А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1218 posts
    • 4 comments
    • 32 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Архивы за Май 10th, 2009

Центральный вокзал, Оперная площадь со зданием городской оперы и величественная церковь при въезде в город с восточной стороны: все это должно было появиться на территории нынешнего района Ласнамяэ согласно планам финского архитектора Элиеля Сааринена.

Такой виделась будущая Оперная площадь на Ласнамяэ по генплану 1913 года. Фото Scanpix

Эдуард Вильде, сравнивший в начале ХХ века Таллинн с Манчестером, был недалек от истины: бурное развитие торговли и промышленности в течение нескольких десятилетий увеличило территорию и население главного города Эстляндской губернии в несколько раз. Если в 1881 году здесь жили 46 000 человек, то в 1900-м — уже 70 000, а к 1912-му число таллиннцев достигло 100 тысяч.
Восток-Запад
Последствия стихийной урбанизации городские власти осознали достаточно быстро и потому постарались взять бурно разивающийся процесс под контроль. 23 ноября 1911 года Ревельская городская дума приняла решение организовать международный конкурс на составление генерального плана развития города. Условия его были оглашены в феврале следующего года.
Из пяти поступивших к 1 марта 1913 года проектов три были признаны не отвечающими условиям конкурса. Победителем международного состязания градостроителей был признан сорокалетний финский архитектор Элиель Сааринен. Его проект «Большого Таллинна» и по сей день завораживает своим размахом.
Сааринен предлагал смириться с тем, что средневековое городское ядро не отвечает современным принципам организации городской жизни и должно быть оставлено в неприкосновенном виде. Центром нового Таллинна должен был стать сити с возвышающейся на месте нынешней гостиницы «Виру» новой ратушей, а композиционной осью — магистраль Восток-Запад, протянувшаяся от Ласнамяэ до Лиллекюла.
Типовой проект
Сын своего времени, Сааринен счел необходимым применить при проектировании «Большого Таллинна» разделение будущих районов застройки по «классовому» признаку. Пролетариату отводилось Копли. Виллы зажиточных горожан планировалось возводить на месте теперешнего пляжа Строоми. Мустамяэ, Лиллекюла, Ласнамяэ планировалось заселить представителями среднего класса.
Сложно сказать, почему именно к последнему из трех перечисленных районов архитектор испытывал особо пристальный интерес. В районе нынешней станиции Юлемисте должен был вырасти новый центральный вокзал. Лаксбергская, то есть Ласнамяэская, площадь мыслилась как парадный въезд в город со стороны Нарвского шоссе. Приблизительно на месте музея KuMu финский зодчий намеревался выстроить здание городской оперы.
Иллюстрирующие план Сааринена архитектурные наброски позволяют увидеть «Большой Таллинн» с высоты птичьего полета. Но лучше всего представить себе «Таллинн, который мы так и не увидели» можно в самом центре современной столицы. Выстроенное Саариненом здание по адресу Пярнуское шоссе, 10 виделось ему в качестве «типового проекта» для будущей застройки.
Реализация идеи
Начавшаяся Мировая война и последовавшая революция поставили крест на реализации генплана 1913 года. У молодой ЭР для воплощения в жизнь проекта Сааринена не было средств. И главное — «Большой Таллинн» оказался слишком… «велик»: запланированного на 1937 год числа жителей — 300 000 — город достиг лишь в 1962-м. Семь лет спустя власти впервые подняли вопрос о необходимости строительства на Ласнамяэ крупного жилого района.
План, составленный коллективом архитекторов во главе с М. Портом, М. Меэлак, О. Жемчуговым, был утвержден в 1973 году. Часть идей Сааринена была воплощена им в жизнь. Причем от «мелочей» — строительства во дворах спортивных площадок, — до глобальных идей: пуска общественного транспорта по специально заглубленным трассам. Жаль только, что его роль на современной Лаагна теэ выполняет автобус, а не предусмотренный в 1913 году S-bahn — родственник берлинской городской электрички.
Созданные фантазией Сааринена наброски «Большого Таллинна» подкупают элегантностью и ощущением архитектурного вкуса. Но кто знает — не будут ли смотреть со схожими чувствами на фото современного Ласнамяэ таллиннцы последней четверти XXI столетия?

