А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1155 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Осенью 1939 года таллиннские поклонники танца были не на шутку взволнованы: открытие сезона выступлений воспитанниц старейшей в городе балетной студии откладывалось с недели на неделю.

«Знающие люди» поспешили заверить: причина тому — отъезд ее бессменной руководительницы в Германию. Или, по крайней мере, хлопоты по подготовке к нему. В рамках программы «переселения на родину» — вместе с остзейскими немцами.
Слухи были развеяны накануне Рождества: в субботу, 14 декабря, танцевальным спектаклем «Елка» Частная балетная студия Евгении Литвиновой открыла очередной сезон.

Ученицы балетной студии Литвиновой. Хореограф сидит в центре. 1923 год

Ученица Петипа

В какой степени руководительница студии обладала правом на «репатриацию в Рейх» — сказать непросто. В анкете на вопрос о национальности матери она отвечала «эстонка» — при том, что имя ее звучало вполне на немецкий манер: Луизе Ульберг. Происхождение отца, бухгалтера Мариинского театра в Санкт-Петербурге, сомнений вызвать не может — Василий Махотин: как говаривали в старину, «природный русак».

Евгения Литвинова (в девичестве — Махотина) родилась на невских берегах 12 января 1877 года. Здесь же, восемнадцатью годами позже, окончила исполнительский класс Хореографического училища Императорского Мариинского театра и впервые дебютировала на танцевальной сцене. «В Петербурге я выступала в Мариинском, Александрийском, Михайловском театрах, — вспоминала Литвинова в конце тридцатых годов. — В Москве — в Большом».

Свой «творческий стаж» на подмостках императорских театров обеих российских столиц Литвинова определяла в пятнадцать лет. За это время ей довелось станцевать сложнейшие партии. Одетта в «Лебедином озере». Клеопатра в «Египетских ночах». Фея Сирени в «Спящей красавице». Одно упоминание о том, что легендарный Мариус Петипа доверял ей ведущие роли в своих постановках, свидетельствует о яркости таланта Литвиновой.

В Ревеле

1913 год стал для культурной жизни Таллинна знаменательным: 24 августа постановкой «Гамлета» открылся театр «Эстония». Стал этот год знаменательным и для Евгении Махотиной: осенью она переехала в Ревель — к своему мужу, полковнику Сергею Литвинову, назначенному за три года до того уездным воинским начальником.

О жизни Литвиновой в дореволюционной Эстляндии известно не много. Возможно, достаточно высокая должность мужа позволила ей отойти от сцены. Не исключена, впрочем, и другая версия: применить свой талант танцовщице Императорского театра было в те годы просто негде. Эстонский балет делал свои первые, достаточно робкие шаги — да и то не в Таллинне, а в Тарту.

Первая мировая война, революция, обретение Эстонией независимости нарушили привычный ритм жизни семьи Литвиновых. Должность коменданта русских частей Ревеля, присвоенная главе семьи в начале 1919 года, оказалась скорее номинальной. И тогда выпускница столичного хореографического училища решила вернуться к профессиональной деятельности — основать танцевальную студию.

Первая студия

«Все девочки здесь кроме гимназии учатся еще в балете, — писал автор «Письма из Ревеля в Париж», опубли­кованного в таллиннских «Вестях дня» в 1926 году. — Учительниц здесь очень много, но лучше всего учиться у «Русалки», которой даже памятник поставили. Папа говорит, что у нее настоящая классическая постановка. А остальные учительницы даже около театра не бывали».

Долю иронии автору «Письма» можно, простить: все-таки газетный фельетон был подписан Александром Вертинским. Но объективности ради стоит отметить: студий, предлагающих серьезное обучение танцевальному искусству, было на тот момент в Таллинне всего две — Герд Негго и Евгении Литвиновой. Причем о деятельности второй благосклонные отклики можно было отыскать на страницах как эстонской, так и остзейской прессы.

Сложнее отыскать точную дату основания балетной студии Литвиновой: случилось это в 1918 году, но когда именно — до конца не ясно. Во всяком случае, уже осенью 1919 года на сцене «Эстонии» состоялась премьера учениц Литвиновой — благотворительный концерт в пользу раненых воинов. Учитывая, что студия Герд Негго была основана лишь в 1924-м, первенство Литвиновой на ниве хореографического образования в Таллинне — бесспорно.

«Триумф эстонского балета»

Горячие споры между поклонниками Терпсихоры лет восемьдесят назад велись не только в театральных кулуарах и на страницах специализированных изданий, выплескиваясь порой на полосы ведущих ежедневных газет. Дискуссия о том, каким быть балетному искусству молодого эстонского государства — классическим или современно-пластическим, не могла обойти стороной и студию Литвиновой.

