Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Невероятно романтическая и пестрая история Таллинна началась почти 850 лет назад. По одной из легенд, а Таллинн полон ими, как старинный бабушкин сундук, датский король Вольдемар, захвативший к началу XII века весь север Эстонии, выехал со своей свитой на охоту. Увидев оленя небывалой красоты, Вольдемар приказал взять его живым. Но гордый зверь не дался в руки датчанам и бросился с высокой отвесной скалы. Восхищенный король решил возвести на этом месте город. Так, по преданию, возник Таллин, нынешняя столица Эстонской Республики. Его старое название, - Реваль, происходит от датского выражения, в переводе: «косуля упала».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Как праздновали День независимости Эстонии лет десять тому назад, рядовой горожанин успел позабыть. Что уж говорить о праздниках семидесяти-, восьмидесяти-, а уж тем более – девяностолетней давности.

За двадцать с лишним лет празднования в столице довоенной ЭР годовщины провозглашения государственной независимости неизменным оставалось лишь место проведение основных торжеств – площадь Свободы. Впрочем, и она сама, и ритуал праздника, менялись год от года, с каждым разом становясь все более торжественным и пышным.

Парад 24 февраля 1930 года: снега нет, на деревьях — зеваки.

1920: Мертвая петля над Петровской площадью

1920 год вполне мог стать для ритуала Дня независимости переломным: с января развернулась дискуссия о том, где уместнее проводить праздничные торжества – на Русском рынке или на Петровской площади? Пространства на первом и впрямь было побольше, однако слишком уж «окраинной» казалась для военных будущая площадь Виру. Потому было решено не изменять прошлогодней привычке, и провести парад Дня независимости на площади, еще носившей тогда имя российского императора.

По свидетельствам газет, желающих посмотреть на вооруженные силы молодой республики, совсем недавно завершившей войну за право на существование, собралось немало. Зеваки заполонили не только окна стоявшей на месте нынешнего «Паласа» Петровской гостиницы, но и ее крышу. Сумевшие договориться со звонарем Яановской церкви заняли наблюдательные позиции на церковной колокольне. Публика попроще расположилась на ветвях растущих у входа в церковь деревьев.

А посмотреть в морозный день 24 февраля 1920 года на нынешней площади Свободы было на что. Под звуки маршей проходили через нее пехотинцы, кавалеристы, артиллеристы. Но основным «гвоздем программы», стали, вне сомнения, авиаторы. «Аэропланы кружили над площадью полчаса, выделывая самые замысловатые фигуры, вплоть до «мертвой петли», – с восторгом писала газета «Kaja». – Порой аппараты опускались совсем низко, ниже церковных башен, почти до самых крыш – и вновь взмывали ввысь, к всеобщему восхищению зрителей».
«Общее настроение было праздничным, – продолжало издание. – Жаль только, что его нарушал порой рев заводских гудков. Рабочие, как известно, решили держаться от праздника в стороне, и пошли на работу». Работали, кстати, в 24 февраля 1920 года и члены столичного горсобрания: собравшись на торжественное заседание, они приняли решение об основании в пиритаском лесу Клоостриметса санатория и выделения ему безвозмездной ссуды.

1930: Скромное обаяние милитаризма

«Праздник годовщины Республики прошел скромно»: под таким заголовком опубликовал материал о торжествах Дня независимости в столице «Postimees». Точку зрения тартуских журналистов полностью разделяли их таллиннские коллеги: «город украшен скромно, как и повелось за последние двенадцать лет, – писал «Päevaleht». – Лишь в витринах центральных магазинов появились портреты государственных деятелей, окруженные где цветами, где лентами».