 Йосеф Кац
«Столица»

Сегодня наша историческая рубрика посвящена самой большой части города — Ласнамяэ. И для начала мы предлагаем вашему вниманию десять фактов из истории Ласнамяэ, о которых вы, возможно, до сих пор и не слышали…

Первый и последний

Застывшее время

Городище Иру — древнейшее укрепленное поселение на территории современной столицы Эстонии. Старейшие археологические находки на его месте относятся ко II тысячелетию до н. э., а в V-XI веках на возвышающемся над рекой Пирита вытянутом холме уже высились дерево-земляные валы древней крепости.
Почему она была, историки спорят до сих пор. Зато известно, когда в древнюю крепость был назначен последний… комендант. Случилось это, как ни странно, 29 августа 1937 года: во время торжеств, организованных «для поднятия патриотического духа» в Иру был откомандирован символический «гарнизон», состоящий из членов местного отделения Кайтселийта. Его руководитель, некий Кивикангур был «посвящен в старейшины городища», после чего ему вручили меч и щит.

Новый город 
Что такое таллиннский Старый город, знают все, кто хоть раз побывал в столице ЭР. Что такое Новый город и где он некогда находился, догадываются только настоящие любители городской старины. Громкое название «Нового города» получил военный городок, который начали строить на Ласнамяэ на обрыве, расположенном непосредственно над домиком Петра. Заложен он был в 1796 году и состоял из семи двухэтажных и пятнадцати одноэтажных казарм, офицерских жилищ и подсобных помещений. Но в обширный городской район так и не разросся: выстроенные из плитняка здания оказались слишком сырыми, так что уже в XIX веке от использования «Нового города» для постоянного проживания отказались. Здания передали городу, город перепродал их частным владельцам, часть зданий и вовсе снесли. О неудавшемся проекте строительства «Нового города» напоминает лишь казарма по адресу Ласнамяэ, 48а.

Колыбель спорта
Название ласнамяэской улицы Выйдуйооксу и одноименного моста над Лаагна теэ хранит память о первом таллиннском ипподроме, существовашем неподалеку. «На горе Юлемисте при большом стечении публики состоялись бега лошадей, — писала в 1884 году газета Virulane. — Первую награду в 300 рублей завоевала шестилетняя кобыла барона Вреде. В заключение был проведен забег трех извозчиков на собственных лошадях. Победитель получил в награду 25 рублей, занявший второе место — 10».
Связано Ласнамяэ и с зарождением эстонского футбола. Именно здесь в 1908 году состоялся первый в Эстонии футбольный матч: местные школьные команды сыграли с английскими моряками. 6 июня следующего года на поле у Белого маяка команда «Метеор» разгромила команду «Меркурий» со счетом 4:2. Дата 06.06.1909 вошла в историю как день рождения эстонского футбола.

Огонь на башне
О том, что в 1343 году на Сыямяэ состоялось кульминационное событие восстания Юрьевой ночи — битва крестьянских отрядов с рыцарским воской и ополчением ревельских бюргеров, — известно широко. Менее известно то, что монумент, увековечивающий память об этом событии последние лет десять, должен был появиться на полвека раньше — к 1943 году. Работы по проекту архитектора Йоханнеса Острата начались весной 1935-го. И прервались в 1940-м.
После Второй мировой войны к идее создания парка Юрьевой ночи не возвращались. Работы по его созданию возобновились лишь в середине 1990-х годов. Общая концепция довоенного проекта была в целом сохранена — центром ансамбля стала башня с памятным огнем на вершине. Правда, нынешняя ее высота куда ниже, чем обещанные в 1930-е годы 130 метров.

Маяки над столицей
Немного есть в Европе столиц, имеющих в черте города старинные постройки такого рода. Таллинн обладает сразу двумя. Обе расположены на Ласнамяэ — поблизости от смотрящего на залив известнякового плато — и обе несут нелегкую маячную службу и по сей день.
В 1835 году свой нынешний облик обрел Южный маяк, а 1896 году — Передний. Первый из них называли также Белым, а второй — Красным. Парадокс заключается в том, что в наше время Белый маяк выкрашен в темно-розовый цвет, а Красный маяк представляет собой бело-черную башню. Самое любопытное, что улица, ведущая к «полосатому» маяку, называется, разумеется, «Красной» — Пунане.

