А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1087 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 229 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Те, кто считают, что двумя «конечными эн» название столицы Эстонии обзавелось в русском языке на рубеже восьмидесятых-девяностых годов прошлого столетия, ошибаются. Примерно на полвека.

На излете зимы года господня 1536-го ганзейский город Ревель присягал на верность вновь избранному магистру Ливонского ордена Герману фон Брюггенею.

Как Ревель Таллинном стал

Столы для пира на семьсот с лишним человек накрывали в ратуше. Рыночную площадь перед ней срочно очищали от конского навоза и посыпали песком – здесь в честь высокого гостя намечалось устроить рыцарский турнир.

В комнате ратушной канцелярии безвестный писец спешно переводил текст присяги на понятный «ненемецкому» населению города язык. С трудом подбирая слова, он выводил на пергаменте – «terwwe Talyna lin»…

Три варианта

Впервые употребленный в письменном делопроизводстве в 1536 году топоним «Таллинн» существовал в эстонском языке, по-видимому, и ранее. Но «окончательную прописку» на титульных листах издающихся в городе печатных изданий он получает лишь в первой трети XVIII.

Правда, касалось это только календарей и религиозной литературы, издающихся на эстонском языке. В немецком же и русском существовали, соответственно, топонимы Reval и Ревель. Предложение «патриотически-настроенных горожан» присвоить с началом Первой мировой войны городу название «Колывань» было отвергнуто городской думой в 1914 году как «нецелесообразное».

Обретение Эстонией четыре года спустя государственной независимости, вопреки распространенному заблуждению, не повлекло за собой официального «переименования» Ревеля в Таллинн. Эстонцы продолжали пользоваться топонимом, который существовал в их языке, немцы и русские – теми, что бытовали в их языковой среде.

Заголовок «Ревель»

«Ревель, такого-то числа… Сколько русских людей привыкло видеть этот заголовок с неизменным названием города и изменяющимся числом, – такими словами редакции издающейся в столице Эстонии газеты «Последние известия» обращались к своим читателям в передовице номера от 30 сентября 1920 года. – Для местных уроженцев, ныне граждан Эстонии, заголовок «Ревель» говорит о родине, с которой много связано в прошлом, с которой многое связывается и впереди».

За все годы своего существования – а выходили они с 1920 по 1927 год – «Последние известия» пользовались исключительно топонимом «Ревель». Той же практики придерживались и другие местные издания на русском языке. Любопытно, что того же единомыслия относительно названия страны они не демонстрировали: первые четыре года существования ЭР топонимы «Эстония» и «Эстия» конкурировали между собой на страницах периодики.

Что же касается топонима «Таллинн», то употреблялся он крайне редко. Как правило – с целью подчеркнуть национальность героя публикации. Те же «Последние известия», например, откликнулись в 1921-22 годах на кампанию за снос существующих в городе православных часовен и памятника Петру I, серией едких фельетонов, написанных от лица «штык-юнкера Карла Тина» — карикатурного националиста, рвущегося «очистить эстонский Tallinn» от любых свидетельств существования «немецко-шведско-русского Ревеля».

Шикарнее и официальнее

«Врывав листок из тетрадки Манечка послюнила карандаш и начала: «Ревель, Эстония, 28 сент.». Нет, «Таллин» лучше – подумала она. – Это звучит шикарнее! И, зачеркнув фразу, она написала латинскими буквами: Таллин. Эстонии».

Дилемма, перед которой стояла отправляющая письмо своей сверстнице в Париж юная героиня фельетона А. Вертинского, опубликованного в первом номере газеты «Вести дня» от 1.10.1926 года, была, вероятно, знаком русским жителям Эстонии тех лет не понаслышке. На титульном листе нового периодического издания стояли оба названия столицы ЭР. Причем эстонское было на первом месте, а привычное, русское, следовало в скобках: Таллинн (Ревель).

Впрочем, «официальное» название вплоть до конца первой трети тридцатых годов оставалось чистой формальностью. Во всех газетных статьях продолжала использоваться исключительно топоним «Ревель» во всех производных формах. Лишь в том случае, если речь шла об официальном тексте, протокол соблюдался неукоснительно. Правило это существовало, вероятно, уже в двадцатые годы. «В Таллинне, 22 декабря 1922» — стоит под поздравлением главы государства на первой полосе рождественского выпуска «Последних известий».

