А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Утром 21 июня 1940 года на площади Свободы было необычайно для рабочего дня многолюдно: вероятно, не только любопытствующие зеваки, но и собравшиеся на «стихийный» митинг не подозревали, что являются участниками процесса демонтажа государственности Эстонской Республики.

Заголовки утренних газет не предвещали ничего судьбоносного. Официальная Uus Eesti сообщала о том, что в Латвии сформирован новый кабинет министров, а также о введении в Эстонию дополнительного контингента советских войск: «встреча повсюду дружественная и мирная» — уточнял подзаголовок.

«Могучий глас народа»: так виделось произошедшее 21 июня три недели спустя карикатуристу издания Kratt – развлекательного приложения к газете Päevaleht.

Päevaleht и Rahvaleht рассказывали о том, что французская делегация вылетела в Берлин на белом самолете в надежде заключить перемирие с Германией, а главнокомандующий эстонской армии Лайдонер принял у себя представителей советских вооруженных сил — генерала Мерецкова и адмирала Трибуца.

Самым благостным был тон первой полосы «Вестей дня»: читателям предлагалось интервью с руководителем театра «Эстония», сообщение о переносе даты праздника русской песни в Муствеэ и заметка о том, как в зоологическом саду Таллинна «старых львов от жары опрыскивают водою, что очень не нравится льву Цапику»…

Выйти и требовать

В какой степени СМИ искренне пребывали в состоянии счастливого неведения, а в какой – умышленно стремились не огорчать своих читателей тревожной информацией, спустя семьдесят лет судить сложно.

17 июня на территорию ЭР были введены дополнительные части РККА. А уже 19 июня в Таллинн прибыл первый председатель Верховного совета РСФСР Андрей Жданов, который на встрече с президентом Константином Пятсом завел разговор о необходимости создания нового правительства, которое точнее бы выполняло пункты заключенного в 1939 году Договора о взаимопомощи.

20 июня на улицах Таллинна появились отпечатанные на машинке листовки с аналогичным требованием, подписанные целым списком профсоюзных организаций. Авторы воззвания предлагали не ждать от государственной власти обещаний, но выйти рабочим на улицы и потребовать исполнения воли пролетариата незамедлительно. Митинг был назначен на завтра – пятницу, 21 июня.

Элементы Октября 

«Вчерашний день Таллинн прожил под знаком больших событий, – писала 22 июня газета Rahvaleht. – По инициативе деятелей профсоюзов и своих старейшин рабочие фабрик и заводов собрались на площади Свободы, чтобы выразить собственное мнение по поводу событий последних дней».

Как свидетельствовал впоследствии советский полпред Константин Никитин, требование СССР о смене правительства Эстонии часть населения «восприняла как революцию» и «внесла в 21 июня элементы Октября». В виду, вероятно, он имел организаторов митинга, которые запаслись не только «красными транспарантами» со злободневными социальными и политическими лозунгами, но и революционными реликвиями в прямом смысле этого слова.

«Среди пары десятков флагов бросалось в глаза старинное знамя профсоюза таллиннского порта, – писала Rahvaleht. – Машиностроительная фабрика «Франц Крулль» была с флагом 1905 года, рабочие фабрики Лютера – с флагами времен революции 1905 и 1917 года».

С «Интернационалом» 

«Первым со стоящего на площади грузовика обратился председатель союза работников иглы Оскар Пярн, который говорил о требованиях рабочего народа и выразил признательность правительству Сов. Союза, – свидетельствовали «Вести дня». – Вслед за тем с речью выступил представитель советской армии. После речи военного представителя пропет был «Интернационал». Затем началось шествие рабочих».

Представитель РККА, выступавший с импровизированной трибуны, был на площади Свободы далеко не единственным. Подходы к площади патрулировали советские бронемашины – они же, впоследствии, сопровождали шествие во время передвижения по городу. К моменту завершения митинга в начале бульвара Каарли встала дополнительная рота красноармейцев.

По позднейшим воспоминаниям, среди участников митинга и шествия было множество то ли переодетых красноармейцев, то ли специально привезенных в столицу жителей Печер. Газеты, обыкновенно отмечающие подобные детали, об обилии русской речи, однако, не писали вовсе. С другой стороны, в донесении полпреда Никитина отмечается, что наряду с «Интернационалом» рабочие пели «Катюшу» и «Широка страна моя родная».

