А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1196 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Выбит Ревель из своей обыденной колеи повседневной деловой жизни.…Заполнились улицы Старого города снующим по разным направлениям народом. Жизнь на улицах, особенно на Харью и Глиняной, кипит сильнее, чем когда-либо. Праздники – на носу…»

Таким словами корреспондент таллиннской газеты «Последние известия» начинал 20 декабря 1922 года заметку о праздничном убранстве столицы.

Прогуляемся вместе с ним по улицам предрождественского Таллинна восьмидесятисемилетней давности?

Заставка рождественского выпуска газеты Päevaleht. 1922 год

По примеру Европы

Начнем, пожалуй, с площади, в уходящем 1922 году получившей свое нынешнее имя – площадь Свободы. Кроме громкого названия в ту пору похвастаться ей, говоря начистоту, было нечем: за исключением Яановской церкви никаких выдающихся строений на ней еще не было. Зато в южной ее части высился гранитный пьедестал снятого весной того же года памятника Петру I. Саму глыбу гранита демонтировать еще не успели, и именно это обстоятельство навело на мысль использовать ее для нужд…Рождества.

Еще в середине ноября общество YMCA – Христианская Ассоциация Молодых Людей – обратилось к городским властям с идеей установить на бывшем петровском постаменте публичную рождественскую елку, украсив ее электрическими гирляндами «по примеру крупных городов Европы и Северной Америки». Елка эта должна была стать центром рождественских торжеств: члены YMCA предлагали школьным хорам встретить рождественский сочельник пением под ней, «как принято это у американцев».

Школьная комиссия к инициативе городских христиан отнеслась в целом положительно, но выразила сомнение, что желающих петь под открытым небом в условиях «чрезвычайно холодного местного климата» найдется много. Так или иначе, из затеи установить елку на пьедестале снятого памятника так ничего и не вышло: первая рождественская ель под открытым небом была установлена лишь шесть лет спустя – в 1928 году. И не на площади Свободы, а на Ратушной.

Марципановый магараджа

Отсутствие «главной елки» вполне компенсировалось, вероятно, елками в магазинных витринах. Да что магазины – даже самые захудалые лавочки по окраинам выставляли у своих дверей вкопанное в снег небольшое деревце. Расположенные же в центре заведения стремились перещеголять друг друга роскошью праздничного убранства.

«Взять, хотя бы, витрины известной фирмы кондитерских товаров «Георг Штуде»: это целая панорама из шоколада, марципана и пряников, – писали «Последние известия». – Перед нами – индийское бунгало: через окна и дверь виднеется празднично убранный стол с освещенной елкой на нем. На пороге, в тропическом шлеме, стоит европеец и встречает приближающийся караван слонов. На первом торжественно восседает марципановый магараджа, а последующие – нагружены различными подарками, очевидно для сахарного европейца. Там и сям разбросаны тропические пальмы, индийские шалаши, перед которыми, подобрав под себя ноги, ведут мирную беседу туземцы. Пожалуй, эту празднично украшенную витрину невольно можно назвать самой интересной и оригинальной как по замыслу, так и по выполнению».

Там же, на Пикк, находилась крохотная кондитерская госпожи Кютт, в витрине которой красовался зимний пейзаж: церквушка на опушке хвойного леса, у которой каталась на салазках детвора. «Сама кирка сделана из теста, стиль и архитектура выдержана в точности, – сообщал репортер. – Здесь видна тщательная, даже любовная работа».

«Дедка-Мороз» с триколором

«Если с наступлением сумерек пройти по Глиняной, (под этим названием местные русские до середины тридцатых годов знали нынешнюю улицу Виру – Й.К.) можно положительно ослепнуть от массы «снега», целыми потоками выбрасываемого из огромных, богато украшенных витрин, – писала газета. – Особенно выделяются убранные со вкусом витрины магазина «Гурмэ» и кафе-кондитерской «Эрнест». В одной – шоколадный «дедка-мороз» везет на волах, тоже шоколадных, целый воз сладких подарков, направляясь к домику, в котором видится праздничный стол. В другой, у «Эрнеста» — целый кукольный карнавал».

Далее репортер советует направиться на Новую, или, «как принято ее теперь называть, улицу Харью». «Здесь витрины одна лучше другой и та же масса света, что и на Глиняной, – отмечает он. – Вот – угловой магазинчик колониальных товаров «Карл Бадер». Огромный гриб-мухомор в сказочный дом; в стволе – квартира лесного гнома, сквозь окна которой опять-таки виден убранный стол. Вокруг дома-мухомора расположился целый «взвод» бутылок французских вин с оригинальными пробками, изображающими карикатурные головы, художественно исполненные».

Улица Никольская – сегодняшняя Вене – лежала в стороне от коммерческой жизни тогдашнего Таллинна, но и здесь ощущался праздник. Магазин Эстонского военного кооператива украсил свою витрину рождественской композиции с «профессиональным колоритом». «Представьте себе: тихая, лунная рождественская ночь в лесу; у порохового погреба стоит на посту одинокий часовой, эстонский солдат, – писали «Последние известия». – Неподалеку горит, точнее – тлеет костер. Сквозь деревья виден скачущий верхом «дедка-Мороз» с елочкой и эстонским флагом в руках. Погреб – освещен, двери его – открыты, внутри виднеются шоколад и конфеты фабрики «Kawe»; костерок же сложен из бутылок с винами и водкой…»

*****

Предпраздничную прогулку корреспондент «Последних известий» завершил декабрьским днем 1922 годау витрин «магазина дамских конфекционных изделий (?) и колониальных товаров Э. Николаи» на улице Харью. А статью о ней – сентенцией о том, что остановиться у каждой ревельской витрины нет возможности – пришлось бы издавать для этой цели целую книгу.

И хотя издана она так никогда и не была, можно лишь поблагодарить некого Е. Бакструба, который решил сохранить атмосферу предчувствия зимнего праздника хотя бы на столбцах газетной статьи. Жаль только, что фотографии на полосах таллиннских «Последних известий» в ту пору еще не публиковали, но и без них путешествие вдоль витрин предрождественского Таллинна-Ревеля не утратило яркости и спустя без малого девять десятилетий.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!