А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Как праздновали День независимости Эстонии лет десять тому назад, рядовой горожанин успел позабыть. Что уж говорить о праздниках семидесяти-, восьмидесяти-, а уж тем более – девяностолетней давности.

За двадцать с лишним лет празднования в столице довоенной ЭР годовщины провозглашения государственной независимости неизменным оставалось лишь место проведение основных торжеств – площадь Свободы. Впрочем, и она сама, и ритуал праздника, менялись год от года, с каждым разом становясь все более торжественным и пышным.

Парад 24 февраля 1930 года: снега нет, на деревьях — зеваки.

1920: Мертвая петля над Петровской площадью

1920 год вполне мог стать для ритуала Дня независимости переломным: с января развернулась дискуссия о том, где уместнее проводить праздничные торжества – на Русском рынке или на Петровской площади? Пространства на первом и впрямь было побольше, однако слишком уж «окраинной» казалась для военных будущая площадь Виру. Потому было решено не изменять прошлогодней привычке, и провести парад Дня независимости на площади, еще носившей тогда имя российского императора.

По свидетельствам газет, желающих посмотреть на вооруженные силы молодой республики, совсем недавно завершившей войну за право на существование, собралось немало. Зеваки заполонили не только окна стоявшей на месте нынешнего «Паласа» Петровской гостиницы, но и ее крышу. Сумевшие договориться со звонарем Яановской церкви заняли наблюдательные позиции на церковной колокольне. Публика попроще расположилась на ветвях растущих у входа в церковь деревьев.

А посмотреть в морозный день 24 февраля 1920 года на нынешней площади Свободы было на что. Под звуки маршей проходили через нее пехотинцы, кавалеристы, артиллеристы. Но основным «гвоздем программы», стали, вне сомнения, авиаторы. «Аэропланы кружили над площадью полчаса, выделывая самые замысловатые фигуры, вплоть до «мертвой петли», – с восторгом писала газета «Kaja». – Порой аппараты опускались совсем низко, ниже церковных башен, почти до самых крыш – и вновь взмывали ввысь, к всеобщему восхищению зрителей».
«Общее настроение было праздничным, – продолжало издание. – Жаль только, что его нарушал порой рев заводских гудков. Рабочие, как известно, решили держаться от праздника в стороне, и пошли на работу». Работали, кстати, в 24 февраля 1920 года и члены столичного горсобрания: собравшись на торжественное заседание, они приняли решение об основании в пиритаском лесу Клоостриметса санатория и выделения ему безвозмездной ссуды.

1930: Скромное обаяние милитаризма

«Праздник годовщины Республики прошел скромно»: под таким заголовком опубликовал материал о торжествах Дня независимости в столице «Postimees». Точку зрения тартуских журналистов полностью разделяли их таллиннские коллеги: «город украшен скромно, как и повелось за последние двенадцать лет, – писал «Päevaleht». – Лишь в витринах центральных магазинов появились портреты государственных деятелей, окруженные где цветами, где лентами».

Не способствовала праздничному настроению 24 февраля 1930 года и погода: целый день стоял сырой туман. В утренние часы, как свидетельствовали «Вести дня», туман достигал такой плотности, что трамваи двигались с зажженными огнями. Впрочем, военным оттепель и сырость казались чуть ли не благом: годом ранее парад на площади Свободы был отменен именно по причине небывало сильной стужи. Что же касается отсутствия снега, то его вполне заменял…песок, которым обильно посыпали булыжник в преддверии прохождения колонн парада и военной техники.

По главной площади Таллинна промаршировали не только части столичного гарнизона и дружин «Кайтселийта», но и пожарники. Вслед за ними проползли танки и прогромыхали два бронеавтомобиля. Посмотреть на мощь эстонской армии пришли в тот год на площадь Свободы зарубежные военные атташе. «Такого количества иностранных военных мы не видали давно: финских, латышских, литовских, польских, русских, французских, итальянских, шведских, венгерских, румынских», – перечисляла «Waba maa». Добавляя, что наибольший интерес публики привлекли парадные мундиры дипломатических представителей балканских государств.

Те же, кому не довелось увидеть парад воочию, могли следить за его ходом…из дому. Точнее – слушать: у трибуны для иностранных гостей, устроенной на месте снятого за восемь лет до того памятника Петру, расположился с передающей аппаратурой легендарный диктор Эстонского радио Феликс Моор.

1940: Последняя иллюминация

Ровно в половине девятого утра 24 февраля 1940 года над Таллинном зазвучала музыка. Оркестры, расположившиеся за зубчатым карнизом ратуши, на колокольнях Яановской и Карловской церквей, а также на башне Пожарного дома на площади Виру заиграли марши. Им откликнулся хор, стоящий у кинотеатра «Кунгла» на улице Харью. Полтора часа спустя разом ударили церковные колокола: прихожан сзывали на молебен Дня независимости.

Начиная с отпразднованного в 1938 году двадцатилетия ЭР, каждый последующий День независимости стремились отметить как можно более пышно. Что, в свою очередь, вызывало легкую иронию даже у абсолютно лояльных официальной власти изданий – других в последние годы правления Константина Пятса, впрочем, и не осталось. Но даже они позволяли себе отпустить колкость вроде той, что список награжденных орденами и знаками отличия, мол, не помещается уже на газетной полосе, а вот давно обещанный памятник Свободы так и не построен.

Зато уже за день до праздника на площади Свободы были выстроены трибуны для почетных гостей: от традиции начала двадцатых, когда государственные мужи стояли практически в одной толпе с наблюдающими за парадом, не осталось и следа. Для учащихся школ был специально зарезервирована южная сторона площади от улицы Роозикрантси до угла Пярнуского шоссе: быть может поэтому все писавшие о празднике издания умилялись от обилия детишек с сине-черно-белыми флажками в руках.

А еще последний в довоенной Эстонии День независимости запомнился обилием света: установленные на фонарных столбах мощные «батареи» прожекторов как никогда прежде озарили стены ратуши, Тоомпеаского замка и башни Длинный Герман, президентского дворца в Кадриорге, фасады домов на площади Свободы. По воспоминаниям современников, в какой-то исступленной иллюминации буквально тонули 24 февраля 1940 года даже самые провинциальные городки страны

* * *
Назавтра, 25 февраля, газеты с восторгом сообщали, что о государственном празднике Эстонии писали даже московские «Известия» и «Правда», величая Эстонскую Республику «другом» и добрым соседом. Особо подчеркивалось, что поздравительную телеграмму президенту Пятсу направил нарком иностранных дел СССР Молотов. Вслед за этим шла информация, о том, что ТАСС заверяет: создания новых баз для Красной армии советское правительство от Эстонии требовать не намерено.

Независимой Эстонии оставалось существовать считанные месяцы. Дню Независимости предстоял запрет, позорный фарс «возрождения» в виде эфемерного «Дня свободы» времен нацистской оккупации и полувековое замалчивание. Праздник был официально восстановлен вновь лишь весной 1991 года – за несколько месяцев до восстановления государственной независимости ЭР.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!