А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1318 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ученица легендарной ревельской балерины Евгении Литвиновой и победительница Брюссельского международного балетного конкурса 1939 года до сих пор живет в таллиннском районе Мустамяэ.

…Сегодня уже потемневшая от времени серебряная медаль с неповторимым силуэтом брюссельской ратуши была привезена в Таллинн ровно семьдесят лет назад. Ну, если быть совсем точным – семьдесят лет и семь месяцев: в мае 1939-го.

Ученицы балетной студии Литвиновой. Хореограф сидит в центре. 1923 год

Ее привезла Маргарита Борисовна Монакова – в ту пору Марго Челнокова. Ученица Евгении Литвиновой, основательницы первой в Таллинне балетной студии, существовавшей с 1918 по 1940 год.

Из Самары

«Нет, родилась я не в Таллинне, – начинает рассказ Маргарита Монакова. – Мать у меня родом была из Эстонии. Бабушка ведь была из местных, из немцев – фон Брехенбах была ее девичья фамилия. А сама я родилась в Самаре – девяносто семь лет тому назад. Мы, Челноковы – самарские, из священников».

Маргарита Борисовна вспоминает: дом в Самаре на Александровской улице, спуск к Волге, монастырские купола напротив. Революция. Смута. Отчаяние матери, не видевшей для себя и двух своих дочек будущего в ставшей неожиданно «красной» России. «Нас смогли разыскать мамины братья, – вспоминает она. – Приехали к нам из Эстонии, обсудили, и научили, как надо действовать».

Отдав пограничнику-красноармейцу все, что у нее было, мать Маргариты Борисовны с двумя детьми нелегально перешла советско-эстонскую границу. «Было ли страшно? Ничуть, – улыбаясь, отвечает «перебежчица». – Мне ведь всего лет девять-десять было, а в этом возрасте ребенок разве понимает опасность? Наоборот – все казалось интересным. Вроде как приключение».

Дом на Ратушной площади

«Две недели сидели в Печорах, в карантине, а потом поехали в Таллинн, – продолжает повествование Маргарита Борисовна. – К дедушке. У него дом был на углу Ратушной площади – с медальонами. Мамин старший брат жил наверху. Мы пошли к нему и там разом со всеми родственниками и встретились. Одна из теток имела в этом доме большую комнату, она взяла нас к себе».

Примыкающее к нынешнему Дому туриста домовладение по адресу Ратушная площадь, 18, на рубеже XIX-XX столетий было вотчиной русских купцов. Над окнами первого этажа видны рекламы с именем известного торговца текстилем Ивана Егорова, над ними – вывеска торгового предприятия Луниных. Из их рода происходила, по материнской линии, наша героиня.

«Таллинн мне после Самары сытым показался и почему-то поначалу очень большим, – рассказывает она. – А уж дедушкин дом – и вовсе огромным. Целый замок. Мы с сестрой любили на его чердаке бывать, и чего там только не было! Запомнился парадный дедушкин портрет, который почему-то из жилых комнат наверх унесли. Он у моего племянника до сих пор сохранился».

Внучка управляющего

Дед Маргариты Борисовны – фигура, безусловно, заслуживающая отдельного рассказа. Парадный портрет полагался ему по чину. Ведь он, будучи статским советником, до самого 1917 года занимал пост управляющего ревельской резиденцией российских монархов – дворца в Екатеринентале-Кадриорге.

«Когда мы в Таллинн переехали, от дел дворца он уже отошел, – уточняет Маргарита Борисовна. – Но жил в Кадриорге. Дом ему был эстонским государством передан. Сейчас в нем музей Эдуарда Вильде находится. Мы с мамой потом на улице Магазийни, неподалеку от бани, жили, но в Кадриорге я часто бывала. Деда многие тамошние знали еще по царскому времени. И в детстве я у него летом гостила, и постарше, когда на танцы ходить стала».

«Магнитом» танцевальной жизни тридцатых годов была в Кадриорге площадка неподалеку от домика Петра. «Ходила я туда со своим хорошим приятелем, Виктором – он тоже из обрусевших немцев был. Он меня впоследствии и с мужем моим будущим там познакомил. А потом снесли ту площадку и выстроили на ее месте президентский дворец», – уточняет Маргарита Борисовна.