О популярности этих песен среди предвоенного пролетариата Эстонии известно мало. Но еще в конце тридцатых «Вести дня» сокрушались, что отсутствие передач на русском языке в сетке вещания Эстонского радио вынуждает печерскую молодежь настраивать приемники на ленинградскую волну, что делает их особенно подверженными пропаганде большевиков.

«Лучше завершим все…»

Бульвар Каарли – площадь перед замком Тоомпеа – улица Пикк-ялг – улица Пикк – бульвар Мерипуйэстеэ – Нарвское шоссе – площадка перед Екатерининским дворцом в Кадриорге: таков был маршрут рабочего шествия. С балкона советского посольства манифестантов приветствовали Никитин и Жданов. В ответ звучали здравицы в честь руководства СССР и РККА.

Звучали и лозунги иной окраски – но в других местах. По свидетельству Rahvaleht у ступеней собора Александра Невского собралась группа людей, которые кричали во время рабочего шествия «Да здравствует независимая Эстония!», пела государственный гимн и другие патриотические песни. Но следивший за происходившим с балкона замка Тоомпеа премьер Юри Улуотс не проронил ни слова.

Поговорить с участниками манифестации с балкона кадриоргского дворца попробовал президент Пятс. «Дорогие сограждане! – передает его слова Päevaleht. – Перед вами стоит человек, который в течение сорока лет трудился во имя прав нашего народа…» Выкрик «но не на пользу рабочих!» прервал речь главы государства. «Если вы считаете, что рабочие не относятся к народу, то сильно ошибаетесь, – попробовал продолжить Пятс. – Говоря о народе, я не делаю разницу между общественными слоями…»

Толпа одновременно пыталась то заглушить президента свистом, то приветствовала его слова овацией. «Если вы полагаете, что я могу перекричать сотни, вы ошибаетесь, – уже совсем растеряно продолжил Пятс. – Я ведь не танцевать сюда вышел, а исполнить свой долг перед народом.…Нет, я не могу говорить: одни хлопают «за», другие «против»….Я могу увидеть всех, кто «за» и всех, кто «против»?… Считаю, что будет лучше, если мы завершим и…»

Поневоле

«Завершено все» было к вечеру, когда шествие рабочих вновь вернулось в центр города, по пути освободив из Батарейной и Ласнамяэской тюрем около тридцати политических заключенных. Трое из них находились в тюрьме с 1924 года – отбывали срок за участие в попытке государственного переворота. Освобожденных товарищей руководители манифестации решили временно поселить в старейшей таллиннской гостинице «Золотой лев», где в былые времена останавливались царственные особы.

Далее колонна манифестантов двинулась на Тоомпеа, где было принято решение занять ряд государственных учреждений и здание парламента. Кульминацией «солнечной революции» ее участники посчитали сообщение о формировании нового правительства во главе с общественным деятелем левых убеждений, врачом и поэтом Иоханнесом Варесом-Барбарусом. Еще до того, как новый кабинет министров собрался на свое первое заседание, государственный флаг на башне Длинный Герман был заменен красным полотнищем.

«Ночью в городе была слышна стрельба, что послужило причиной известного беспокойства среди жителей, – писала 22 июня Päevaleht. – Утром в субботу выяснилось, что жизнь в столице для чрезвычайного момента течет вполне нормально». Газета с удивлением отмечала, что многие таллиннцы не могли поверить собственным глазам, увидев, что на Длинном Германе вновь развивается сине-черно-белый триколор (он будет мирно сосуществовать с красным знаменем почти до конца лета).

Единственное, что могло насторожить обывателя на таллиннских улицах, помимо бронемашин РККА – обилие ломовых подвод. Они подъезжали к парадным госучреждений, откуда в спешном порядке что-то вывозили. «Это был Яанов день, но похожий, скорее, на Юрьев день поневоле», – отмечало издание, намекая на то, что Юрьев день (23 апреля) издавна считался наиболее подходящей для переезда на новое место датой. Да и вообще – для начала новой жизни.

* * *

Бывает так – деталь, кажущаяся современникам совершенно незначительной, выглядит в перспективе десятилетий едва ли не пророческой.

Листая газеты, на первых полосах которых давно устаревшие новости щедро пересыпаны рекламой пансионатов, электроплиток и крема от загара Nivea, невольно останавливаешься на неожиданном заголовке «Эта ложь – правда».

И тот час же замечешь, что это – всего лишь название любовной мелодрамы, вышедшей на киноэкраны Таллинна как раз в роковой день 21 июня…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!