А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

«Выбит Ревель из своей обыденной колеи повседневной деловой жизни.…Заполнились улицы Старого города снующим по разным направлениям народом. Жизнь на улицах, особенно на Харью и Глиняной, кипит сильнее, чем когда-либо. Праздники – на носу…»

Таким словами корреспондент таллиннской газеты «Последние известия» начинал 20 декабря 1922 года заметку о праздничном убранстве столицы.

Прогуляемся вместе с ним по улицам предрождественского Таллинна восьмидесятисемилетней давности?

Заставка рождественского выпуска газеты Päevaleht. 1922 год

По примеру Европы

Начнем, пожалуй, с площади, в уходящем 1922 году получившей свое нынешнее имя – площадь Свободы. Кроме громкого названия в ту пору похвастаться ей, говоря начистоту, было нечем: за исключением Яановской церкви никаких выдающихся строений на ней еще не было. Зато в южной ее части высился гранитный пьедестал снятого весной того же года памятника Петру I. Саму глыбу гранита демонтировать еще не успели, и именно это обстоятельство навело на мысль использовать ее для нужд…Рождества.

Еще в середине ноября общество YMCA – Христианская Ассоциация Молодых Людей – обратилось к городским властям с идеей установить на бывшем петровском постаменте публичную рождественскую елку, украсив ее электрическими гирляндами «по примеру крупных городов Европы и Северной Америки». Елка эта должна была стать центром рождественских торжеств: члены YMCA предлагали школьным хорам встретить рождественский сочельник пением под ней, «как принято это у американцев».

Школьная комиссия к инициативе городских христиан отнеслась в целом положительно, но выразила сомнение, что желающих петь под открытым небом в условиях «чрезвычайно холодного местного климата» найдется много. Так или иначе, из затеи установить елку на пьедестале снятого памятника так ничего и не вышло: первая рождественская ель под открытым небом была установлена лишь шесть лет спустя – в 1928 году. И не на площади Свободы, а на Ратушной.

Марципановый магараджа

Отсутствие «главной елки» вполне компенсировалось, вероятно, елками в магазинных витринах. Да что магазины – даже самые захудалые лавочки по окраинам выставляли у своих дверей вкопанное в снег небольшое деревце. Расположенные же в центре заведения стремились перещеголять друг друга роскошью праздничного убранства.

«Взять, хотя бы, витрины известной фирмы кондитерских товаров «Георг Штуде»: это целая панорама из шоколада, марципана и пряников, – писали «Последние известия». – Перед нами – индийское бунгало: через окна и дверь виднеется празднично убранный стол с освещенной елкой на нем. На пороге, в тропическом шлеме, стоит европеец и встречает приближающийся караван слонов. На первом торжественно восседает марципановый магараджа, а последующие – нагружены различными подарками, очевидно для сахарного европейца. Там и сям разбросаны тропические пальмы, индийские шалаши, перед которыми, подобрав под себя ноги, ведут мирную беседу туземцы. Пожалуй, эту празднично украшенную витрину невольно можно назвать самой интересной и оригинальной как по замыслу, так и по выполнению».

Там же, на Пикк, находилась крохотная кондитерская госпожи Кютт, в витрине которой красовался зимний пейзаж: церквушка на опушке хвойного леса, у которой каталась на салазках детвора. «Сама кирка сделана из теста, стиль и архитектура выдержана в точности, – сообщал репортер. – Здесь видна тщательная, даже любовная работа».

«Дедка-Мороз» с триколором

«Если с наступлением сумерек пройти по Глиняной, (под этим названием местные русские до середины тридцатых годов знали нынешнюю улицу Виру – Й.К.) можно положительно ослепнуть от массы «снега», целыми потоками выбрасываемого из огромных, богато украшенных витрин, – писала газета. – Особенно выделяются убранные со вкусом витрины магазина «Гурмэ» и кафе-кондитерской «Эрнест». В одной – шоколадный «дедка-мороз» везет на волах, тоже шоколадных, целый воз сладких подарков, направляясь к домику, в котором видится праздничный стол. В другой, у «Эрнеста» — целый кукольный карнавал».

Далее репортер советует направиться на Новую, или, «как принято ее теперь называть, улицу Харью». «Здесь витрины одна лучше другой и та же масса света, что и на Глиняной, – отмечает он. – Вот – угловой магазинчик колониальных товаров «Карл Бадер». Огромный гриб-мухомор в сказочный дом; в стволе – квартира лесного гнома, сквозь окна которой опять-таки виден убранный стол. Вокруг дома-мухомора расположился целый «взвод» бутылок французских вин с оригинальными пробками, изображающими карикатурные головы, художественно исполненные».

Улица Никольская – сегодняшняя Вене – лежала в стороне от коммерческой жизни тогдашнего Таллинна, но и здесь ощущался праздник. Магазин Эстонского военного кооператива украсил свою витрину рождественской композиции с «профессиональным колоритом». «Представьте себе: тихая, лунная рождественская ночь в лесу; у порохового погреба стоит на посту одинокий часовой, эстонский солдат, – писали «Последние известия». – Неподалеку горит, точнее – тлеет костер. Сквозь деревья виден скачущий верхом «дедка-Мороз» с елочкой и эстонским флагом в руках. Погреб – освещен, двери его – открыты, внутри виднеются шоколад и конфеты фабрики «Kawe»; костерок же сложен из бутылок с винами и водкой…»

*****

Предпраздничную прогулку корреспондент «Последних известий» завершил декабрьским днем 1922 годау витрин «магазина дамских конфекционных изделий (?) и колониальных товаров Э. Николаи» на улице Харью. А статью о ней – сентенцией о том, что остановиться у каждой ревельской витрины нет возможности – пришлось бы издавать для этой цели целую книгу.

И хотя издана она так никогда и не была, можно лишь поблагодарить некого Е. Бакструба, который решил сохранить атмосферу предчувствия зимнего праздника хотя бы на столбцах газетной статьи. Жаль только, что фотографии на полосах таллиннских «Последних известий» в ту пору еще не публиковали, но и без них путешествие вдоль витрин предрождественского Таллинна-Ревеля не утратило яркости и спустя без малого девять десятилетий.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!