«Вы знаете, что я преподаю исключительно классический танец: он непременная основа хореографии, и именно русский классический балет очаровывает не только всю Европу, но и Америку, — отвечала в 1939 году газетному репортеру Литвинова. — Разница между классической танцовщицей и «пластичкой» заключается в том, что первая знает и пластику. Вторая же в классической технике в большинстве случаев, увы, не сведуща».

Похоже, ту же точку зрения разделяли и другие. На весеннем конкурсе того же года в Брюсселе две воспитанницы Литвиновой — Л. Винк и М. Челнокова получили, соответственно, золотую и серебряную медали. Во время гастрольных туров учениц студии Литвиновой в Ригу и Стокгольм (в 1922 и 1923 гг.) тамошние газеты с восторгом писали о
Лилиан Лооринг, Рахель Олбрей, Анна Экстон — фактически все примадонны театра «Эстония» тридцатых годов прошли обучение в студии Литвиновой. Другие ее ученицы с успехом выступали за рубежом. Д´Анунцио-Комарова, например, танцевала в парижском варьете «Фоли-Бержер». Гитте Шнеберг, уехавшей осенью 1939 года вместе с родителями в Германию, незамедлительно предложили на выбор обучение в театральных труппах Берлина и Вены с начислением государственной стипендии.

Финал

Согласно приводимым в современных энциклопедиях данным, в том же 1939-м уехала в Германию и сама Литвинова, что якобы послужило финальным аккордом в существовании ее студии. Газетные публикации осени-зимы 1939-го и зимы-весны 1940-го свидетельствуют об обратном: в Таллинне с успехом проходили выступления ее учениц, а сама хореограф в данном 10 декабря 1939 года интервью даже не намекает на планы переезда. К слову сказать, «Вести дня» освещали тематику репатриации немцев достаточно широко, специально уточняя, кто из эстонцев или русских уехал в Германию с остзейцами и по какой причине.

Балетная жизнь в Эстонии замерла в первый год советской власти. Быть может, именно тогда Литвинова приняла решение покинуть Таллинн в рамках второй «переселенческой кампании», которой поспешили воспользоваться в первой половине 1941 года те из новоиспеченных «жителей советской Прибалтики», которые имели хоть какое-то отношение к остзейским немцам? Эстонские энциклопедии, во всяком случае, свидетельствуют, что скончалась Евгения Литвинова в 1945 году в Дрездене.

* * *

На вопрос корреспондента «Вестей дня», интересовавшегося, почему Евгения Васильевна не пожелала отметить двадцатилетний юбилей существования студии, педагог ответила, что не придает этой дате особого значения.
«Может быть, отпраздную двадцатипятилетие, — с улыбкой делилась Литвинова планами в середине декабря 1939 года. — Если, конечно, буду к тому времени жива и здорова. Работы много, не до юбилея. У меня сейчас 25 учениц, и занятия с ними требуют много сил. Сейчас готовлю большой балетный спектакль. Показать 80 номеров — не шутка…»

Автор благодарит Александра Дормидонтова и сотрудников Эстонского музея театра и музыки за помощь в написании материала.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Столетие Балтийского Герцогства

В 2018 году, Эстония широко отмечает 100-летие республики, и почему-то выпадает из официальных сообщений другая, не менее знаменательная дата: 100-лет ...

Читать дальше...

«Михаил Федорович», «Волынец», «Суур Тылль»: ледокол-герой, ледокол-музей, ледокол-легенда.

Одно из сокровищ собрания Морского музея Эстонии — ледокол «Суур Тылль» — празднует в этом году сразу две знаменательные даты. Первая ...

Читать дальше...

Автор книги «Архитектор-художник Александр Владовский. Материалы к творческой биографии» Андрей Пономарев во время ее презентации в банкетном зале Кадриоргского дворца.

Зодчий Александр Владовский: эскиз творческой биографии Таллинца

Самый, пожалуй, яркий и колоритный архитектор довоенного Таллинна — Александр Владовский — вновь вернулся к таллиннцам: книгой, посвященной его жизни ...

Читать дальше...

Сквер на улице Марта, ба с памятным крестом Бласиуса Хохгреве в наши дни.

Оправа старейшему памятнику в Таллине: сквер у креста Бласиуса Хохгреве

Один из оригинальных памятников таллиннской старины получил недавно достойную «оправу» — благоустроенный сквер на улице Марта. В свое время всякий уважающий ...

Читать дальше...

О значимой дате в истории Таллина

318 лет назад, в 1710 году, российские войска приступили к летне-осенней кампании Северной войны на землях современных Латвии и Эстонии. Успех ...

Читать дальше...

Сложно представить, что сто десять лет назад на месте нынешнего театра «Эстония» и парка Таммсааре стояли крестьянские подводы и шумел рынок.

Парк имени Таммсааре в Таллине: круговорот вечных перемен

Прежде, чем обрести современный облик, нынешнему парку Таммсааре довелось пережить на своем долгом веку целый ряд радикальных градостроительных «перевоплощений». Путь от ...

Читать дальше...

Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!