А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно двадцать лет тому назад – в 1990 году – Янов день вновь вернулся в официальный календарь нашей страны.

С тех пор праздник этот настолько органично вписался в ритм жизни таллиннцев, что даже и представить себе, пожалуй, невозможно, что на протяжении всей второй половины ХХ века Яанипяэв был самым что ни на есть обыкновенным днем – рабочим и ничем не выдающимся.

Первая половина минувшего столетия – пора прямо противоположная. В перспективе минувших десятилетий отчетливо читается: Янов день семидесятилетней давности был не похож на тот, что отмечали девяносто лет тому назад, а уж тем более, на отпразднованный за век до наших дней.

Яанипяэв-1900: В электрическом свете 

Гуляние на Янов день в лесу Пирита глазами карикатуриства журнала Tallinna post. 1930 год.

Если современный таллиннец спешит покинуть город едва ли не вечером 22 июня, то его живший в Ревеле сто десять лет тому назад предок вырваться под Янову ночь на природу не слишком спешил. Еще бы – ведь 23 июня должно было состояться одно из главных событий начинающегося лета – открыться сельскохозяйственно-ремесленная выставка.

Павильоны ее располагались на нынешней Башенной площади. Сюда, под средневековую городскую площадь свезли на этот раз не только образцы сельхозтехники, но и живой скот: помещения для «крупнорогатых», как писали газеты, были распроданы чуть ли не за месяц. Билеты же на саму выставку еще имелись в свободной продаже вечером накануне открытия: продавались они со скидкой в честь Янова дня по цене 20 копеек (вместо положенных сорока).

Выставка наверняка привлекала к себе не только сельских хозяев, но и просто любителей славно провести предпраздничный вечер. Ведь если павильоны закрывались в восемь вечера, то сама территория была открыта для посетителей до одиннадцати. Работали несколько буфетов. На летней сцене играл духовой оркестр императорской лейб-гвардии, специально доставленный из Красного села.

И еще. Как особо подчеркивали рекламные объявления, между павильонами были натянуты гирлянды электролампочек. Новинка тем более захватывающая, что первая электростанция в городе откроется только через три года.

Яанипяэв-1910: Фейерверк на бастионах 

Главным событием лета в Ревеле столетней давности стал, вне сомнения, VII общеэстонский Певческий праздник. Состоялся он 14-15 июня и, наверняка, «оттянул» на себя часть праздничного настроения и веселья.

Впрочем, и на наступивший десятью днями позднее Янов день его хватило сполна. Костры вовсю жгли не только на тогдашнем певческом поле – располагалось оно сто лет тому назад не по дороге в Пирита, а в конце нынешней улицы Лаулупео и на месте нынешнего музея КуМу: над обрывом Ласнамяги. Два разложенных тут гигантских костра, по свидетельству прессы, были видны ярче, чем огни расположенных по соседству маяков.

«На берегу реки Пирита была установлена лодка, наполненная горючим, – писала газета Päevaleht. – На берегу пылали смоляные бочки, словно огненные змеи поднимались в небо разноцветные фейерверки и летели к земле огнедыщущими драконами. В устье реки сновали туда-сюда украшенные светильниками лодки». В море запускали и плотики с горящими кострами.

Вовсю праздновали Янову ночь и в самом центре города. До самого рассвета не смолкали смех и музыка на Шведском и Ингерманландском бастионах – нынешних горках Линдамяги и Харьюмяги. «Многочисленные запуски ракет и огни иллюминации были замечены и тут», – уточняла газета.

Яанипяэв-1920: С грузовиком в упряжке

Первый мирный год независимой Эстонской Республики был непростым. Не хватало многого: мануфактуры, продовольствия, топлива. Впрочем, старых досок для костров Яновой ночи хватило: народ, как и в прежние, довоенные и дореволюционные времена, устремился вечером 23 июня в Кадриорг.

Сделать это в 1920 году было тем проще, что накануне праздника городские власти решили сделать таллиннцам подарок: возобновить движение основного вида городского транспорта – конки. Проблема, однако, состояла в том, что главный «двигатель» «конного трамвая» – лошади – лихолетья не пережили. И тогда из положения был найден оригинальный выход…

«Таллиннский трамвай работал в Янов день особенно хорошо, – отмечала газета Waba maa. – Впереди, вместо пары коняг – грузовик, за ним – закрытый вагон конки, следом – еще два открытых вагона». От желающих прокатиться от площади Вана-тург до Кадриоргского пруда отбоя не было, несмотря на то, что «вместо былой копейки с носа берут по восемь марок».

Хотя «авто-трамвай» с наплывом пассажиров 23-24 июня, по-видимому, справился, рейсы свои он в скором времени завершил. Во-первых, в идущем за выхлопной трубой грузовика вагоне нестерпимо воняло бензином. Во-вторых, автомобильные моторы стали перегреваться. «Трамвай с грузовиком в упряжке» так и остался не более чем праздничным аттракционом лета 1920 года.

1930: Европейский (от)блеск

«Вчера, в Иванов день Ревель представлял собой впечатление вымершего города: разъезд его жителей начался еще накануне, когда отъезжающей публикой были заполнены все вокзалы, – описывали знакомое и нам зрелище «Вести дня» в номере за 25 июня 1930 года. – Не успевшие выехать в понедельник, собрались «к зелени» вчера утром».

К началу тридцатых годов, праздник, похоже, окончательно сместился из Кадриорга в Пирита. «Одно можно сказать определенно: пиритаская пляжная жизнь все более и более европеизируется, – уверяла читателей в номере за 26 июня 1930 года Päevaleht. – Конечно, настоящие «носители культуры», которые ведут Пирита в Европу – это женщины: их туалеты более изысканы и ярче, чем в прошлом году».

Европейского лоска фланирующей по сырому пиритаскому песку публике наверняка добавляли вечером Янова дня восьмидесятилетней давности и многочисленные представители дипкропуса. Корреспондент «Вестей дня», например, успел встретить за время прогулки итальянского посланника графа Виганотти, германского посланника д-ра Шреттера, финского посланника г-на Вуорима и исполняющего обязанности польского посланника Володковича.

Определенным диссонансом этой европейской идиллии наверняка выглядели «перепраздновавшие», мирно расположившие выспаться прямо под кустом. Как писали газеты, были среди гуляк и множество прилично одетых людей, прямым текстом отвечающих газетчикам, что сон на свежем воздухе куда полезнее тряски в душном автобусе в сторону города…

Яанипяэв-1940: Под двумя флагами

Судя по газетным публикациям, Янов день семидесятилетней давности больше подходит для титула «последний в ