Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Выбит Ревель из своей обыденной колеи повседневной деловой жизни.…Заполнились улицы Старого города снующим по разным направлениям народом. Жизнь на улицах, особенно на Харью и Глиняной, кипит сильнее, чем когда-либо. Праздники – на носу…»

Таким словами корреспондент таллиннской газеты «Последние известия» начинал 20 декабря 1922 года заметку о праздничном убранстве столицы.

Прогуляемся вместе с ним по улицам предрождественского Таллинна восьмидесятисемилетней давности?

Заставка рождественского выпуска газеты Päevaleht. 1922 год

По примеру Европы

Начнем, пожалуй, с площади, в уходящем 1922 году получившей свое нынешнее имя – площадь Свободы. Кроме громкого названия в ту пору похвастаться ей, говоря начистоту, было нечем: за исключением Яановской церкви никаких выдающихся строений на ней еще не было. Зато в южной ее части высился гранитный пьедестал снятого весной того же года памятника Петру I. Саму глыбу гранита демонтировать еще не успели, и именно это обстоятельство навело на мысль использовать ее для нужд…Рождества.

Еще в середине ноября общество YMCA – Христианская Ассоциация Молодых Людей – обратилось к городским властям с идеей установить на бывшем петровском постаменте публичную рождественскую елку, украсив ее электрическими гирляндами «по примеру крупных городов Европы и Северной Америки». Елка эта должна была стать центром рождественских торжеств: члены YMCA предлагали школьным хорам встретить рождественский сочельник пением под ней, «как принято это у американцев».

Школьная комиссия к инициативе городских христиан отнеслась в целом положительно, но выразила сомнение, что желающих петь под открытым небом в условиях «чрезвычайно холодного местного климата» найдется много. Так или иначе, из затеи установить елку на пьедестале снятого памятника так ничего и не вышло: первая рождественская ель под открытым небом была установлена лишь шесть лет спустя – в 1928 году. И не на площади Свободы, а на Ратушной.

Марципановый магараджа

Отсутствие «главной елки» вполне компенсировалось, вероятно, елками в магазинных витринах. Да что магазины – даже самые захудалые лавочки по окраинам выставляли у своих дверей вкопанное в снег небольшое деревце. Расположенные же в центре заведения стремились перещеголять друг друга роскошью праздничного убранства.

«Взять, хотя бы, витрины известной фирмы кондитерских товаров «Георг Штуде»: это целая панорама из шоколада, марципана и пряников, – писали «Последние известия». – Перед нами – индийское бунгало: через окна и дверь виднеется празднично убранный стол с освещенной елкой на нем. На пороге, в тропическом шлеме, стоит европеец и встречает приближающийся караван слонов. На первом торжественно восседает марципановый магараджа, а последующие – нагружены различными подарками, очевидно для сахарного европейца. Там и сям разбросаны тропические пальмы, индийские шалаши, перед которыми, подобрав под себя ноги, ведут мирную беседу туземцы. Пожалуй, эту празднично украшенную витрину невольно можно назвать самой интересной и оригинальной как по замыслу, так и по выполнению».

Там же, на Пикк, находилась крохотная кондитерская госпожи Кютт, в витрине которой красовался зимний пейзаж: церквушка на опушке хвойного леса, у которой каталась на салазках детвора. «Сама кирка сделана из теста, стиль и архитектура выдержана в точности, – сообщал репортер. – Здесь видна тщательная, даже любовная работа».

«Дедка-Мороз» с триколором

«Если с наступлением сумерек пройти по Глиняной, (под этим названием местные русские до середины тридцатых годов знали нынешнюю улицу Виру – Й.К.) можно положительно ослепнуть от массы «снега», целыми потоками выбрасываемого из огромных, богато украшенных витрин, – писала газета. – Особенно выделяются убранные со вкусом витрины магазина «Гурмэ» и кафе-кондитерской «Эрнест». В одной – шоколадный «дедка-мороз» везет на волах, тоже шоколадных, целый воз сладких подарков, направляясь к домику, в котором видится праздничный стол. В другой, у «Эрнеста» — целый кукольный карнавал».

Далее репортер советует направиться на Новую, или, «как принято ее теперь называть, улицу Харью». «Здесь витрины одна лучше другой и та же масса света, что и на Глиняной, – отмечает он. – Вот – угловой магазинчик колониальных товаров «Карл Бадер». Огромный гриб-мухомор в сказочный дом; в стволе – квартира лесного гнома, сквозь окна которой опять-таки виден убранный стол. Вокруг дома-мухомора расположился целый «взвод» бутылок французских вин с оригинальными пробками, изображающими карикатурные головы, художественно исполненные».

Улица Никольская – сегодняшняя Вене – лежала в стороне от коммерческой жизни тогдашнего Таллинна, но и здесь ощущался праздник. Магазин Эстонского военного кооператива украсил свою витрину рождественской композиции с «профессиональным колоритом». «Представьте себе: тихая, лунная рождественская ночь в лесу; у порохового погреба стоит на посту одинокий часовой, эстонский солдат, – писали «Последние известия». – Неподалеку горит, точнее – тлеет костер. Сквозь деревья виден скачущий верхом «дедка-Мороз» с елочкой и эстонским флагом в руках. Погреб – освещен, двери его – открыты, внутри виднеются шоколад и конфеты фабрики «Kawe»; костерок же сложен из бутылок с винами и водкой…»

*****

Предпраздничную прогулку корреспондент «Последних известий» завершил декабрьским днем 1922 годау витрин «магазина дамских конфекционных изделий (?) и колониальных товаров Э. Николаи» на улице Харью. А статью о ней – сентенцией о том, что остановиться у каждой ревельской витрины нет возможности – пришлось бы издавать для этой цели целую книгу.

И хотя издана она так никогда и не была, можно лишь поблагодарить некого Е. Бакструба, который решил сохранить атмосферу предчувствия зимнего праздника хотя бы на столбцах газетной статьи. Жаль только, что фотографии на полосах таллиннских «Последних известий» в ту пору еще не публиковали, но и без них путешествие вдоль витрин предрождественского Таллинна-Ревеля не утратило яркости и спустя без малого девять десятилетий.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!