Для удобства почты

Опубликованный 8 декабря 1933 года в «Вестях дня» стихотворный фельетон о нелегкой участи контрабандистов начинался строками о том, как «Лодка «Таллинн №2»/Со своей командой/В Копли медленно плыла/С грузом контрабанды». Эти немудреное четверостишие примечательно тем, что его автор впервые на газетных полосах назвал Таллинн его официальным именем без тени официоза или подчеркивания национального фактора.

Неделю спустя та же газета сообщила: в новый список почтово-телеграфных пунктов не внесены «прежние названия» городов Эстонии. «Таким образом всякая корреспонденция должна быть адресована в Таллинн (а не в Ревель), Тарту (а не в Юрьев или Дорпат), Пайде (а не Вейсенштейн), – предупреждало главное почтовое управление. – В противном случае письма, адресованные в Ревель, могут попасть, например, в Америку, где есть населенный пункт такого названия».

Это распоряжение, по-видимому, поставило точку в более чем двухсотлетней традиции использования русским языком топонима «Ревель»: на первой полосе первого номера «Вестей дня» за 1934 год читателей встретила рубрика «Таллиннская жизнь», заменившая былую, «Ревельскую». Название улиц и площадей всех населенных пунктов Эстонии стали отныне писаться в соответствии с эстонским оригиналом: держать в голове что Глиняная на уличных табличках именуется Виру, а Большая Михайловская – Суур-Карья больше было не нужно.

С «ером» и без

Каким образом писать «новое» название столицы Эстонии у местных русскоговорящих жителей вопросов, похоже в тридцатые годы не возникало: они транскрибировали его кириллицей в точном соответствии с эстонским оригиналом – Таллинн. Кстати, той же механической транслитерации обязаны своим существованием причудливые топонимы «Петсери» и «Вана-Ирбоска», используемые в русских СМИ довоенной ЭР.

Название ее столицы, кстати, параллельно существовало в двух вариантах написания. Дело в том, что пресса и художественная литература продолжала придерживаться дореформенной, «старой» или «царской» орфографии вплоть до аннексии страны Советским Союзом. Учебная же литература, адресованная новому поколению, не жившему в Российской Империи, печаталась, начиная с середины тридцатых годов по новой, «советской» орфографии.

Потому в газетах и журналах красовался «Таллиннъ»: с обязательным по дореволюционной орфографии «ером» – твердым знаком. А в задачниках и азбуках – привычный современному человеку «Таллинн».

Незамеченное возвращение

Сложно сказать, чем двойная «н» в названии столицы Эстонии с самого начала «не полюбилась» советской власти. Во всяком случае, к востоку от реки Наровы, современное название города изначально писали в форме «Таллин» — по крайней мере с 1919 года, когда оно впервые появилось на военных картах и морских лоциях. О «Таллине» писали и советские газеты, порой уточняя в скобках – «б. Ревель».

Скорее всего, «белоэмигрантское» происхождение написания топонима «Таллинн» сослужило ему плохую службу. Если в первый год советский власти на эту норму правописания смотрели сквозь пальцы, то с 1944-го «советское» написание столицы Эстонии окончательно побеждает на всей территории Советского союза. Просуществовало оно до внесения памятной поправки в русскую редакцию текста Конституции ЭССР.

Возможно, если бы ее инициаторы обосновали необходимость «дописывания еще одной Н» не приближением к принятой в эстонском языке норме, а, например, возвращением к исторической, довоенной форме написания, вопрос этот был бы начисто лишен политического привкуса. Однако, в декабре 1988 года об этом никто не задумался. А споры о том, как же «правильнее» писать по-русски название столицы Эстонии никак не желают утихать и по сей день…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Двойная датировка — по старому и новому стилям — на фотографии, запечатлевшей первомайскую манифестацию в Ревеле сто лет назад.

«С радостным сердцем, с горящим чувством, с чистою душою»: апрельский Первомай в революционном Ревеле столетней давности.

