А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1281 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Забытое в наши дни слово «храмостроитель» украшает собой надгробия как минимум двух таллиннцев – купца Алексея Коршунова и купеческой вдовы Пелагии Басаргиной.

Между тем тех, кто по праву мог бы быть удостоен этого почетного звания, в истории нашего города было куда как больше.

И хотя специальной хроники жертвователей на благое дело в Таллинне-Ревеле не велось, церковные документы из фондов Частного русского архива Александра Дормидонтова позволяют вспомнить имена хотя бы некоторых из них – тех, чьим усердием городской пейзаж Таллинна обогатился элементами православной храмовой архитектуры.

Безымянные и именитые

Введенская церковь подворья Пюхтицкого монастыря и портреты жертвователей на храм – Пелагии Басаргиной и Иоанна Кронштадского

Имена новгородских и псковских купцов, выстроивших на будущей Брокусовой горе у Малых морских ворот первую в Таллинне православную церковь, история до нас не донесла. Неведомы нам и имена тех, чьими стараниями в двадцатых годах XIV столетия нынешняя Никольская церковь была возобновлена на своем современном месте – на изгибе улицы Вене.

Зато известны те, кто помогал восстанавливать храм после беспорядков времен церковной реформации: пыл протестантов, собственно, был направлен против расположенных по соседству с Никольской церковью подворий католических монастырей, но и православной церкви досталось сполна. Без малого девяносто лет находилась она в запустении, пока некий Харламов не пожертвовал в 1614 году на ремонт и возобновление храма «105 ефимков свейских».

Как ни велика была сумма в сотню шведских риксдалеров, через сорок лет вновь потребовался ремонт. В 1660 году новгородский купец Петр Николаев заключил контракт с ревельским ратманом Михкелем Паульсеном, по которому последний обязался полностью обновить церковное здание. Стоимость сделки была определена в 700 любекских рейхсталеров, однако у новгородца возникли какие-то затруднения с выплатой суммы и магистрат решил не отдавать православным ключей от храма.

Долгих восемнадцать лет шло судебное разбирательство, покуда в дело не вмешались «державные меценаты»: царевичи Иоанн и Петр и правительница София. Благодаря их помощи православная церковь в шведском еще Ревеле была возобновлена «в былом великолепии».

Своими силами

Средневековая Никольская церковь на улице Вене: на нее жертвовали новгородские купцы и самодержцы всероссийские. Прорись с чертежа конца XVIII века.

Православные церкви, появившиеся в Ревеле после перехода города под скипетр российских императоров, находились в несравненно более выгодном положении, чем их предшественница, основанная в ганзейские времена. Уцелевшие до нас Казанская церковь, церковь Симеона и Анны, равно как и несколько снесенных, были полковыми храмами – а значит, строились за счет государственной казны. Государством же были оплачены перестройка бывшей монастырской церкви святого Михаила в православный Преображенский собор, а также строительство нынешней Никольской церкви на улице Вене, занявшей место своей средневековой предшественницы.

К середине XIX века православное население Ревеля значительно выросло. Выросло и его благосостояние. Местному купечеству стало вполне по плечу строительство храмов «своими силами» — без надежды на помощь Петербурга. Первым из них стала церковь Александра Невского, заложенная на одноименном православном кладбище 11 июня 1854 года и, к сожалению, погибшая в марте 1944-го. Средства на постройку храма – 3 000 серебряных рублей – были пожертвованы «ревельскими обывателями»: купцами А. Ермаковым и И.Германовым.

Продолжалась в позапрошлом столетии и давняя традиция жертвования на ревельские храмы иногородними жителями. Так, проводившие в Ревеле летние месяцы петербургские фрейлины София и Варвара Ланские, пожертвовали в 1870 году несколько тысяч рублей на капитальный ремонт Преображенского собора.

От Балтики до Сибири

«Православные! Братья наши по вере, живущие на Балтийском поморье, в городе Ревеле, шлют вам с этой окраины земли русской и просят у вас братской помощи! […] Государь Император Всемилостливейше соизволил разрешить нам обратиться к вам, русские братья, с просьбою о братской помощи и мы просим вас, помогите! Пожертвуйте на построение Соборного Храма в городе Ревеле во имя Святого Благоверного князя Александра Невского».

Подобный призыв был опубликован в 1888 году в разделах частных объявлений выходивших по всей Российской Империи газет. Что и неудивительно: сумма, выделенная Синодом для строительства нового кафедрального собора в Ревеле, была явна недостаточно: всего шестьдесят тысяч рублей. Созданный по разрешению Александра III комитет незамедлительно приступил к сбору пожертвований по всей стране.

От Балтики до Сибири комитетом по строительству собора было разосланы 55595 подписных листов. За семь лет с их помощью удалось собрать внушительную сумму:
392 622 рубля. Однако и она оказалась недостаточной: по смете для осуществления проекта нужно было по крайней мере 400 000 рублей. В 1897 году комитет обратился с ходатайством о деньгах к царю Александр III. Он выделил из казны на строительство собора и необходимую для него утварь на 150 000 рублей. 20 августа 1895 года собор был торжественно заложен.

