А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно три четверти века тому назад семья таллиннских музеев пополнилась еще одним – Эстонским морским музеем. Открыт он был 23 февраля 1935 года, став первым специализированным музеем морской тематики в столицах Балтийских государств.

День накануне семнадцатой годовщины провозглашения независимости выдался в Таллинне ненастным: порывы западного ветра несли с моря то мокрый снег, то ледяную крупу, то дождь. Слыша от пассажиров наказ ехать в порт, столичные таксисты и извозчики с недоумением пожимали плечами: что делать там в такую погоду, да еще и под вечер?!

Интерьер довоенного Морского музея.

Им было невдомек, что сегодня, 23 февраля 1935 года, ровно в 18.00, в здании у причала Байкова будет открыт музей, который станет одним из наиболее популярных как у таллиннцев, так и у гостей города. .

Для грядущих поколений

Разговоры о необходимости открыть в Таллинне если и не отдельный музей «мореходной» тематики, то хотя бы соответствующий отдел музейной экспозиции велись чуть ли ни с середины двадцатых годов. Дело, однако, дальше газетных полос не шло: благие намерения не были подкреплены наличием финансов. И стали реальностью лишь после того, как за дело взялись не отдельные капитаны-энтузиасты, а Управление водных путей.

Первые экспонаты появились в коллекции будущего музея за шесть лет до его основания: несколько выставленных на Эстонской сельскохозяйственной выставке 1929 года моделей судов были выкуплены у владельцев. А еще два года спустя на страницах газеты «Päevaleht» появился обширный материал с многообещающим названием: «В Таллинне основывается морской музей».

«Любой культурный народ, как большой, так и малый, стремится, как известно, сохранить для последующих поколений образ жизни, обычаи и традиции своих предков, – писало издание. – Эстония окружена морем; жители ее островов и побережья – отважные моряки, умелые кораблестроители и мореплаватели, что и служит причиной для создания Морского музея».

Газетная публикация призывала читателей присоединиться к отысканию и сохранению морских реликвий, направляя любые сведения о старинных лодках, картах, моделях, компасах, морских фонарях, инструментах корабелов в Управление водных путей – В Таллинн, по адресу Вяйке-Садама, 12.

У причала Байкова

Дому Управления водных путей повезло: ему посчастливилось пережить войну и, перестроенное, правда, почти до неузнаваемости, оно и по сей день сохранилось неподалеку от причала паромов на Финляндию. Здание же, в котором семьдесят пять лет тому назад открылся Морской музей, погибло во Второй мировой войне. И так как топоним «причал Байкова» ничего не говорит современному таллиннцу, стоит, пожалуй, уточнить, что располагался он приблизительно на месте современного пассажирского терминала D.

В двух с половиной залах, отведенных под экспозицию Морского музея, вечером 23 февраля 1935 года было многолюдно: на открытие были приглашены свыше трех с половиной сотен человек. В первую очередь – капитанов и офицеров флота, а также сотрудников Управления водных путей. В качестве почетных гостей приглашения получили государственный старейшина К. Пятс, главнокомандующий Й. Лайдонер, министр путей сообщения О. Стернбек.

Торжества начались с богослужения, проведенного по лютеранскому обряду церковным учителям прихода Карловской церкви А.Кивисте, а по православному – священником Н. Пятсом, братом главы государства. После торжественной речи, произнесенной руководителем Министерства путей сообщения, музей был официально объявлен открытым и главный инициатор его создания, капитан Мадис Мей, пригласил гостей на первую экскурсию.

К слову сказать, первоначально музей носил статус «учебного»: предполагалось, что посещать его будут, в первую очередь ученики мореходных школ. Однако уже к концу 1935 года Морской музей распахнул свои двери перед всеми желающими.

Корабль в бутылке

Судя по описаниям, отпечаток «дидактизма» сохранялся в музейной экспозиции и после того, как он стал общедоступным. Так, например, на одном из стендов демонстрировались различные виды морских узлов, «которые каждый настоящий моряк должен помнить наизусть», как сообщал посетивший музей корреспондент газеты «Postimees».

