А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Осенью 1939 года таллиннские поклонники танца были не на шутку взволнованы: открытие сезона выступлений воспитанниц старейшей в городе балетной студии откладывалось с недели на неделю.

«Знающие люди» поспешили заверить: причина тому — отъезд ее бессменной руководительницы в Германию. Или, по крайней мере, хлопоты по подготовке к нему. В рамках программы «переселения на родину» — вместе с остзейскими немцами.
Слухи были развеяны накануне Рождества: в субботу, 14 декабря, танцевальным спектаклем «Елка» Частная балетная студия Евгении Литвиновой открыла очередной сезон.

Ученицы балетной студии Литвиновой. Хореограф сидит в центре. 1923 год

Ученица Петипа

В какой степени руководительница студии обладала правом на «репатриацию в Рейх» — сказать непросто. В анкете на вопрос о национальности матери она отвечала «эстонка» — при том, что имя ее звучало вполне на немецкий манер: Луизе Ульберг. Происхождение отца, бухгалтера Мариинского театра в Санкт-Петербурге, сомнений вызвать не может — Василий Махотин: как говаривали в старину, «природный русак».

Евгения Литвинова (в девичестве — Махотина) родилась на невских берегах 12 января 1877 года. Здесь же, восемнадцатью годами позже, окончила исполнительский класс Хореографического училища Императорского Мариинского театра и впервые дебютировала на танцевальной сцене. «В Петербурге я выступала в Мариинском, Александрийском, Михайловском театрах, — вспоминала Литвинова в конце тридцатых годов. — В Москве — в Большом».

Свой «творческий стаж» на подмостках императорских театров обеих российских столиц Литвинова определяла в пятнадцать лет. За это время ей довелось станцевать сложнейшие партии. Одетта в «Лебедином озере». Клеопатра в «Египетских ночах». Фея Сирени в «Спящей красавице». Одно упоминание о том, что легендарный Мариус Петипа доверял ей ведущие роли в своих постановках, свидетельствует о яркости таланта Литвиновой.

В Ревеле

1913 год стал для культурной жизни Таллинна знаменательным: 24 августа постановкой «Гамлета» открылся театр «Эстония». Стал этот год знаменательным и для Евгении Махотиной: осенью она переехала в Ревель — к своему мужу, полковнику Сергею Литвинову, назначенному за три года до того уездным воинским начальником.

О жизни Литвиновой в дореволюционной Эстляндии известно не много. Возможно, достаточно высокая должность мужа позволила ей отойти от сцены. Не исключена, впрочем, и другая версия: применить свой талант танцовщице Императорского театра было в те годы просто негде. Эстонский балет делал свои первые, достаточно робкие шаги — да и то не в Таллинне, а в Тарту.

Первая мировая война, революция, обретение Эстонией независимости нарушили привычный ритм жизни семьи Литвиновых. Должность коменданта русских частей Ревеля, присвоенная главе семьи в начале 1919 года, оказалась скорее номинальной. И тогда выпускница столичного хореографического училища решила вернуться к профессиональной деятельности — основать танцевальную студию.

Первая студия

«Все девочки здесь кроме гимназии учатся еще в балете, — писал автор «Письма из Ревеля в Париж», опубли­кованного в таллиннских «Вестях дня» в 1926 году. — Учительниц здесь очень много, но лучше всего учиться у «Русалки», которой даже памятник поставили. Папа говорит, что у нее настоящая классическая постановка. А остальные учительницы даже около театра не бывали».

Долю иронии автору «Письма» можно, простить: все-таки газетный фельетон был подписан Александром Вертинским. Но объективности ради стоит отметить: студий, предлагающих серьезное обучение танцевальному искусству, было на тот момент в Таллинне всего две — Герд Негго и Евгении Литвиновой. Причем о деятельности второй благосклонные отклики можно было отыскать на страницах как эстонской, так и остзейской прессы.