Ровно сто лет назад Международный день солидарности трудящихся был впервые отпразднован в Таллинне в официальном порядке. Правда, назывался он весной 1917 ...

Читать дальше...

Медальон с фасада дома по улице Мюнди. Георгий — в облачении ландскнехта.

Рельефы, скульптуры, алтари и капеллы: по следам ревельского почитания Георгия-Победоносца

Годовщина восстания Юрьевой ночи — повод вспомнить о почитании жителями былого Ревеля Юри-Юргена-Георгия. И попробовать отыскать «следы» почитаемого в Средние ...

Читать дальше...

Новое здание Балтийского вокзала и площадь перед ним. Иллюстрация из журнала "Pilt ja Sõna" 1946 год.

От орденского выгона до привокзальной площади: метаморфозы окрестностей главной станции Таллина

Желание городских властей благоустроить окрестности Балтийского вокзала — повод вспомнить о том, как обрели они нынешний, говоря откровенно, — не ...

Читать дальше...

В Таллине у пяти дорог

Кто едет по горам и морям и подвергает опасности жизнь и тело, и имущество, не страшится разбойников и бродяг, пожирающих ...

Читать дальше...

Встреча Александра Керенского на площади перед Балтийским вокзалом в Ревеле.

«Русская демократия на эстонской земле»: как министр Керенский в Ревель приезжал

Ровно сто лет назад столицу Эстонии посетил с официальным визитом Александр Федорович Керенский — одна из ключевых фигур февральской революции. Формально ...

Читать дальше...

Цветник на Мусумяги и вид с горки в сторону Пярнуского шоссе. Открытка начала XX века.

От бастиона до романтического сквера: как в Таллине горка у Вируских ворот Поцелуевой стала

Десять лет назад самая «весенняя» горка столицы Эстонии закрепила свое бывшее до этого народным прозвище в качестве официального названия. Скульптуры «Миг ...

Читать дальше...

Баня «Койду» в начале восьмидесятых годов прошлого столетия.

«Трехэтажные термы» Лийзы Борн: легендарная баня на улице Койду в Таллине

Самая роскошная общественная баня довоенного Таллинна была построена... бывшей торговкой рыбой. Современному таллиннцу, вне зависимости от его помывочных пристрастий, словосочетание «баня ...

Читать дальше...

Фойе кинотеатра «Гелиос» после реконструкции 1934 года в духе функционализма и льготный билет на балкон зрительного зала.

«Пассаж», «Рекорд», «Гелиос», «Октообер»: век биографии легендарного таллинского кинотеатра

Бесхозный зал в двух шагах от самого сердца исторического центра Таллинна был некогда одним из самых фешенебельных кинотеатров столицы. Ровно сто ...

Читать дальше...

Угол Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси — один из наиболее целостных ансамблей Таллинна времен Пятса.

Обретая столичный фасад: градостроительный памятник Таллина

Имидж не только «заповедника ганзейского средневековья», но и столицы современного государства Таллинн впервые примерил на себя в годы правления президента ...

Читать дальше...

Вид Больших морских ворот из хроники Иоганна Реннера XVI века. Здание на первом плане — вероятно, Гертрудинская церковь.

Кяэдри, которая Гертруда: позабытая покровительница Каламая, района Таллина

17 марта — Гертрудин день, или, как отмечен он в народном календаре, Käädripäev — повод вспомнить о почти забытой современными ...

Читать дальше...

Вывеска кафе "Kultas" — нынешнего «Wabadus» — в конце тридцатых годов прошлого века.

Кафе Николая Культаса — легенда площади Вабадузе в Таллине

Восемьдесят лет назад в самом сердце Таллинна открылось кафе, само название которого стало синонимом столичного шика и — символом обслуживания ...

Читать дальше...

Цветочный магазин «Каннике» — манифест финской «природной архитектуры» в центре Таллинна. Фото 1973 года.

«Фиалка» на углу улицы Гонсиори в Таллине: полвека цветочному магазину «Каннике»

В январе 1967 года список торговых точек столицы пополнился новым адресом, а лексикон таллиннцев — новым названием: открылся цветочный магазин ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!