А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Недавно на углу улиц Суур-Карья и Мюйривахе ко мне подошел незнакомый господин и на английском языке спросил: “Как называется узкая улица, уходящая в глубину квартала старого Таллинна?” Вопрос я понял, но с моим, мягко говоря, слабым английским долго пытался объяснить, что означает слово “мюйривахе”.

Дословный перевод названия улицы Мюйривахе - межстенная.

Дословный перевод названия улицы Мюйривахе — межстенная.

«Войны во все времена прикрывались
самыми прекрасными предлогами,
но результаты их были гибельны».

Джонатан Свифт

Когда же, наконец, англичанин (или американец) понял, он радостно воскликнул: “О, Уолл-стрит!”. А ведь действительно — буквальный перевод Мюйривахе — межстенная, а Уолл-стрит — улица стены. Причем в обоих районах, и в Нью-Йорке, и в Таллинне, расположены деловые центры. Правда, в столице Эстонии этот центр за последнее десятилетие сместился к юго-западной и восточной частям города. Вспомним историю улицы Мюйривахе.

Крепостная стена, как серый пояс

Дословный перевод названия улицы Мюйривахе — межстенная. И это не случайно. В средневековых городах случайных названий не было, и Мюйривахе не исключение. История улицы тесно связана со строительством оборонительных сооружений Таллинна, его стен и башен. В течение нескольких столетий, с ХIII по XVI век строили, перестраивали и укрепляли систему обороны города. Следуя закону щита и меча — по мере появления все более сильных и сокрушительных средств нападения менялись и становились мощнее, толще и неприступнее городские каменные защитные стены, все выше поднимались над ними крепостные башни, а в их амбразурах появлялось все больше пушек.

Крепостная стена, как серый пояс, плотно обтягивала скопление древних зданий: церквей, гильдий, жилых домов… Тесно прижимаясь друг к другу, они создавали сложный и запутанный лабиринт узких улиц средневекового города. Кажется, разорвись этот каменный пояс, и город разбежится. Так ушли Париж и Москва, так разбежались по сторонам многие старые города… И в то же время в лишенные защитных стен узкие улицы средневекового ядра врывались новые большие здания, сметая старые дома, зачастую памятники архитектуры и истории.

Но древний пояс таллиннских стен в значительной мере сохранился до нашего времени. Они по-прежнему охраняют средневековый Таллинн от вторжения уже не внешних, а внутренних, но не менее опасных и беспардонных врагов, готовых прорваться внутрь и построить свои бетонно-стеклянные монстры (вроде многоэтажного магазина “Мендельсон” на улице Виру), охраняют от всего того, что угрожает его уникальности.

Очарование Старого города

Единственное место, где новое прорвалось через разрушенные в начале двадцатого столетия защитные стены внутри старого Таллинна, — это его южная и юго-западная стороны. Начиная от сохранившихся двух предмостных Вируских ворот до улицы Суур-Карья снесли остатки крепостных стен и застроили с внешней стороны крупными сооружениями. В 1925 году возвели административное здание Страхового общества на улице Валли (архитектор А.Владовский); многоэтажные жилые дома — спроектированный в стиле функционализма в 1934 году архитектором Э.Хаберманом на Пярнуском шоссе (№ 6) и построенный рядом (№ 8) в 1937 году архитектором Э.Захариусом на углу Пярнуского шоссе и улицы Вяйке-Карья дом, украшенный вертикальными лопатками.

В 1911 году на месте караульного помещения снесенных во второй половине ХIХ столетия Карьяских крепостных ворот было решено построить здание Банка взаимного кредита. Был объявлен международный конкурс на разработку проекта. Первую премию присудили финскому архитектору Элиэлю Сааринену. Строительство огромного здания, занимающего почти целый квартал, было завершено за один год (Пярнуское шоссе, 10). Здание монументально объемно, строгость его смягчают закругленные углы. В центре фасада расположен огромный арочный вход с лестницей. В середине массива здания – внутренний двор, расположенный на высоте второго этажа и соединенный с улицами системой пандусов (наклонный въезд без лестниц).

