А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1275 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Архивы за 2009

Сегодня в Таллиннской городской управе подписан вещно-правовой договор о бесплатной передаче в собственность прихода собора Александра Невского будущей недвижимости на улице Пикк, на которой расположена недавно восстановленная в своем прежнем качестве часовня. Читать далее »

Старообрядческая моленная получила утраченный после войны купол, а застройка таллиннской улицы Кибувитса – архитектурный акцент и оригинальную достопримечательность. Читать далее »

Ровно семьдесят лет назад, началось переселение остзейских немцев из странБалтии: десятки тысяч людей покинули родные с незапамятных времен места, двинувшись на «историческую родину». Читать далее »

Доисторический лабиринт на острове Аэгна оказался больше, чем было известно до того.

Раскопки, проведенные на острове Аэгна на минувших выходных, позволили обнаружить около полусотни новых камней доисторического лабиринта. 16-18 октября археологи планируют зафиксировать обнаруженные участки лабиринта на карте-схеме. Читать далее »

Kalamaja-37

Читать далее »

Реновация ангаров Лётной гавани, которые пустовали многие годы, будет завершена в 2011 году. После окончания работ у подводной лодки «Лембит» появится новый «дом», и в ангарах разместится музейная экспозиция. Читать далее »

Православная часовня на развилке улиц Пикк и Олевимяги, недавно возвращенная городскими властями Православной церкви московского патриархата, отмечает в этом году свое столетие. Читать далее »

Гордость ВМФ Польши – выстроенная в Голландии в 1938 подводная лодка «Оржель» — на дату начала Второй мировой войны была пришвартована в порту Гдыни. Поняв, что атаку немецкого флота подлодке в одиночку не отразить, ее капитан принял решение укрыться в нейтральном порту Таллинна.  Читать далее »

Строгая готика, пышное барокко — то, что всегда придает городу сказочную привлекательность. И старый Нюрнберг, с его узкими мощеными улочками и красными черепичными крышами, населенный обилием памятников, скульптур, фонтанов, совсем не случайно ежегодно становится рождественской столицей Европы. И невозможно поверить в то, что вся эта средневековая роскошь еще каких-то 60 лет назад лежала в руинах. Однако сохранились фотографии разрушенного до основания Нюрнберга — запечатленные факты, с которыми не поспоришь… Читать далее »

Недавно на углу улиц Суур-Карья и Мюйривахе ко мне подошел незнакомый господин и на английском языке спросил: “Как называется узкая улица, уходящая в глубину квартала старого Таллинна?” Вопрос я понял, но с моим, мягко говоря, слабым английским долго пытался объяснить, что означает слово “мюйривахе”. Читать далее »

«…Года господня 1433-го, месяца мая 11-го дня, совершенно выгорел весь город Ревель вместе с собором и всеми церквами и монастырями и со всеми органами и колоколами, от коего пожара загорались также все сады и сараи вне города и сгорали со множеством народа».

В строчках хрониста Бальтазара Руссова нет преувеличения: среди таллиннских катаклизмов и катастроф пожар 1433 года занимает «почетное» место». Не даром отголосок огненной стихии отразился даже на страницах Псковской летописи. И потому несколько странно, что отцы города решили всерьез обеспокоиться пожарной охраной лишь спустя…122 года.

Буква устава

Tartu tuletõrje 80 juubelipidustuste paraad ja tunnistuste kätteandmine Liivaorus 1944. a. suvel. Tuletõrje esimees hr. Normann annab lendsalga päälikule (?) Karl Linnas'ele diplomi üle.

Упрекать членов средневекового Ревельского магистрата в беспечности нет, пожалуй, особых оснований. «Брандорнунг» – «Пожарный устав» 1555 года наверняка является не первым подобным документом в таллиннской истории, но всего лишь старейшим из сохранившихся до нас. Другие погибли – не исключено, что и в огне пожаров.

Борьба с огнем была прописана в «Пожарном уставе» вполне на уровне других городов средневековой Европы. Дозорному на башне ратуши надлежало бить в колокол, чуть завидев поднимающийся не из трубы дым. В гильдиях и домах горожан надлежало иметь багры и кожаные ведра. Церковным сторожам предписывалось иметь под рукой бочонок простокваши: неведомо почему считалось, что «небесный огонь» – возгорание, вызванное молнией – обычной, «земной» водой не потушить.

Профессиональных пожарных средневековая Ливония не знала: борьба с огнем была обязанностью всех горожан без исключения. И – без национальных различий: «Пожарный устав», принятый в Тарту в 1635 году, прямо указывал, что брандмейстер должен незамедлительно сзывать «всех городских носильщиков, силачей и не-немцев», и незамедлительно мчаться на пожар. В Таллинне, по всей вероятности, дело обстояло точно так же.