Хватало, конечно, и экспонатов, рассчитанных на интерес менее искушенной в морском деле публики. Например – коллекция старинных навигационных карт, первый корабельный флаг адмирала Й. Питка, макет выстроенного в 1513 году на острове Хийумаа маяка Кыпу и закрепленная под потолком модель двухмачтового парусно-гребного корабля, выполненная в XVIII веке. Последняя, кстати, выставлена в наши дни в башне Кик-ин-де-Кек.

Но наибольший интерес у посетителей, похоже, вызвали миниатюрные модели парусников, помещенные их авторами в стеклянные бутылки с узким горлышком. Как пояснял автор упомянутой публикации в «Postimees», морской люд занимается изготовлением подобных поделок во время дальних океанских переходов, когда заняться на борту особенно нечем и у моряков «зачастую много свободного времени».

Впрочем, как с юмором отмечает журналист, терпение умельцев-моделистов, похоже, удивляло не всех. «Один сухопутный житель, пришедший подивиться на искусство моряков, только и хмыкнул: «Ну, и что тут особенного? У нас в Тартумаа, бывает, целый хутор в бутылку загнать сумеют», – писала газета. Добавляя, что шутник имел в виду, разумеется, тех, кто вместо того, что бы смело идти в моря, пропивает свое хозяйство на суше…

Пора скитаний

В здании у причала Байкова Морской музей проработал пять с небольшим лет. После аннексии Эстонии Советским союзом его помещения было приказано передать военным морякам. В ноябре 1940 года музейная экспозиция была переведена в помещения Дома моряков на Уус-Садама.

Переведена, опять-таки, только на бумаге. 17 декабря скончался основатель и руководитель музея, капитан Мей. Назначенный на его пост бывший капитан ледокола «Суур Тылль» Биньямин Валтер не успел толком приступить к обустройству музея на новом месте, как началась война. Главной заслугой нового директора, пожалуй, можно считать то, что он смог передать наиболее ценные экспонаты на хранение в подвал башни Кик-ин-де-Кек, где им посчастливилось пережить март 1944 года.

Возродиться непосредственно после войны Морскому музею не удалось: фонды его оказались рассеянными между Таллиннским городским музеем и краеведческими музеями Хаапсалу и Сааремаа. Кроме того, появился «дублер» – Музей дважды краснознаменного Балтийского флота: «конкурировать» с ним, по понятным причинам, было бы в сороковые-пятидесятые годы нежелательным.

В августе 1959 года при Городском музее был создан отдел, занимающийся историей мореходства. Уже следующим летом в лектории общества «Знание» на улице Харью (кстати, находилось оно прямиком под редакцией нынешней «Столицы») открылась временная выставка «Эстония и море». А еще через год, 1 июля 1961 года, постановлением Министерства культуры ЭССР Государственный морской музей был открыт вторично.

У Морских ворот

Прошло еще долгих четыре года, пока музей вновь принял первых посетителей в третьих по счету своих помещениях. На этот раз экспозиции пришлось разместиться в пристройке к башне Толстая Маргарита. Все понимали, что это – временное решение, но тесниться стендам и стеллажам пришлось по адресу Пикк, 70 добрых двенадцать лет.

В последние дни декабря 1977 года Морской музей был в очередной раз закрыт – на этот раз, по вполне уважительной причине: польские специалисты приступили к реконструкции бывшего предвратного укрепления Больших морских ворот для музейных нужд. 27 апреля 1981 года музей в отреставрированной Толстой Маргарите вновь распахнул свои двери для посетителей.

Прошло еще два десятилетия – и в расположенном по соседству пороховом амбаре открылся его филиал – Музей мин. А в последние годы все реалистичнее становятся планы преобразования для музейных нужд уникальных ангаров для гидросамолетов, расположенных на Каламая.

* * *

«Пока что Морской музей могут посещать лишь учащиеся мореходных школ, – писал в апреле 1935 года «Postimees», — Но в ближайшие годы планируется его открытие для широкой публики. Это было бы желательным для всех, потому что здесь имеется многое, что проливает свет на быт потомков «древних викингов» – моряков Эстонии – в настоящем и минувшем»…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!