А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Недавно на углу улиц Суур-Карья и Мюйривахе ко мне подошел незнакомый господин и на английском языке спросил: “Как называется узкая улица, уходящая в глубину квартала старого Таллинна?” Вопрос я понял, но с моим, мягко говоря, слабым английским долго пытался объяснить, что означает слово “мюйривахе”.

Дословный перевод названия улицы Мюйривахе - межстенная.

Дословный перевод названия улицы Мюйривахе — межстенная.

«Войны во все времена прикрывались
самыми прекрасными предлогами,
но результаты их были гибельны».

Джонатан Свифт

Когда же, наконец, англичанин (или американец) понял, он радостно воскликнул: “О, Уолл-стрит!”. А ведь действительно — буквальный перевод Мюйривахе — межстенная, а Уолл-стрит — улица стены. Причем в обоих районах, и в Нью-Йорке, и в Таллинне, расположены деловые центры. Правда, в столице Эстонии этот центр за последнее десятилетие сместился к юго-западной и восточной частям города. Вспомним историю улицы Мюйривахе.

Крепостная стена, как серый пояс

Дословный перевод названия улицы Мюйривахе — межстенная. И это не случайно. В средневековых городах случайных названий не было, и Мюйривахе не исключение. История улицы тесно связана со строительством оборонительных сооружений Таллинна, его стен и башен. В течение нескольких столетий, с ХIII по XVI век строили, перестраивали и укрепляли систему обороны города. Следуя закону щита и меча — по мере появления все более сильных и сокрушительных средств нападения менялись и становились мощнее, толще и неприступнее городские каменные защитные стены, все выше поднимались над ними крепостные башни, а в их амбразурах появлялось все больше пушек.

Крепостная стена, как серый пояс, плотно обтягивала скопление древних зданий: церквей, гильдий, жилых домов… Тесно прижимаясь друг к другу, они создавали сложный и запутанный лабиринт узких улиц средневекового города. Кажется, разорвись этот каменный пояс, и город разбежится. Так ушли Париж и Москва, так разбежались по сторонам многие старые города… И в то же время в лишенные защитных стен узкие улицы средневекового ядра врывались новые большие здания, сметая старые дома, зачастую памятники архитектуры и истории.

Но древний пояс таллиннских стен в значительной мере сохранился до нашего времени. Они по-прежнему охраняют средневековый Таллинн от вторжения уже не внешних, а внутренних, но не менее опасных и беспардонных врагов, готовых прорваться внутрь и построить свои бетонно-стеклянные монстры (вроде многоэтажного магазина “Мендельсон” на улице Виру), охраняют от всего того, что угрожает его уникальности.

Очарование Старого города

Единственное место, где новое прорвалось через разрушенные в начале двадцатого столетия защитные стены внутри старого Таллинна, — это его южная и юго-западная стороны. Начиная от сохранившихся двух предмостных Вируских ворот до улицы Суур-Карья снесли остатки крепостных стен и застроили с внешней стороны крупными сооружениями. В 1925 году возвели административное здание Страхового общества на улице Валли (архитектор А.Владовский); многоэтажные жилые дома — спроектированный в стиле функционализма в 1934 году архитектором Э.Хаберманом на Пярнуском шоссе (№ 6) и построенный рядом (№ 8) в 1937 году архитектором Э.Захариусом на углу Пярнуского шоссе и улицы Вяйке-Карья дом, украшенный вертикальными лопатками.

В 1911 году на месте караульного помещения снесенных во второй половине ХIХ столетия Карьяских крепостных ворот было решено построить здание Банка взаимного кредита. Был объявлен международный конкурс на разработку проекта. Первую премию присудили финскому архитектору Элиэлю Сааринену. Строительство огромного здания, занимающего почти целый квартал, было завершено за один год (Пярнуское шоссе, 10). Здание монументально объемно, строгость его смягчают закругленные углы. В центре фасада расположен огромный арочный вход с лестницей. В середине массива здания – внутренний двор, расположенный на высоте второго этажа и соединенный с улицами системой пандусов (наклонный въезд без лестниц).