Не способствовала праздничному настроению 24 февраля 1930 года и погода: целый день стоял сырой туман. В утренние часы, как свидетельствовали «Вести дня», туман достигал такой плотности, что трамваи двигались с зажженными огнями. Впрочем, военным оттепель и сырость казались чуть ли не благом: годом ранее парад на площади Свободы был отменен именно по причине небывало сильной стужи. Что же касается отсутствия снега, то его вполне заменял…песок, которым обильно посыпали булыжник в преддверии прохождения колонн парада и военной техники.

По главной площади Таллинна промаршировали не только части столичного гарнизона и дружин «Кайтселийта», но и пожарники. Вслед за ними проползли танки и прогромыхали два бронеавтомобиля. Посмотреть на мощь эстонской армии пришли в тот год на площадь Свободы зарубежные военные атташе. «Такого количества иностранных военных мы не видали давно: финских, латышских, литовских, польских, русских, французских, итальянских, шведских, венгерских, румынских», – перечисляла «Waba maa». Добавляя, что наибольший интерес публики привлекли парадные мундиры дипломатических представителей балканских государств.

Те же, кому не довелось увидеть парад воочию, могли следить за его ходом…из дому. Точнее – слушать: у трибуны для иностранных гостей, устроенной на месте снятого за восемь лет до того памятника Петру, расположился с передающей аппаратурой легендарный диктор Эстонского радио Феликс Моор.

1940: Последняя иллюминация

Ровно в половине девятого утра 24 февраля 1940 года над Таллинном зазвучала музыка. Оркестры, расположившиеся за зубчатым карнизом ратуши, на колокольнях Яановской и Карловской церквей, а также на башне Пожарного дома на площади Виру заиграли марши. Им откликнулся хор, стоящий у кинотеатра «Кунгла» на улице Харью. Полтора часа спустя разом ударили церковные колокола: прихожан сзывали на молебен Дня независимости.

Начиная с отпразднованного в 1938 году двадцатилетия ЭР, каждый последующий День независимости стремились отметить как можно более пышно. Что, в свою очередь, вызывало легкую иронию даже у абсолютно лояльных официальной власти изданий – других в последние годы правления Константина Пятса, впрочем, и не осталось. Но даже они позволяли себе отпустить колкость вроде той, что список награжденных орденами и знаками отличия, мол, не помещается уже на газетной полосе, а вот давно обещанный памятник Свободы так и не построен.

Зато уже за день до праздника на площади Свободы были выстроены трибуны для почетных гостей: от традиции начала двадцатых, когда государственные мужи стояли практически в одной толпе с наблюдающими за парадом, не осталось и следа. Для учащихся школ был специально зарезервирована южная сторона площади от улицы Роозикрантси до угла Пярнуского шоссе: быть может поэтому все писавшие о празднике издания умилялись от обилия детишек с сине-черно-белыми флажками в руках.

А еще последний в довоенной Эстонии День независимости запомнился обилием света: установленные на фонарных столбах мощные «батареи» прожекторов как никогда прежде озарили стены ратуши, Тоомпеаского замка и башни Длинный Герман, президентского дворца в Кадриорге, фасады домов на площади Свободы. По воспоминаниям современников, в какой-то исступленной иллюминации буквально тонули 24 февраля 1940 года даже самые провинциальные городки страны

* * *
Назавтра, 25 февраля, газеты с восторгом сообщали, что о государственном празднике Эстонии писали даже московские «Известия» и «Правда», величая Эстонскую Республику «другом» и добрым соседом. Особо подчеркивалось, что поздравительную телеграмму президенту Пятсу направил нарком иностранных дел СССР Молотов. Вслед за этим шла информация, о том, что ТАСС заверяет: создания новых баз для Красной армии советское правительство от Эстонии требовать не намерено.

Независимой Эстонии оставалось существовать считанные месяцы. Дню Независимости предстоял запрет, позорный фарс «возрождения» в виде эфемерного «Дня свободы» времен нацистской оккупации и полувековое замалчивание. Праздник был официально восстановлен вновь лишь весной 1991 года – за несколько месяцев до восстановления государственной независимости ЭР.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!