Ливонские пожарные

Имя первого таллиннского брандмейстера история не сохранила. И потому ничто не мешает считать таковым Иво Шенкенберга – коварного антагониста главного героя в фильме «Последняя реликвия» и предводителя отряда харьюмааских крестьян в годы Ливонской войны в реальной жизни. Ведь именно его команде, по свидетельству все той же Хроники Руссова, ревельский магистрат поручил в 1577 году защиту города от пожаров.

«Было им поручено и день и ночь усердно стоять на часах; и когда кто либо принесет военному начальнику города огненное ядро, то всякий раз будет получать 3 марки, т. е. четверть талера, – пишет хронист – если же они заметят огненное ядро упавшим на дом бюргера, где нет стражи на чердаке, то немедленно должны войти в дом, затушить ядро или же выбросить его на улицу через люк. За то бюргер, у которого не было стражи, должен был во всякое время немедленно выдать им полталера. Тогда молодцы очень развеселились, и гонялись за огненными ядрами денно и ночно, подобно тому, как мальчики гоняются за камешками на улицах, так что многие печальные могли развеселиться и смеяться, глядя на них».

Битву с огнем подручные Шенкенберга выдержали с достоинством: по свидетельству Руссова, на зажигательные снаряды московитов ревельские бюргеры вскоре «стали обращать не больше внимания, чем на летящую птицу». Но осада города была снята, предводитель «пожарных» погиб спустя несколько лет в бою с разъездом татар и об организации постоянной пожарной команды в Таллинне позабыли более чем на два столетия.

Профессия навсегда

23 мая 1788 года заслуживает быть упомянуто в истории пожарного дела Таллинна особо. И не только Таллинна: основанная в этот день пожарная дружина братства Черноголовых сто лет назад считалась старейшей на всей территории Российской Империи. Жаль только, что с отъездом остзейских немцев накануне Второй мировой войны в Германию существование этой организации прервалось. Таллиннцам остались лишь воспоминания – и уникальные экспонаты Музея пожарных Эстонии.

Например, приобретенный в 1808 году ручной насос – едва ли не старейший из сохранившихся в Северной Европе. Или – пожарная повозка с установленным на ней паровым насосом, удостоенная «личного имени» «Расторопная Катарина». Последняя, впрочем, была приобретена уже иной организацией – Ревельским добровольным пожарным обществом, основанным в августе 1862 года и просуществовавшего до середины 1944-го. Кстати. Этому же обществу таллиннцы обязаны и появлением «пожарки» — здания пожарного депо на бывшем Русском рынке, нынешней площади Виру.

Многие десятилетия город с богатой «пожарной» историей оказался лишен части своего прошлого. Парады пожарных, так популярные в дореволюционные и предвоенные десятилетия перестали проводиться в середине сороковых. Да и музейная экспозиция, перебравшаяся несколько лет назад с улицы Ванна-Виру в депо Кесклиннаской пожарной команды на улицу Гонсиори, доступна для посетителей лишь по предварительной регистрации.

Хочется надеяться, что парад пожарных машин и праздник, прошедший в минувшее воскресенье на площади Свободы, поможет вернуть профессии пожарного былую популярность хотя бы отчасти. Ведь эстонская пословица «туши искру прежде, чем запылает из-под крыши» одинаково актуальна, что в Средние века, что в наши дни.

Йосеф Кац
«Столица»

 

Топоним «площадь Свободы» молод: 17 января нынешнего года ему исполнилось всего 66 лет. Городская же среда на месте современной площади формировалась в течение девяти веков.

XIII век: первая граница

Старый Таллинн.

Спустя несколько десятилетий после захвата датскими рыцарями в 1219 году расположенного на нынешнем Тоомпеа городища древних эстов на месте будущего Нижнего города начинает расти постоянное поселение. Застроенные участки и первоначальный оборонительный вал находились поодаль от линии, вдоль которой впоследствии была построена городская стена, вплоть до середины тридцатых годов ХХ века формировавшая северный фронт застройки теперешней площади Свободы.

XIV век: стены, башни и ворота

1355 годом датируется первое упоминание о старейшей постройке на нынешней площади — элементе городской стены, Харьюских воротах. Изначально они представляли собой комплекс из четырехугольной главной башни в пять этажей высотой 21 метр и двух предвратных укреплений с двумя круглыми башнями — на манер тех, что и поныне высятся в начале улицы Виру.

Снесенные в середине XIX века, Харьюские ворота вновь вернулись к таллиннцам в ходе последней реконструкции площади: контур их фундамента выложен на уличной брусчатке. А посмотреть на остатки подвального этажа восточной башни первых предвратных укреплений можно через специальный смотровой колодец на углу улицы Харью и площади Свободы.

XV век: улица Чёток

В 1463 году некий бюргер Михель Розенкранц решил обзавестись летним садом и приобрел для него участок «перед Харьюскими воротами в сторону Тынисмяги». По одной из версий, память о его владении до сих пор сохраняется в названии улицы Роозикрантси, примыкающей к площади Свободы с юго-западной стороны.