На месте бывшей водяной мельницы на рву у Карьяских ворот в 1925 году построили солидное пятиэтажное здание Народного банка, а напротив вырос Эстонский ссудный банк. Таким образом, на небольшом участке улиц Суур-Карья и Мюйривахе, там, где когда-то стояли Карьяские ворота, сложился к началу тридцатых годов банковский центр, своеобразный “Уолл-стрит”.

К счастью, события сложились так, что проникновение в средневековое ядро города не превратилось в злокачественную опухоль, и старый Таллинн сохранил облик средневекового города.

А вообще-то можно понять горожан конца ХIХ столетия. Люди рвались из этих суровых каменных стен, они мешали, закрывали солнце и зелень, заставляли жить в тесном пространстве, ограниченном серым каменным поясом. И при первой возможности город выходил из каменных оков. Ну как тут было не ломать ворота, башни и защитные стены, когда это стало возможным. Понимание их ценности как памятника истории и архитектуры пришло не сразу, и хорошо, что это случилось в Таллинне не слишком поздно, не в пример Риге, где от всего комплекса средневековых укреплений сохранилось несколько десятков метров стен и всего две башни.

Цокот копыт их коней вселял уверенность

Направление уничтоженных или скрытых в толще обывательских зданий на этих, южном и юго-западном, участках защитных стен сохранила улица Мюйривахе, в прошлом оборонительный проход вдоль крепостных стен по всему их периметру (2,35 км). Об этом говорят древние названия этого прохода — Мауэрштрассе (улица стены), а участок между улицами Мунга и Виру — Манкенхоф (монашеский двор), так как здесь эта улица проходила за строениями Доминиканского монастыря.

В течение столетий, когда за защитными стенами появлялись враги и набатный колокол на башне Ратуши извещал горожан об опасности, эта узкая дорога вдоль стен обеспечивала свободный доступ к любой крепостной башне, к любому участку стены, и каждый житель, купец Большой гильдии или Братства черноголовых, ремесленник Олайской или Канутиской гильдий спешил на Мюйривахе к своему предназначенному месту с арбалетом или каким-то другим оружием, готовый немедленно встать на защиту родного города. Каждый вечер после захода солнца, когда запирались городские ворота и поднимались мосты через окружавший город ров, небольшой конный отряд из шести всадников, членов Братства черноголовых, объезжал город по дороге, проложенной вдоль стен, и цокот копыт их коней вселял в сердца ревельских бюргеров уверенность в своей безопасности.

Прошло несколько столетий, и в XVIII веке, после Северной войны, Ревель оказался в глубоком тылу Российской империи. И хотя город все еще числился в составе сухопутных и морских крепостей, ненужность старых укреплений, каменных стен, башен и построенных в более позднее время земляных бастионов, валов и редутов проникала в сознание не только рядовых жителей, но и городских властей. И все это стирало с некогда мощных и неприступных укреплений их грозный вид, все глубже погружая в толщу обывательских строений.

А тут обнаружилось, что крепостная стена прекрасно может быть просто стеной дома или сарая, а башни вполне годятся для тюрьмы, склада и даже устройства жилого дома. К средневековой стене пристраивали частное жилье, конюшни, сараи, мастерские, а в башнях Толстая Маргарита и Бременской разместили тюрьмы, в Золотой ноге, Хелеманна, Хинке и других устроили склады, в Нуннавярав — конно-почтовую станцию, а в Ассауве — конюшню.

И только в конце ХIХ века начали приводить в порядок городскую стену. Пионером в этом стал архитектор Вильгельм Нойманн, и с 1951 года до нашего времени длятся работы по исследованию, консервации и реставрации таллиннских городских укреплений.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!