А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Осенью 1939 года таллиннские поклонники танца были не на шутку взволнованы: открытие сезона выступлений воспитанниц старейшей в городе балетной студии откладывалось с недели на неделю.

«Знающие люди» поспешили заверить: причина тому — отъезд ее бессменной руководительницы в Германию. Или, по крайней мере, хлопоты по подготовке к нему. В рамках программы «переселения на родину» — вместе с остзейскими немцами.
Слухи были развеяны накануне Рождества: в субботу, 14 декабря, танцевальным спектаклем «Елка» Частная балетная студия Евгении Литвиновой открыла очередной сезон.

Ученицы балетной студии Литвиновой. Хореограф сидит в центре. 1923 год

Ученица Петипа

В какой степени руководительница студии обладала правом на «репатриацию в Рейх» — сказать непросто. В анкете на вопрос о национальности матери она отвечала «эстонка» — при том, что имя ее звучало вполне на немецкий манер: Луизе Ульберг. Происхождение отца, бухгалтера Мариинского театра в Санкт-Петербурге, сомнений вызвать не может — Василий Махотин: как говаривали в старину, «природный русак».

Евгения Литвинова (в девичестве — Махотина) родилась на невских берегах 12 января 1877 года. Здесь же, восемнадцатью годами позже, окончила исполнительский класс Хореографического училища Императорского Мариинского театра и впервые дебютировала на танцевальной сцене. «В Петербурге я выступала в Мариинском, Александрийском, Михайловском театрах, — вспоминала Литвинова в конце тридцатых годов. — В Москве — в Большом».

Свой «творческий стаж» на подмостках императорских театров обеих российских столиц Литвинова определяла в пятнадцать лет. За это время ей довелось станцевать сложнейшие партии. Одетта в «Лебедином озере». Клеопатра в «Египетских ночах». Фея Сирени в «Спящей красавице». Одно упоминание о том, что легендарный Мариус Петипа доверял ей ведущие роли в своих постановках, свидетельствует о яркости таланта Литвиновой.

В Ревеле

1913 год стал для культурной жизни Таллинна знаменательным: 24 августа постановкой «Гамлета» открылся театр «Эстония». Стал этот год знаменательным и для Евгении Махотиной: осенью она переехала в Ревель — к своему мужу, полковнику Сергею Литвинову, назначенному за три года до того уездным воинским начальником.

О жизни Литвиновой в дореволюционной Эстляндии известно не много. Возможно, достаточно высокая должность мужа позволила ей отойти от сцены. Не исключена, впрочем, и другая версия: применить свой талант танцовщице Императорского театра было в те годы просто негде. Эстонский балет делал свои первые, достаточно робкие шаги — да и то не в Таллинне, а в Тарту.

Первая мировая война, революция, обретение Эстонией независимости нарушили привычный ритм жизни семьи Литвиновых. Должность коменданта русских частей Ревеля, присвоенная главе семьи в начале 1919 года, оказалась скорее номинальной. И тогда выпускница столичного хореографического училища решила вернуться к профессиональной деятельности — основать танцевальную студию.

Первая студия

«Все девочки здесь кроме гимназии учатся еще в балете, — писал автор «Письма из Ревеля в Париж», опубли­кованного в таллиннских «Вестях дня» в 1926 году. — Учительниц здесь очень много, но лучше всего учиться у «Русалки», которой даже памятник поставили. Папа говорит, что у нее настоящая классическая постановка. А остальные учительницы даже около театра не бывали».

Долю иронии автору «Письма» можно, простить: все-таки газетный фельетон был подписан Александром Вертинским. Но объективности ради стоит отметить: студий, предлагающих серьезное обучение танцевальному искусству, было на тот момент в Таллинне всего две — Герд Негго и Евгении Литвиновой. Причем о деятельности второй благосклонные отклики можно было отыскать на страницах как эстонской, так и остзейской прессы.

