Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ученица легендарной ревельской балерины Евгении Литвиновой и победительница Брюссельского международного балетного конкурса 1939 года до сих пор живет в таллиннском районе Мустамяэ.

…Сегодня уже потемневшая от времени серебряная медаль с неповторимым силуэтом брюссельской ратуши была привезена в Таллинн ровно семьдесят лет назад. Ну, если быть совсем точным – семьдесят лет и семь месяцев: в мае 1939-го.

Ученицы балетной студии Литвиновой. Хореограф сидит в центре. 1923 год

Ее привезла Маргарита Борисовна Монакова – в ту пору Марго Челнокова. Ученица Евгении Литвиновой, основательницы первой в Таллинне балетной студии, существовавшей с 1918 по 1940 год.

Из Самары

«Нет, родилась я не в Таллинне, – начинает рассказ Маргарита Монакова. – Мать у меня родом была из Эстонии. Бабушка ведь была из местных, из немцев – фон Брехенбах была ее девичья фамилия. А сама я родилась в Самаре – девяносто семь лет тому назад. Мы, Челноковы – самарские, из священников».

Маргарита Борисовна вспоминает: дом в Самаре на Александровской улице, спуск к Волге, монастырские купола напротив. Революция. Смута. Отчаяние матери, не видевшей для себя и двух своих дочек будущего в ставшей неожиданно «красной» России. «Нас смогли разыскать мамины братья, – вспоминает она. – Приехали к нам из Эстонии, обсудили, и научили, как надо действовать».

Отдав пограничнику-красноармейцу все, что у нее было, мать Маргариты Борисовны с двумя детьми нелегально перешла советско-эстонскую границу. «Было ли страшно? Ничуть, – улыбаясь, отвечает «перебежчица». – Мне ведь всего лет девять-десять было, а в этом возрасте ребенок разве понимает опасность? Наоборот – все казалось интересным. Вроде как приключение».

Дом на Ратушной площади

«Две недели сидели в Печорах, в карантине, а потом поехали в Таллинн, – продолжает повествование Маргарита Борисовна. – К дедушке. У него дом был на углу Ратушной площади – с медальонами. Мамин старший брат жил наверху. Мы пошли к нему и там разом со всеми родственниками и встретились. Одна из теток имела в этом доме большую комнату, она взяла нас к себе».

Примыкающее к нынешнему Дому туриста домовладение по адресу Ратушная площадь, 18, на рубеже XIX-XX столетий было вотчиной русских купцов. Над окнами первого этажа видны рекламы с именем известного торговца текстилем Ивана Егорова, над ними – вывеска торгового предприятия Луниных. Из их рода происходила, по материнской линии, наша героиня.

«Таллинн мне после Самары сытым показался и почему-то поначалу очень большим, – рассказывает она. – А уж дедушкин дом – и вовсе огромным. Целый замок. Мы с сестрой любили на его чердаке бывать, и чего там только не было! Запомнился парадный дедушкин портрет, который почему-то из жилых комнат наверх унесли. Он у моего племянника до сих пор сохранился».

Внучка управляющего

Дед Маргариты Борисовны – фигура, безусловно, заслуживающая отдельного рассказа. Парадный портрет полагался ему по чину. Ведь он, будучи статским советником, до самого 1917 года занимал пост управляющего ревельской резиденцией российских монархов – дворца в Екатеринентале-Кадриорге.

«Когда мы в Таллинн переехали, от дел дворца он уже отошел, – уточняет Маргарита Борисовна. – Но жил в Кадриорге. Дом ему был эстонским государством передан. Сейчас в нем музей Эдуарда Вильде находится. Мы с мамой потом на улице Магазийни, неподалеку от бани, жили, но в Кадриорге я часто бывала. Деда многие тамошние знали еще по царскому времени. И в детстве я у него летом гостила, и постарше, когда на танцы ходить стала».

«Магнитом» танцевальной жизни тридцатых годов была в Кадриорге площадка неподалеку от домика Петра. «Ходила я туда со своим хорошим приятелем, Виктором – он тоже из обрусевших немцев был. Он меня впоследствии и с мужем моим будущим там познакомил. А потом снесли ту площадку и выстроили на ее месте президентский дворец», – уточняет Маргарита Борисовна.

