А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Kalamaja-37

Родина хрониста

Даже самый далекий от исторической науки горожанин знает: в Средние века Таллинн состоял из Нижнего города и Вышгорода. А тот, кто знает таллиннское прошлое более основательно, добавит: и еще из форштадтов, или предместий. Самое древнее из них – Каламая. По крайней мере, к середине XV века здесь уже было постоянное население, состоявшее из «ненемцев» — так писари магистрата называли предков нынешних эстонцев, финнов и шведов.
Вопреки названию, в «предместье рыбного дома» жили не только рыбаки, но и портовые рабочие, лоцманы, возчики. В семье одного из них – Симона Риссо – в 1536 году родился сын: будущий пастор церкви Святого Духа, знаменитый хронист, автор признанного «бестселлера» по истории Ливонии Бальтазар Руссов. Только в XVI веке книга уроженца Каламая «Хроники провинции Ливония» переиздавалась три раза.

Далекий форпост

«Белая башня» – это не название очередной религиозной брошюрки, которую сектанты раздают у Балтийского вокзала, а официальное имя фортификационного сооружения, выстроенного в 1821-1824 годах на оконечности нынешнего полуострова Вяйке-Пальяссааре.
К самой молодой и самой удаленной от средневековой городской стены крепостной башне Таллинна судьба была не слишком милосердна. Во время Крымской войны, опасаясь захвата Белой башни английскими и французскими моряками, фортификационное сооружение шириной в 23,5 и высотой в 12 метров было решено взорвать. В 1862 году строение разобрали окончательно: от башни, сравнимой по масштабам с Толстой Маргаритой, остались лишь затопленные остатки подвалов да обвалившийся круговой вал.

Килечный край

Когда зубоскалы столетней давности называли Таллинн «Килолинном» и «Килькоградом», против истины они грешили несильно: на один только внутрироссийский рынок консервов с этикеткой «Ревельская килька» из Эстляндии поставлялось на сумму до трех миллиардов (!) золотых рублей в год. Прибавьте к этому еще пятьдесят тысяч консервных банок, проданных в 1887 году в Германию через один только Палдиский порт…
Подлинным сердцем «Килечного Таллинна» на рубеже XIX-XX веков оставался район Каламая. Точнее, район, прилегающий к улице Суур-Патарей. Фамилия одного из «килечных королей» былого Каламая на слуху у жителей Таллинна и поныне: торговый центр Demini на углу Виру и Вене расположился в доме поставщика двора его императорского величества, начинавшего свое дело старшиной рыбацкой артели на Каламая, Василия Дёмина.

Да будет свет!

Таллиннцы, оказавшиеся в вестибюле Рижского художественного музея и отыскавшие над головой живописный люнет с силуэтом Таллинна столетней давности, удивляются: что это за восьмиугольное здание стоит почти на берегу, прямо перед большими Морскими воротами?
Загадочное здание сохранилось в Таллинне по сей день. Это – главный резервуар основанной в 1865 году газовой фабрики, осветившей в декабре того же года городские улицы неведомым ранее новомодным светом. Менее полувека спустя газ начал отступать под давлением электричества: по соседству с газовой фабрикой в 1913 году заработала Таллиннская электростанция. Ныне же комплекс промышленных зданий переоборудуется под центр культуры и преемственность от освещения к просвещению налицо.

От омнибуса до паровика

Принято считать, что первая в Таллинне линяя общественного транспорта –конки — связала между собой Старый город и Кадриорг. Случилось это, как известно, в августе 1888 года.
Как бы не так! Первый общественный транспорт Таллинна – конный омнибус некого г-на Эфельбайна — отправился в путь с Ратушной площади к морским купальням Каламая еще в 1860 году. В 1895-м он пошел от города до Копли, а в 1914 году этот маршрут впервые опробовал автобус с двигателем внутреннего сгорания. Таллиннские мостовые оказались для выписанных из Берлина автобусов губительными, и уже на следующий год их сменил «паровик» — паровой трамвай, возивший пассажиров из города к заводам Копли.

Имперское наследие

30 июля 1904 года в Петергофе родился мальчик: пятый ребенок и единственный сын Николая II и Александры Федоровны, наследник цесаревич и великий князь Алексей. Менее чем через полгода Ревельская городская дума приняла решение переименовать Бульварную улицу в бульвар Наследника престола – не хуже, чем в других уездных городах Российской империи.
Просуществовал топоним до революции 1917 года. Вступившие в город в феврале следующего года немцы предпочитали именовать опоясывающее Старый город бульварное кольцо единым названием «Ринг». В первые годы независимости бульвар успел побыть бульваром Ранннавярава, то есть бульваром Морских ворот. С 1925 года он носит свое нынешнее название: Пыхья пуйестеэ — Северный бульвар.

«Барс» с завода «Ноблесснер»

Подпись под одной из цветных иллюстраций, опубликованных в 1916 году в роскошном альбоме «История подводного и воздушного флота России» гласит: «Спуск очередной подводной лодки «Барс» на заводе «Ноблесснер» в Ревеле».
К началу 1917 года основанный за пять лет до того на полуострове Копли завод товарищества «Ноблесснер» успел выпустить девять подлодок типа «Барс». Его ровесник, основанный по соседству Русско-Балтийский судостроительный завод, за тот же период спустил на воду восемь субмарин и получил заказ на изготовление еще шести. Но достроить их не успел – грянула революция, перечеркнувшая успех обоих предприятий и поставившая крест на самом их существовании: подлодок в Таллинне больше не строили. Пока.

Свой очаг

Еще каких-нибудь четверть века назад говорить и писать о довоенной Эстонии было не принято. Причем в любой области: от политики и экономики до градостроительства и архитектуры. Едва ли не единственным исключением для буржуазного периода в развитии эстонского зодчества была застройка квартала между бульваром Кольде и улицей Ыле в Пельгулинне.
И не зря! Городок жилых домов, выстроенный в 1922–1925 годах для членов жилищного кооператива «Oma Kolle» («Свой очаг») архитекторами Х. Йохансоном и Э. Хаберманом ничего кроме восхищения вызвать не может. Во-первых, своей гармонией и уютностью: таллиннский «гений мест» чувствуется здесь, порой, острее, чем на улицах Старого города. Во-вторых – комфортом: в небольших двухэтажных квартирах была собственная ванна. Ну а в-третьих – потому, что кооператив «Oma Kolle» – едва ли не первый микрорайон Таллинна: предок всех последующих.

Конкурент Пирита

Первые морские купальни на побережье Каламая возникли еще в середине XIX века. Правда, темпы урбанизации и развитие промышленности сделали их использование невозможным уже в начале прошлого столетия. Но «пляжной славой» нынешний район Пыхья-Таллинн обязан все же не им, а пляжу Строоми, или Штромке, как называют его русскоговорящие жители города последние лет сто.
Основанное в 1933 году «Общество благоустройства пляжа Строоми» ставило одной из задач «скорейшее прекращение купания в одном месте людей, лошадей с Таллиннского ипподрома и окрестных коров». Уже к концу 1830-х годов первоначальная цель была не просто достигнута, но и оставлена далеко позади: на Штромке поднялись пляжный павильон с двухэтажной центральной частью, здание летнего бара, променад, шесть киосков и качели. Пришедший в упадок в послевоенные годы пляж вновь возродился на рубеже второго и третьего тысячелетий. На радость жителям Пыхья-Таллинна и других районов города.

Йосеф Кац

Газета «Пыхья-Таллинн»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!