Кладбищенская церковь Александра Невского, погибшая в 1944 году

Вдова-храмостроительница

Современному таллиннцу трудно себе представить, что каких-нибудь шестьдесят лет тому назад архитектурной доминантой нынешней площади Компасси была девятиглавая православная церковь. Стояла она до начала шестидесятых годов на месте современного магазина «Каннике» и была посвящена Введению во храм девы Марии.

Своим строительством Введенская церковь подворья Пюхтицкого монастыря была всецело обязана купеческой вдове Пелагии Ермиловне Басаргиной.

Первая Введенская церковь была оборудована в принадлежавшем ей деревянном доме, находившемся поблизости от будущего храма. Вскоре она была расширена и снабжена колоколенкой, но и в таком виде оставалась тесна для молящихся. Осенью 1899 года Басаргина вносит весь оставшийся ей от покойного супруга капитал – пятьдесят тысяч рублей – в Ревельское отделение государственного банка на постройку новой каменной церкви. Вслед за ней на строительство подворья Пюхтицкого монастыря внесли свое пожертвование родственница Басаргиной – А.В. Коршунова (10 000 рублей) и знаменитый протоиерей Иоанн Кронштадский (1 000 рублей).

Пострадавшая в годы Второй мировой войны Введенская церковь была в первые годы советской власти внесена в регистр памятников архитектуры, а в 1953-55 годах – основательно реставрирована, в том числе – и на пожертвования горожан. Что, к сожалению, не спасло ценный элемент городского пейзажа от сноса: к концу лета 1960 от Введенской церкви и прочих построек Пюхтицкого подворья не осталось и следа.

На землях Глена

Основатель Нымме – барон Николай фон Глен – по исповеданию принадлежал к баптистам. Не делая различия между конфессиями, он, в начале ХХ века, подарил земельные участки стоимостью в 2 400 рублей для постройки трех храмов – баптистского, лютеранского и православного.

Первое собрание православных жителей Ревеля по вопросу строительства в Нымме храма состоялось 30 сентября 1912 года. На будущую стройку Рижской Духовной консисторией было выдано 38 подписных листов для сбора пожертвований. Кроме того, супругами Шараповыми была учреждена отдельная сборная книжка. К концу 1915 года сумма пожертвований на будущий храм составила 3030 рублей 86 копеек. А еще через два года грянула революция и деньги то ли обесценились, то ли бесследно пропали.

К идее строительства православного храма в Нымме вернулись лишь в 1922 году. Министерством внутренних дел ЭР выданы 30 листов для пожертвований, сроком действия с 24 июля по 31 декабря. Крупнейшие пожертвования были сделаны М. Богдановым (10 000 марок), Е. Шараповой (3 000 марок), Л. Глебовым (1 000 марок). Архитекторы А. Владовский и А. Голубков безвозмездно передали проект храма во имя Иоанна Предтечи комитету по строительству церкви безвозмездно. Освящен храм был 21 октября 1923 года.

Живая традиция

Табличка, закрепленная у входа в стоящую на развилке улиц Пикк и Олевимяги часовню, гласит «выстроена на средства купца Алексея Коршунова». Имена других жертвователей на православные часовни и храмы нынешнего Таллинна, увы, не известны широкой публики.

Но разве известность в этом деле – главное? Важнее то, что традиция, документально отслеживаемая с начала XVII столетия, жива и поныне. Подтверждение тому – строительство в Ласнамяэ церкви в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница». Выложенная на Интернет-странице храма хроника строительства церкви свидетельствует: и в нынешние, кризисные времена «рука дающего» — не оскудевает.

Хочется верить, что традиция жертвования на строительство православных храмов, насчитывающая в Таллинне более четырех столетий, не прервется и впредь.

На фото:

Hram – Кладбищенская церковь Александра Невского, погибшая в 1944 году.

Hram2 – Введенская церковь подворья Пюхтицкого монастыря и портреты жертвователей на храм – Пелагии Басаргиной и Иоанна Кронштадского.

Hram3 – Средневековая Никольская церковь на улице Вене: на нее жертвовали новгородские купцы и самодержцы всероссийские. Прорись с чертежа конца XVIII века.

Фото: Частный русский архив А. Дормидонтова.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Дом священника Стратановича полвека тому назад.

Шанс на возрождение: дом священника Стратановича в Кадриорге Дом Стратановича

Доминанта исторической застройки одной из кадриоргских улиц и, без преувеличения, шедевр деревянной архитектуры всего Таллинна спасен от гибели: начата реставрация ...

Читать дальше...

Mündi Baar. Бар Лисья Нора в Таллине

Мюнди-бар, или по другому, - Лисья Нора. Каким он был в разные годы. На первом снимке, рядышком расположился бар. "Вяйке ...

Читать дальше...

1962 Tallinn Viru tänaval müüdi raamatuid, nüüd lilli samas kohas

Таллин. улица Виру. 1962 год.

Где ныне продают цветы, в близком 1962 году, имелся книжный развал. Источник: ajapaik.ee  

Читать дальше...

Работы по демонтажу памятника Петру Великому начались в ночь с 29 на 30 апреля 1922 года.

Работы по демонтажу начались 29 апреля 1922 года памятник Петру Великому, стоявший на Петровской площади Таллинна (ныне площадь Свободы). Памятник первому ...

Читать дальше...

Первые советские кинотеатры в Таллине

В интернете появилось познавательное видео про историю кинотеатров в Таллине, в советский период.   

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!