Дважды аэропорт
Ласнамяэ может претендовать на звание «самого аэропортного» района столицы. Первое летное поле, принадлежавшее военным, появилось здесь в 1914 году в окрестностях улицы Паэмурру. Отсюда в 1920-х годах общество Aeronaut начало регулярные пассажирские полеты в Хельсинки, а затем — в Ригу, Кенигсберг, Ленинград. К 1928 году количество пассажиров на одной только хельсинкской линии достигло 1908 человек. Становилось ясно, что городу необходим новый аэродром. Годы кризиса задержали его открытие: новый, получивший название Юлемистского, был открыт в 1936 году. А от него уже «рукой подать» до нынешнего таллиннского аэровокзала.

Трамвайный «Двигатель» 
Основанный в 1897 году на нынешней улице Суур-Сыямяэ завод «Двигатель», без сом­нения, был одним из флагманов индустриализации Таллинна. Цифры свидетельствуют сами за себя — до начала 1918-го им было произведено без малого двадцать тысяч товарных и свыше двух тысяч пассажирских вагонов. Причем последних — не только прицепных, но и моторных: в 1911-12 годах «Двигателем», в частности, производились электротрамваи для Харькова. По улицам Ревеля в ту пору тащилась допотопная конка. Еще один штрих в «трамвайной» биографии завода связан с началом 1950-х годов: городские власти долго рассуждали, как скоро окупится трамвайная линия на Ласнамяэ, и лишь инициатива директора «Двигателя» поспособствовала тому, что ветка до нынешнего мемориального парка на Сыямяэ была выстроена в рекордно короткие сроки.
Ласнамяэский скансен 
Музей народной архитектуры под открытым небом, с 1957 года расположенный в Рокка-аль-Маре, мог быть основан тридцатью годами ранее. В ноябре 1926-го газета Postimees писала: «В воскресенье в Таллинне состоялось собрание Общества Эстонского музея под открытым небом. Для создания музея был выбран земельный участок на Ласнамяэ, от маяка до обрыва Хундикуристик и Нарвского шоссе». 1 июля 1941 года парк-музей должен был открыться в долине реки Пирита, и лишь в послевоенные годы таллиннский скансен решили создавать не на северо-востоке, а на юго-западе столицы.
Квартиры — рабочим!
Мало кто ныне догадывается, что означает аббревиатура RаКо. Лет же семьдесят назад слово это было на слуху. Означало оно сокращение от Rahvakorterid: буквально — «Народных квартир». Под этим звучным девизом после переворота 1940 года в Таллинне началась кампания по строительству «жилья для рабочего класса». От прежних домов RаКо отличались, прежде всего, внешним видом: каменная лестничная клетка, казавшаяся современникам слишком «старорежимной», снаружи прикрывалась дощатой обшивкой. Квартал их был заложен в начале 1941 года и на Маяка. Судьба первого ласнамяэского «микрорайона» оказалась несчастливой: часть домов пострадала в годы войны, часть так и не была достроена, а во второй половине 1940-х годов завершена по измененным проектам.

Говорит и показывает Ласнамяэ 
Футурологическая статья начала ХХ века, повествующая о жизни Таллинна через 100 лет, рассказывала не только об изобилии автомобилей, движущихся тротуарах и аэротакси, но и о «приборе дальновидения». «Дальновид», с помощью которого можно будет видеть происходящее в Хельсинки, по прогнозу автора статьи, должен был появиться в каждом таллиннском доме. «Вышка дальновидения» должна была вознестись над глинтом Ласнамяэ.
Телебашня на Ласнамяэ так и не появилась. Однако в июле 1929 года здесь заработал передатчик таллиннского радиофонда. Мощности закупленной в СССР аппаратуры стало со временем не хватать, и с 1937 года «радиовышка номер один» перебазировалась в Тюри. Радиоцентр на Ласнамяэ проработал до конца августа 1941-го.
Йосеф Кац
«Столица»

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!