На месте бывшей водяной мельницы на рву у Карьяских ворот в 1925 году построили солидное пятиэтажное здание Народного банка, а напротив вырос Эстонский ссудный банк. Таким образом, на небольшом участке улиц Суур-Карья и Мюйривахе, там, где когда-то стояли Карьяские ворота, сложился к началу тридцатых годов банковский центр, своеобразный “Уолл-стрит”.

К счастью, события сложились так, что проникновение в средневековое ядро города не превратилось в злокачественную опухоль, и старый Таллинн сохранил облик средневекового города.

А вообще-то можно понять горожан конца ХIХ столетия. Люди рвались из этих суровых каменных стен, они мешали, закрывали солнце и зелень, заставляли жить в тесном пространстве, ограниченном серым каменным поясом. И при первой возможности город выходил из каменных оков. Ну как тут было не ломать ворота, башни и защитные стены, когда это стало возможным. Понимание их ценности как памятника истории и архитектуры пришло не сразу, и хорошо, что это случилось в Таллинне не слишком поздно, не в пример Риге, где от всего комплекса средневековых укреплений сохранилось несколько десятков метров стен и всего две башни.

Цокот копыт их коней вселял уверенность

Направление уничтоженных или скрытых в толще обывательских зданий на этих, южном и юго-западном, участках защитных стен сохранила улица Мюйривахе, в прошлом оборонительный проход вдоль крепостных стен по всему их периметру (2,35 км). Об этом говорят древние названия этого прохода — Мауэрштрассе (улица стены), а участок между улицами Мунга и Виру — Манкенхоф (монашеский двор), так как здесь эта улица проходила за строениями Доминиканского монастыря.

В течение столетий, когда за защитными стенами появлялись враги и набатный колокол на башне Ратуши извещал горожан об опасности, эта узкая дорога вдоль стен обеспечивала свободный доступ к любой крепостной башне, к любому участку стены, и каждый житель, купец Большой гильдии или Братства черноголовых, ремесленник Олайской или Канутиской гильдий спешил на Мюйривахе к своему предназначенному месту с арбалетом или каким-то другим оружием, готовый немедленно встать на защиту родного города. Каждый вечер после захода солнца, когда запирались городские ворота и поднимались мосты через окружавший город ров, небольшой конный отряд из шести всадников, членов Братства черноголовых, объезжал город по дороге, проложенной вдоль стен, и цокот копыт их коней вселял в сердца ревельских бюргеров уверенность в своей безопасности.

Прошло несколько столетий, и в XVIII веке, после Северной войны, Ревель оказался в глубоком тылу Российской империи. И хотя город все еще числился в составе сухопутных и морских крепостей, ненужность старых укреплений, каменных стен, башен и построенных в более позднее время земляных бастионов, валов и редутов проникала в сознание не только рядовых жителей, но и городских властей. И все это стирало с некогда мощных и неприступных укреплений их грозный вид, все глубже погружая в толщу обывательских строений.

А тут обнаружилось, что крепостная стена прекрасно может быть просто стеной дома или сарая, а башни вполне годятся для тюрьмы, склада и даже устройства жилого дома. К средневековой стене пристраивали частное жилье, конюшни, сараи, мастерские, а в башнях Толстая Маргарита и Бременской разместили тюрьмы, в Золотой ноге, Хелеманна, Хинке и других устроили склады, в Нуннавярав — конно-почтовую станцию, а в Ассауве — конюшню.

И только в конце ХIХ века начали приводить в порядок городскую стену. Пионером в этом стал архитектор Вильгельм Нойманн, и с 1951 года до нашего времени длятся работы по исследованию, консервации и реставрации таллиннских городских укреплений.

Лев Лившиц

«Молодёжь Эстонии»

 

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!