А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Рыбный рынок, заработавший 15 мая в районе Каламая – наследник традиции, берущей свои истоки в Средние века.

Стремление «застарить» для пущей солидности то или иное явление современности – дело не слишком благородное. Но традиция проведения на набережной Каларанна рыбного рынка в такой «благородной патине» и не нуждается: дарами моря тут торгуют вот уже свыше семи столетий.

Вначале было имя

Ревель: Рыбный дух «Рыбного ряда»

Исследователи таллиннской старины единодушны: если не самым старым, то одним из старейших городских предместий нынешний район Каламая является. Правда, в нынешнем, эстонском варианте, топоним этот впервые упоминается в письменных источниках только в 1732 году.

До того жители шведского и ганзейского Ревеля обходились названиями Vissehermaye и Fiskare majja. Первое из них фигурирует в бумагах магистрата уже в 1458 году, второе – в середине XVII столетия. Примечательно, что слово «рыбак» менялось согласно правилам нижненемецкого или шведского языка, но эстонский компонент «maja», означающее изначально не только «дом», но и «жилище», «место проживания» оставался явственно различимым.

Бытовали, впрочем, и иные варианты. Так, на карте 1876 года отмечен Fischergraben – Рыбацкий ров. Среди русских же жителей Ревеля лет сто тому назад бытовал топоним Рыбный ряд, прямо намекающий на то, что рыбу здесь не только ловили, но и торговали ею.

На берегу и за стеной

Когда именно начали торговать каламаяские рыбаки своим товаром на побережье Таллиннской бухты – не ведает никто. Точно известно, что на протяжении всего XIV века городские власти не чинили никаких препятствий желающим торговать прямо на берегу, с лодки.

В следующем столетии отцы города запретили подобную практику – прежде всего, из соображений контроля над качеством товара. Отныне свежую рыбу можно было продавать только в лавках, принадлежащих магистрату и расположенных на Рыночной площади перед ратушей. Прилавки при этом повелевалось делать повыше – чтобы свободно бродящие по улицам свиньи не зарились на аппетитно пахнущий товар.

По крайне мере с 1825 года в черте городских стен появилось еще одно официальное место рыбной торговли. Располагалось оно на развилке улиц Пикк и Олевимяги. Торговали здесь исключительно русские рыболовы. И – исключительно в холодное время года: стоило чуть потеплеть, как рыбный рынок превращался в зеленной. Последнее название, приняв форму «Зеленый», сохранилось в городской топонимике и по сей день.

Каламаяский кит

А что же Каламая? Рыбный торг здесь вновь возрождается не позднее второй четверти позапрошлого столетия. Причем спешили на него горожане не только за свежей рыбой, но, бывало, и за зрелищами.

Так, в апреле 1851 года на имя эстляндского генерал-губернатора поступила своеобразная просьба. Рыбаки с острова Рамму сообщали, что им удалось изловить затертого среди ледовых торосов кита, и они намерены выставить его на морском берегу для всеобщего обозрения, взимая с любопытствующих плату. Генерал-губернатор свое добро дал и два парусных судна отбуксировали животное к отмели на месте нынешнего горхолла.

Хотя плата за небывалое зрелище была назначена от 3 до 10 копеек, в накладе предприимчивые рыбаки не остались. Пока труп несчастного кита не начал разлагаться, они заработали на нем 417 рублей. Когда же «экспонат» пришел в «нетоварный вид», местный купец Павлов выкупил кита за 175 рублей на ворвань и жир. Скелет же длиной почти в десять метров выкупил для коллекции Петербургской академии наук естествоиспытатель Карл Эрнст фон Бэр.

Дела и планы

Кит — это, конечно, экзотика. Зато салакой, треской и камбалой Рыбный ряд в Каламая снабжал жителей Ревеля на рубеже ХIХ-ХХ столетия бесперебойно. Правда, с развитием рыболовецкого флота, торговать становилось все затруднительнее: моторным судам глубокой осадки труднее было подходить к дощатому настилу, уложенному прямо на прибрежные валуны – месту непосредственной торговли.

В 1913 году городская дума обсуждала вопрос обустройства нового порта для судов прибрежного плавания. Среди прочего, планировалось углубить и дно у Рыбного ряда. Казна бурно развивающегося и растущего города вполне позволяла приступить к работам в самое ближайшее время – но Мировая война поставила крест на этих планах.

Работы по углублению дна начались в гавани Каларанна лишь в 1923 году. Завершились они два года спустя и обошлись городу в четыре с половиной миллиона марок. Благодаря проведенной реконструкции Рыбного рынка ушла в небытие профессия мюндрика – лодочника, доставлявшего товар со стоящего на рейде судна на берег. Существовала она, между прочим, с XIII столетия…

Мечты о павильоне

Подходить к берегу рыбакам стало отныне проще, однако покупателям по-прежнему приходилось испытывать все «прелести» пронизывающего морского ветра, мороси и снега. Становилось ясно, что Рыбный рынок нуждается в специальном торговом павильоне.

Уже в 1927 в городскую управу поступил проект строительства на причале Каларанна «рыночного холла». Здание планировалось с размахом – высотой в четыре этажа. Помимо торговых площадей и складов, в нем планировали разместить помещения для контрольных весов, рыночного надзирателя, а также души, ванны и бассейн с подогретой водой на сто человек. Кто должен был спонсировать сооружение всего этого великолепия, не уточнялось, а потому власти отклонили предложение.

Шестью годами позже городской строительный отдел составил новый проект Рыбного рынка. Он должен был включать в себя холодильник, склад, аукционный зал и четыре магазина. Доход от их аренды должен был за несколько лет покрыть предполагаемые затраты на строительство. Однако в декабре того же 1933 года этот проект был отклонен, с указанием, что для начала было бы неплохо выстроить на берегу Каларанна хотя бы простые навесы над торговыми лотками.

Возвращение

Даже такое примитивное подобие торговых помещений построить на Рыбном рынке так и не удалось. А даже если бы и удалось – все равно оказалось бы ненадолго: в 1941 году прибрежная часть Каламая была разрушена в результате боев между наступающим вермахтом и покидающий город Красной армией.

Пережить Вторую мировую войну Рыбному рынку в Каламая оказалось не суждено: торговля с лодок стала казаться для новых властей города неуместной и рыбный дух из бывшего рыбного ряда надолго переселился в помещения магазинов. Лишь ближе к концу восьмидесятых годов на пространстве у здания горхолла несколько раз проводилась по весне рыбная ярмарка. Впрочем, благое начинание вскоре заглохло.

К началу нынешнего столетия рыбные рынки давно стали туристическими брендами таких городов, как соседний с нами Хельсинки или ганзейский Гамбург. Удастся ли это возрожденному в очередной раз за свою историю рынку у причала Каларанна? Хочется верить.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!