По другой версии, улица вела к городскому месту казни, носящему в средние века немецкое название Rosenkranz. Еще одно объяснение связывает название улицы с эстонским словом «roosikrants», означающим «чётки» — их, якобы, перебирали в руках ведущие осужденных к месту казни католические монахи. Под именем Роозикрантси, однако, улица впервые упоминается в документах лишь в XVIII столетии.

XVI век: кровавый камень

Выложенный на брусчатке улицы Харью вписанный в круг каменный крест — память о казни, свершившейся в пространстве предвратного укрепления Харьюских ворот в 1532 году. Ревельский магистрат принял решение обезглавить здесь барона Йоханна Юкскюля фон Ризенберга, замучившего насмерть бывшего своего крепостного, бежавшего в город и ставшего вольным человеком.

Если верить легендам, именно это событие (а вовсе не работы по реконструкции пояса городских укреплений) послужило причиной того, что Харьюские ворота закрыли в 1535 году для прохода и замуровали. На два с половиной столетия.

XVII век: бастионы наступают

План модернизации Ревельской крепости был утвержден шведским королем в 1686 году. Строительство одного из одиннадцати намеченных бастионов — Ингерманландского — началось за два года до того. Поскольку бастион располагался частично на подвластной магистрату Нижнего города территории, а частично — на землях, управляемых дворянством Тоомпеа, работы финансировали как городские власти, так и государственная казна.

Строительство «городской» части бастиона затянулось: только отданный королем в 1692 году приказ ускорил ход работ. Бывший Ингерманландский бастион, ныне горка Харьюмяги, является старейшим сооружением в ансамбле современной площади Свободы. Померанский бастион, который тем же планом предусматривалось возвести на восточной стороне площади Свободы, так никогда и не был возведен.

XVIII век: дорога к дачам

Стены фортификационных сооружений, ставшие частью интерьера автостоянки под площадью Свободы, — родом как раз из XVIII столетия. Очередная реконструкция пояса городских укреплений началась в 1765 году, а два года спустя для проезда и прохода вновь были открыты Харьюские ворота.

Оживление движения по улицам Харью и Роозикрантси привело к тому, что горожане все чаще стали нарушать запрет на строительство чего-либо на пространстве перед городскими валами. К концу столетия южную сторону нынешней площади Свободы формируют сады и летние усадьбы горожан. На месте нынешней мэрии располагалось владение вдовы гильдейского старейшины Кристофа Витте, на месте отеля Palace — летний дом «господина асессора фон Шульмана» и сад при нем.

XIX век: церковь и лестница

Капитальная застройка на нынешней площади Свободы появляется во второй половине позапрошлого столетия — после того как Таллинн был вычеркнут из списка городов-крепостей. Первым солидным зданием на тогдашнем Сенном рынке стала заложенная в дни празднования тысячелетия Российского государства Яановская церковь для эстонского прихода Нижнего города. Освящен храм был пять лет спустя — в 1867 году.

В XIX столетии ансамбль будущей площади пополняется еще двумя дожившими до наших дней элементами. Заложенным в 1823 году т.н. «Детским садом» — общественным парком на северной стороне площади и лестницей, которую бургомистр Георг Майер соорудил в 1865 году для соединения парка на горке Харьюмяги с началом улицы Харью.

ХХ век: привычный облик

Самые радикальные перемены в облике площади Свободы приходятся на минувший век. За первую его половину она прошла путь от окраины губернского города (несколько, впрочем, облагороженной памятником императору Петру I, установленным в 1910 году и снятом двенадцать лет спустя) до представительской площади столицы молодого государства.

В годы довоенной независимости ЭР ведется активная застройка северной и южной сторон площади: возводятся здания кинотеатра «Глория-Палас» (Русский театр), Дома Искусств, нынешней мэрии. Застройка восточного фронта остается нереализованной: приход Яановской церкви протестует против сноса и строительства на ее месте административных зданий. Ничем закончились в ХХ веке и намерения установить на площади монумент Свободы.

ХХI век: девять в кубе

Начало третьего тысячелетия главная площадь Таллинна встретила в том же сомнительном статусе, что и в предыдущие полвека — расположенной прямо в центре города автомобильной стоянки. Разговоры о необходимости придать площади Свободы достойный облик велись с переменным успехом едва ли не с самого момента восстановления независимости, однако лишь прошлым летом сюда пришли проектировщики, археологи, а за ними — и строители.

Девять месяцев и девять дней отделяет открытие реконструированной площади Свободы от того момента, когда столичный мэр Эдгар Сависаар заложил в ее основание символический краеугольный камень. И девять веков — от того момента, когда будущая площадь наметила свою первую границу.

Йосеф Кац
«Столица»

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!