Сложнее отыскать точную дату основания балетной студии Литвиновой: случилось это в 1918 году, но когда именно — до конца не ясно. Во всяком случае, уже осенью 1919 года на сцене «Эстонии» состоялась премьера учениц Литвиновой — благотворительный концерт в пользу раненых воинов. Учитывая, что студия Герд Негго была основана лишь в 1924-м, первенство Литвиновой на ниве хореографического образования в Таллинне — бесспорно.

«Триумф эстонского балета»

Горячие споры между поклонниками Терпсихоры лет восемьдесят назад велись не только в театральных кулуарах и на страницах специализированных изданий, выплескиваясь порой на полосы ведущих ежедневных газет. Дискуссия о том, каким быть балетному искусству молодого эстонского государства — классическим или современно-пластическим, не могла обойти стороной и студию Литвиновой.

«Вы знаете, что я преподаю исключительно классический танец: он непременная основа хореографии, и именно русский классический балет очаровывает не только всю Европу, но и Америку, — отвечала в 1939 году газетному репортеру Литвинова. — Разница между классической танцовщицей и «пластичкой» заключается в том, что первая знает и пластику. Вторая же в классической технике в большинстве случаев, увы, не сведуща».

Похоже, ту же точку зрения разделяли и другие. На весеннем конкурсе того же года в Брюсселе две воспитанницы Литвиновой — Л. Винк и М. Челнокова получили, соответственно, золотую и серебряную медали. Во время гастрольных туров учениц студии Литвиновой в Ригу и Стокгольм (в 1922 и 1923 гг.) тамошние газеты с восторгом писали о
Лилиан Лооринг, Рахель Олбрей, Анна Экстон — фактически все примадонны театра «Эстония» тридцатых годов прошли обучение в студии Литвиновой. Другие ее ученицы с успехом выступали за рубежом. Д´Анунцио-Комарова, например, танцевала в парижском варьете «Фоли-Бержер». Гитте Шнеберг, уехавшей осенью 1939 года вместе с родителями в Германию, незамедлительно предложили на выбор обучение в театральных труппах Берлина и Вены с начислением государственной стипендии.

Финал

Согласно приводимым в современных энциклопедиях данным, в том же 1939-м уехала в Германию и сама Литвинова, что якобы послужило финальным аккордом в существовании ее студии. Газетные публикации осени-зимы 1939-го и зимы-весны 1940-го свидетельствуют об обратном: в Таллинне с успехом проходили выступления ее учениц, а сама хореограф в данном 10 декабря 1939 года интервью даже не намекает на планы переезда. К слову сказать, «Вести дня» освещали тематику репатриации немцев достаточно широко, специально уточняя, кто из эстонцев или русских уехал в Германию с остзейцами и по какой причине.

Балетная жизнь в Эстонии замерла в первый год советской власти. Быть может, именно тогда Литвинова приняла решение покинуть Таллинн в рамках второй «переселенческой кампании», которой поспешили воспользоваться в первой половине 1941 года те из новоиспеченных «жителей советской Прибалтики», которые имели хоть какое-то отношение к остзейским немцам? Эстонские энциклопедии, во всяком случае, свидетельствуют, что скончалась Евгения Литвинова в 1945 году в Дрездене.

* * *

На вопрос корреспондента «Вестей дня», интересовавшегося, почему Евгения Васильевна не пожелала отметить двадцатилетний юбилей существования студии, педагог ответила, что не придает этой дате особого значения.
«Может быть, отпраздную двадцатипятилетие, — с улыбкой делилась Литвинова планами в середине декабря 1939 года. — Если, конечно, буду к тому времени жива и здорова. Работы много, не до юбилея. У меня сейчас 25 учениц, и занятия с ними требуют много сил. Сейчас готовлю большой балетный спектакль. Показать 80 номеров — не шутка…»

Автор благодарит Александра Дормидонтова и сотрудников Эстонского музея театра и музыки за помощь в написании материала.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!