще интересующимся историей Таллинна, намного проще: Интернет, компьютер. Я же тексты своих экскурсий писал от руки, как, впрочем, и все в ту пору. И не только экскурсий.
Взять, например, книгу Адама Олеа­рия, который на пути в Московию и Персию в начале XVII века посетил Таллинн. Ее экземпляр на русском языке, 1834 года издания, хранился в Центральной библиотеке, которая находилась тогда на Вышгороде, у Домского собора. Приходилось идти, делать выписки, порой целыми страницами.
В библиотеке меня хорошо знали, стремились помочь, найти редкие издания, речь в которых шла о Таллинне. Вспоминаю и по сей день одну сотрудницу — она всегда готова была порадовать какой-нибудь редкостью…

— Вы водили экскурсии на протяжении почти четверти века. Что запомнилось вам ярче всего? 

— Сложно назвать самый запоминающийся эпизод. Как гид я был на хорошем счету, и мне доверяли особых гостей. Помню, сразу же по окончании Московской Олимпиады в 1980 году меня вызывает начальство и говорит: к нам приезжает итальянский гость, председатель европейского союза водных курортов и глава союза парусного спорта Италии. Приставили к нам переводчика и сопровождающего, и мы, вместе с супругой этого итальянца, отправились на экскурсию.
Показал им, как водится, Старый город, центр, и тут жена говорит: хочу посмотреть на вашу современную архитектуру. И по дороге в Пирита я решил показать ей мемориал на Маарьямяги. И вот эта дама из Италии, архитектор, ученица Оскара Немейера, создателя нынешней столицы Бразилии, пришла в восторг. «Строго, просто, с достоинством и безо всякой идеологии», — так и сказала. Особенно потрясла ее скульп­турная композиция «Падающие чайки»: она призналась, что ничего более впечатляющего видеть ей до того не доводилось.

— У каждой профессии есть свои секреты. В чем, на ваш взгляд, заключается главный секрет профессии гида? 

— На своей первой экскурсии, я заметил одну очень важную, на мой взгляд, для нашего ремесла вещь. Главное: не стараться рассказать все, о чем знаешь, а вовремя замолчать. Заинтриговать гостя недосказанностью. Заставить его вернуться еще раз. И обязательно узнать что-то новое.

 Йосеф Кац
«Столица»










Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!