Строгий педагог

Когда именно маленькая Марго решила заниматься балетом, она и не припоминает. «Девчушкой я всегда была живой, подвижной – может, потому мама и решила меня отдать балету учиться, – вспоминает она. – Я в детстве все болела, несколько раз приходилась балетную студию бросать: кажется, раза три мне все приходилось начинать заново».

Детская память отрывочна. Что запомнилось Маргарите Борисовне о своей учительнице больше всего – так это огромная коллекция бальных платьев, сохранившаяся у Литвиновой с тех времен, когда она танцевала на сцене Мариинского театра в Петербурге. «Евгения Васильевна строгая была, – припоминает ее ученица. – Если видела, что у ребенка нет способностей к балету, голову ни ему, ни родителям его не морочила – отправляла восвояси».

«Что еще помню? Мать Литвиновой помню. Настоящая немка, прижимистая, считавшая каждую копейку. Если по какой-то причине ученицы запаздывали принести деньги за занятия, всегда она об этом не забывала им напомнить. Мы ее, смеясь, между собой, «вечной Луизой» звали», – признается Маргарита Борисовна.

В Брюссель!

Три года прозанималась юная Марго Челнокова в балетной студии Е. Литвиновой. Выступала на танцевальных вечерах в Немецком театре (Нынешний Театр драмы – его помещения часто арендовали для мероприятий русские культурно-просветительные общества довоенного Таллинна), на «файв-о-клоках» в доме Черноголовых. И вот как-то по весне преподавательница собрала своих учеников и сообщила, что студия примет участие в международном состязании сценического танца в столице Бельгии.

«Не знаю, почему решила ехать Лия Винк – дочь настоятеля православной церкви в Нымме. Потому, наверное, что она у нас считалась одной из лучших, лет десять уже занималась. А у меня жили в Брюсселе родственники дяди, бывшие военные царской армии. Так что мне было, где остановиться там, – поясняет Маргарита Борисовна. – До Брюсселя поездом добирались. Долго – через Ригу, Берлин. А я всю дорогу думала: удастся мне произвести на жюри впечатление или нет? Дай Бог, думала, хотя бы диплом за участие получить и с родными повидаться».

Опасения юной танцовщицы из Таллинна понять несложно: заявку на участие в брюссельском конкурсе, проходившем с 30 апреля по 14 мая 1939 года, подали 146 солистов, танцевальных групп и студий со всего света – в том числе и из СССР. Для вышедших на первое место танцора или танцовщицы открывалась возможность бесплатно обучаться в течение трех месяцев в балете Большой парижской Оперы. Кроме того, полагались золотая, серебряная и бронзовые медали, а также особая премия за экзотический танец.

«Золото» и два «серебра»

«Танец я выбрала сама: вальс Шопена, – подчеркивает Маргарита Борисовна. – Лия Винк – танцевала «Вихрь». Очень сложный танец. Так что когда жюри сообщило, что ей золотая медаль полагается, я даже не удивилась. Но когда сказали, что я удостоена серебряной.…Даже гордость почувствовала – всех обошла Эстония…»

Эстонские танцовщицы, кстати, привезли из Брюсселя еще одно «серебро» – им в младшей возрастной группе была награждена воспитанница балетной студии Э. Штакельберг из Тарту. И потому даже странно, что возвращение юных балерин из Бельгии было удостоено лишь беглых заметок в прессе, обыкновенно относившейся к любому успеху эстонских исполнителей за рубежом довольно трепетно.

«Помогла ли мне в дальнейшем победа на конкурсе в Брюсселе? – задумывается Маргарита Борисовна. – Как знать. Когда летом 1941 года моего мужа мобилизовали в армию, я пошла устраиваться в балетную труппу «Эстонии». Меня экзаменовала знаменитая балерина Анна Экстон – тоже ученица Литвиновой. Она-то, конечно, про медаль мою знала – но попросила показать все, что я умею делать на сцене, без всякого снисхождения».

* * *

В большом балете Маргарита Борисовна Монакова протанцевала двадцать лет. «Какая партия запомнилась больше всего? – пытается вспомнить она. – Наверное, роль Маркизы – я танцевала ее еще до войны, на одном из ежегодных танцевальных вечеров нашей студии. Мне даже стихи посвятили: «В танце вы, Маркиза/Дивно хороши/ Как цветок душистый…».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!