Строгий педагог

Когда именно маленькая Марго решила заниматься балетом, она и не припоминает. «Девчушкой я всегда была живой, подвижной – может, потому мама и решила меня отдать балету учиться, – вспоминает она. – Я в детстве все болела, несколько раз приходилась балетную студию бросать: кажется, раза три мне все приходилось начинать заново».

Детская память отрывочна. Что запомнилось Маргарите Борисовне о своей учительнице больше всего – так это огромная коллекция бальных платьев, сохранившаяся у Литвиновой с тех времен, когда она танцевала на сцене Мариинского театра в Петербурге. «Евгения Васильевна строгая была, – припоминает ее ученица. – Если видела, что у ребенка нет способностей к балету, голову ни ему, ни родителям его не морочила – отправляла восвояси».

«Что еще помню? Мать Литвиновой помню. Настоящая немка, прижимистая, считавшая каждую копейку. Если по какой-то причине ученицы запаздывали принести деньги за занятия, всегда она об этом не забывала им напомнить. Мы ее, смеясь, между собой, «вечной Луизой» звали», – признается Маргарита Борисовна.

В Брюссель!

Три года прозанималась юная Марго Челнокова в балетной студии Е. Литвиновой. Выступала на танцевальных вечерах в Немецком театре (Нынешний Театр драмы – его помещения часто арендовали для мероприятий русские культурно-просветительные общества довоенного Таллинна), на «файв-о-клоках» в доме Черноголовых. И вот как-то по весне преподавательница собрала своих учеников и сообщила, что студия примет участие в международном состязании сценического танца в столице Бельгии.

«Не знаю, почему решила ехать Лия Винк – дочь настоятеля православной церкви в Нымме. Потому, наверное, что она у нас считалась одной из лучших, лет десять уже занималась. А у меня жили в Брюсселе родственники дяди, бывшие военные царской армии. Так что мне было, где остановиться там, – поясняет Маргарита Борисовна. – До Брюсселя поездом добирались. Долго – через Ригу, Берлин. А я всю дорогу думала: удастся мне произвести на жюри впечатление или нет? Дай Бог, думала, хотя бы диплом за участие получить и с родными повидаться».

Опасения юной танцовщицы из Таллинна понять несложно: заявку на участие в брюссельском конкурсе, проходившем с 30 апреля по 14 мая 1939 года, подали 146 солистов, танцевальных групп и студий со всего света – в том числе и из СССР. Для вышедших на первое место танцора или танцовщицы открывалась возможность бесплатно обучаться в течение трех месяцев в балете Большой парижской Оперы. Кроме того, полагались золотая, серебряная и бронзовые медали, а также особая премия за экзотический танец.

«Золото» и два «серебра»

«Танец я выбрала сама: вальс Шопена, – подчеркивает Маргарита Борисовна. – Лия Винк – танцевала «Вихрь». Очень сложный танец. Так что когда жюри сообщило, что ей золотая медаль полагается, я даже не удивилась. Но когда сказали, что я удостоена серебряной.…Даже гордость почувствовала – всех обошла Эстония…»

Эстонские танцовщицы, кстати, привезли из Брюсселя еще одно «серебро» – им в младшей возрастной группе была награждена воспитанница балетной студии Э. Штакельберг из Тарту. И потому даже странно, что возвращение юных балерин из Бельгии было удостоено лишь беглых заметок в прессе, обыкновенно относившейся к любому успеху эстонских исполнителей за рубежом довольно трепетно.

«Помогла ли мне в дальнейшем победа на конкурсе в Брюсселе? – задумывается Маргарита Борисовна. – Как знать. Когда летом 1941 года моего мужа мобилизовали в армию, я пошла устраиваться в балетную труппу «Эстонии». Меня экзаменовала знаменитая балерина Анна Экстон – тоже ученица Литвиновой. Она-то, конечно, про медаль мою знала – но попросила показать все, что я умею делать на сцене, без всякого снисхождения».

* * *

В большом балете Маргарита Борисовна Монакова протанцевала двадцать лет. «Какая партия запомнилась больше всего? – пытается вспомнить она. – Наверное, роль Маркизы – я танцевала ее еще до войны, на одном из ежегодных танцевальных вечеров нашей студии. Мне даже стихи посвятили: «В танце вы, Маркиза/Дивно хороши/ Как цветок душистый…».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!