А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Хроники Таллина
Говорят так:
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Главное событие в истории Эстонии девяностолетней давности произошло не в столице, а на две сотни километров юго-восточнее: в понедельник, 2 февраля 1920 года, ровно в 00.47 между ЭР и РСФСР был подписан мирный договор.

Нас следующий день, после четырех часов дня, текст Тартуского мирного договора специальным поездом был доставлен в Таллинн. Под звуки военного оркестра и возгласы приветствий возглавляемая Яаном Поска делегация вышла на украшенный национальными триколорами и венками из елового лапника перрон Балтийского вокзала.

Луч свободы

Новость: Мир подписан в Тарту!

«Эстонская республика заключила мир с Советской Россией. Свыше 700 лет эстонский народ находился под владычеством чужих народов. В конце мировой войны впервые мелькнул на небосводе Эстонии луч свободы, но он быстро померкнул, затемненный вначале большевизмом, а затем – оккупационным периодом. Год с небольшим спустя этот луч вновь сверкнул и уже ярче и сильнее. Страна стряхнула с себя оккупационную власть.

С лихорадочной быстротой приступила она к созданию государственного устройства. Но враг не дремал. С ужасающей быстротой почти вся страна оказалась в руках неумолимых противников – большевиков. Казалось. Все потеряно. В столице молодой республики была слышна орудийная стрельба: враг был в 18-20 верстах, но в борьбу вступила молодая народная армия, только что народившаяся, вооруженная беззаветной храбростью, любовью к родине и жаждой свободы, и почти голыми руками быстро отбросила врага за пределы страны, став на страже родной земли…».

Такими словами заключение Тартуского мира приветствовала 6 февраля 1920 года выходившая в Таллинне газета… «Свобода Россия»: единственный ежедневник на русском языке, придерживающийся левых политических взглядов. Эстонские издания, сколь странным это не покажется это в наши дни, отнеслись к событию куда как более сдержанно.

В неизвестное будущее

«Не должна ли радостно волноваться всякая грудь теперь, когда состоялось, наконец, письменное соглашение о прекращении кровопролития навеки? – задавалась в те же дни риторическим вопросом газета „Kaja”, считающаяся полуофициальным печатным органом высшей власти в молодой республике – Временного земского совета. – Радоваться было бы основание, если бы мы заключили договор с четным противником, который выполняет свои обещания и которого, в случае необходимости, можно принудить к выполнению взятых на себя обязательств, при помощи иных государств…»

Позиция «иных государств» по вопросу заключения мира с Советами, похоже, тревожило издание больше всего. «Большевиков, тиранов России, ни одно государство в мире не признало, стремление же большевизма распространиться по миру – известно, – продолжала „Kaja”, – Переговоры о мире происходили без одобрения поддерживающих нас и помогающих нам союзников, а также без моральной поддержки находящихся с нами в одинаковом положении соседей – Финляндии, Латвии, Литвы и Польши. Мы единственные во всем мире признали правительство тирании в России, якобы считая себя дальновиднее старых культурных государств и малых народов остальной России».

«Мирный договор должен дать ясные перспективы и гарантии относительно будущего, а нынешний документ явно не дает этого ни в малейшей мере, – предупреждала газета. –Потому, этот договор вызывает в нас лишь чувство удовлетворенности в том, что большевики отказались от нападения на Эстонию, освободив нас от пролития крови. Однако это – лишь на сегодня и завтра. Что же даст будущее – неизвестно».

«Холодный мир»

О «призрачности» заключенного с недавним врагом мира писала в начале феврале и придерживающаяся центристских событий пресса. „Tallinna Teataja”, например, сразу же вслед подробного отчета о прибытии тартуской делегации в Таллинн, опубликовал статью, полную сомнений в прочности и долговечности заключенного мира. «Ясно одно, – писала газета. – За Чудским озером и Наровой – советская Россия, а маленькая Эстония – здесь».

«Ясно лишь одно – мир не дает нам такого мира, который обычно воцаряется после войны, – развивал ту же линию „Päewaleht”. – Этот «холодный мир» оставляет у всех на душе одно чувство: то, в чем согласились и что было занесено на бумагу, не является продолжительным. Мы имеем дело с не обыкновенным противником, не было у нас и обыкновенной войны – потому нет основания предполагать, что нам придется иметь дело с тем, что подразумевается под словом «мир». Врагу не удалось сломить нас оружием, он будет пытаться сделать это «мирным» путем».

„Waba Maa” – печатный орган партии трудовиков, относивших на тот момент себя к лево-центристским политическим силам – призывала признать заключенный между Эстонией и Россией мир «свершившимся историческим фактом», однако призывала быть благодарным за свершившееся не столько дипломатам сколько военным.

Сила агитации

На чьей улице, похоже, однозначно наступил 2 февраля 1920 года праздник – так это на социал-демократической. Орган тогдашних эстонских соцдемов, газета „Sotsiaaldemokraat” опубликовала на следующий день передовицу под заголовком «Да здравствует мир!»

«Имеются, конечно, отдельные лица, а также более или менее значительные политические круги, которые полагают, что у советского правительства нет права действовать от имени русского народа и от имени Российского государства, — признавало издание. – Однако ясно ведь, что и у бывшего самодержавия на это было еще меньше права…Мы не можем давать оценки власти большевиков, но ясно, что большевики сейчас в России у власти.

Если в будущем в России возникнет какой-то новый государственно-правовой порядок, то это будет внутренним делом российского государства, и нас оно уже не будет интересовать».

Наставлял „Sotsiaaldemokraat” в оптимизме и малодушных. «Что же касается боязни, что при мирных условиях большевизм начнет свою тайную работу, то у боязливых – слишком мало веры, – заверяла газетная передовица. – Для нас, устоявших под дулом орудий, не страшна никакая агитация!»

Нелегко, но надо

Рассказ, начатый с бравурно-патриотической цитаты из русской прессы, стоит, пожалуй, завершить выдержкой из нее же. В материале, опубликованном в той же «Свободе России» непосредственно на первой полосе номера от 2 февраля – а значит созданном еще до того, как под текстом мирного договора были поставлены подписи – содержится, пожалуй, больше искренности и подлинности, чем в тексте, опубликованном четырьмя дня позже.

«По-видимому, героический период нашей истории закончился – здесь, на Северо-западе: мир между Эстонией и Советской Россией подписан, – печально констатировал журналист Леонид Михельсон. – Еще задолго до этого титаны низверглись со своих…ходулей, подлинные герои превратились в безличную беженскую массу. Новый фактор – мир – только легализует такое положение. От «русского дела», рожденного в громе и пламени, осталось немного гари, много тифозных, холмики братских могил за рубежом и здесь. Да кой-какие уголовные дела. Да кой-какие приращения русской колонии здесь, в Эстии. Неподвижность – после стремительного натиска, лохмотья эмигранта после лавров освободителя! Борьба с вошью после грозных танков и орудийной пальбы – разве легко свыкнуться с такими контрастами?!

Очень нелегко – но надо. Героический период миновал безвозвратно и всякие попытки и всякие попытки взгромоздиться на те же ходули…не нужны и совершенно излишни. Они производят только самое жалкое, грустное и комическое впечатление. «Так после драки – кулаками не машут»…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!