Сложнее отыскать точную дату основания балетной студии Литвиновой: случилось это в 1918 году, но когда именно — до конца не ясно. Во всяком случае, уже осенью 1919 года на сцене «Эстонии» состоялась премьера учениц Литвиновой — благотворительный концерт в пользу раненых воинов. Учитывая, что студия Герд Негго была основана лишь в 1924-м, первенство Литвиновой на ниве хореографического образования в Таллинне — бесспорно.

«Триумф эстонского балета»

Горячие споры между поклонниками Терпсихоры лет восемьдесят назад велись не только в театральных кулуарах и на страницах специализированных изданий, выплескиваясь порой на полосы ведущих ежедневных газет. Дискуссия о том, каким быть балетному искусству молодого эстонского государства — классическим или современно-пластическим, не могла обойти стороной и студию Литвиновой.

«Вы знаете, что я преподаю исключительно классический танец: он непременная основа хореографии, и именно русский классический балет очаровывает не только всю Европу, но и Америку, — отвечала в 1939 году газетному репортеру Литвинова. — Разница между классической танцовщицей и «пластичкой» заключается в том, что первая знает и пластику. Вторая же в классической технике в большинстве случаев, увы, не сведуща».

Похоже, ту же точку зрения разделяли и другие. На весеннем конкурсе того же года в Брюсселе две воспитанницы Литвиновой — Л. Винк и М. Челнокова получили, соответственно, золотую и серебряную медали. Во время гастрольных туров учениц студии Литвиновой в Ригу и Стокгольм (в 1922 и 1923 гг.) тамошние газеты с восторгом писали о
Лилиан Лооринг, Рахель Олбрей, Анна Экстон — фактически все примадонны театра «Эстония» тридцатых годов прошли обучение в студии Литвиновой. Другие ее ученицы с успехом выступали за рубежом. Д´Анунцио-Комарова, например, танцевала в парижском варьете «Фоли-Бержер». Гитте Шнеберг, уехавшей осенью 1939 года вместе с родителями в Германию, незамедлительно предложили на выбор обучение в театральных труппах Берлина и Вены с начислением государственной стипендии.

Финал

Согласно приводимым в современных энциклопедиях данным, в том же 1939-м уехала в Германию и сама Литвинова, что якобы послужило финальным аккордом в существовании ее студии. Газетные публикации осени-зимы 1939-го и зимы-весны 1940-го свидетельствуют об обратном: в Таллинне с успехом проходили выступления ее учениц, а сама хореограф в данном 10 декабря 1939 года интервью даже не намекает на планы переезда. К слову сказать, «Вести дня» освещали тематику репатриации немцев достаточно широко, специально уточняя, кто из эстонцев или русских уехал в Германию с остзейцами и по какой причине.

Балетная жизнь в Эстонии замерла в первый год советской власти. Быть может, именно тогда Литвинова приняла решение покинуть Таллинн в рамках второй «переселенческой кампании», которой поспешили воспользоваться в первой половине 1941 года те из новоиспеченных «жителей советской Прибалтики», которые имели хоть какое-то отношение к остзейским немцам? Эстонские энциклопедии, во всяком случае, свидетельствуют, что скончалась Евгения Литвинова в 1945 году в Дрездене.

* * *

На вопрос корреспондента «Вестей дня», интересовавшегося, почему Евгения Васильевна не пожелала отметить двадцатилетний юбилей существования студии, педагог ответила, что не придает этой дате особого значения.
«Может быть, отпраздную двадцатипятилетие, — с улыбкой делилась Литвинова планами в середине декабря 1939 года. — Если, конечно, буду к тому времени жива и здорова. Работы много, не до юбилея. У меня сейчас 25 учениц, и занятия с ними требуют много сил. Сейчас готовлю большой балетный спектакль. Показать 80 номеров — не шутка…»

Автор благодарит Александра Дормидонтова и сотрудников Эстонского музея театра и музыки за помощь в написании материала.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!