Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Архивы за 24 мая, 2009

За сорок лет до 1980 года Таллинн впервые имел шанс стать «олимпийским городом» — вернее, насладиться отблеском олимпийской славы соседней столицы.

Изданная в 1939 году англоязычная брошюрка, посвященная достопримечательностям Таллинна и украшенная изображением пяти олимпийских колец, нет-нет да и всплывает на книжных полках букинистических магазинов. О том, что предшествовало ее появлению на свет, не догадываются, как правило, и сами продавцы-букинисты.
Кратчайший путь

В 1939 году олимпийская тематика попала и на рекламу производившихся в Таллинне радиоприемников

Решение провести XII летние Олимпийские игры 1940 года в Хельсинки было во многом новаторским. Впервые всемирный праздник спорта должно было принять у себя государство, появившееся на свет после Первой мировой войны. А значит — жителям «старой Европы» пока еще малоизвестное.
За год с небольшим до предполагаемой Олимпиады представители туристических организаций Финляндии выразили желание наладить сотрудничество с коллегами с восточного побережья Балтики. Эстонцы, латыши и литовцы, в свою очередь, проявили заинтересованность, и 20-22 мая 1939 года в Таллинне состоялся международный форум турагентств, репортаж о котором, опубликованный в Eesti Päevaleht, так и назывался — «Балтийская туристическая конференция под звездой хельсинкской Олимпиады».
Интерес финской стороны к трем Балтийским странам был вызван, прежде всего, вопросами логистического характера. В эпоху, когда воздушный транспорт оставался уделом избранных, «путь к финским шхерам» был непростительно долог. Так, через Копенгаген и Стокгольм берлинский поезд шел до Хельсинки 63 часа. Пароход из немецкого Штеттина (нынешний польский Щецин) был в море 52 часа. Зато через Каунас, Ригу и Таллинн, даже с учетом последующей переправы через Финский залив, «железнодорожный» гость из Берлина мог добраться всего за 28 часов.
Дороги и фраки
Для Литвы, Латвии и Эстонии проведение в Хельсинки Олимпиады-40 означало возможность показать себя гостям со всего мира. Участники таллиннской конференции постановили начать маркировать всю идущую за рубеж корреспонденцию штемпелем с текстом на английском языке «Путь к Олимпиаде лежит через Балтийские государства», а также выпустить специальные «пропагандистские марки» с изображением достопримечательностей Каунаса, Риги, Таллинна.
Перспектива принять у себя хотя и транзитных, но все же — олимпийских — гостей заставил туристические службы всех трех Балтийских государств обеспокоиться тем, какое впечатление останется у иностранцев от местного сервиса. Прежде всего было решено в срочном порядке обновить парк спальных вагонов. Используемые на тот момент были по большей части дореволюционной постройки и, по свидетельству газет,
«раскачивались, как корабли в море». В модернизации нуждались и вагоны-рестораны, «которые ныне может посещать только невзыскательный местный богатей». Трасса Rue Olimpique («Олимпийской дороги» — отрезков шоссе от польско-литовской границы до Таллинна) должна была получить «антипылевое покрытие». С пылью пообещали бороться и на железнодорожных станциях.
«Кроме того, всем владельцам отелей и ресторанов разослано предписание завести для кельнеров обыкновенные темные костюмы с белым отложным воротником и длинным темным галстуком, — рассказывала об одном из пунктов принятой таллиннской турконференцией 1939 года декларации газета Uus Eesti. — Шаг этот обусловлен тем, что кельнеры зачастую ходят в засаленных и поношенных фраках, оставляя тем самым у взыскательных клиентов жалкое впечатление о нашем быте».
Олимпийская стоянка
Проведение хельсинкской Олимпиады должно было увеличить число посещающих Балтийские государства туристов на десять тысяч человек за год как минимум. Считалось, что большая часть этого потока придется на Эстонию. Расположенная ближе всех к Финляндии географически, она, по мнению участников таллиннской конференции, должна была быть готова к созданию новых гостиничных мест. «В скором времени планируется постройка новых гостиниц, — писали в мае 1939–го таллиннские «Вести дня». — Так как в порядке частной инициативы на эту цель трудно составить необходимый капитал, то предложено учредить полугосударственное предприятие. Новую гостиницу, например, необходимо прежде всего построить в Петсери, где возможности ночевки для иностранцев чрезвычайно ограничены, а, между тем, интерес к этому краю за границей наблюдается большой».
«Местом ночевки» Таллинн должен был стать не только для едущих в олимпийский Хельсинки туристов, но и для их… автотранспорта.
Перекресток
«По мнению финнов, транспортировка автомобилей через залив тяжела, — отмечала Päevaleht. — Едущие на Олимпиаду, но не намечающие путешествия по внутренней Финляндии, могли бы оставлять свои автомобили в Таллинне, потому что условия парковки в Хельсинки плохие, соответствующие места расположены за городом. Нет парковок и у стадиона…Затруднено и движение по городу, из-за обилия транспортных средств оно медленное».
Обсудить дальнейшие планы олимпийского сотрудничества представители туристических организаций Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии постановили на экстрен­ной конференции. Провести ее было решено в Каунасе. В первых числах сентября того же года.
Начавшаяся 1 сентября 1939 года Вторая мировая война перечеркнула не только эти намерения, но и само проведение хельсинкской Олимпиады-40. Стать олимпийской столицей посчастливилось Хельсинки лишь двенадцать лет спустя. По понятным причинам «Олимпийская дорога» пролегала в 1952 году в обход «республик советской Прибалтики».
Ставшая библиографической редкостью англоязычная брошюрка о таллиннских достопримечательностях и музеях, гостиницах и посольствах, о времени пути до Хельсинки по морю и по воздуху — едва ли не единственное свидетельство неудавшегося «дебюта» Таллинна в роли объекта олимпийского туризма.
Но слова приветствия участникам туристической конференции 1939 года, произнесенные под сводами ратуши столичным мэром Антоном Уэссоном, не потеряли актуальности и по сей день: «Само расположение Таллинна делает его центром пересечения дорог для путешествующих с севера на юг и с юга на север»…

 Йосеф Кац
«Столица»

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!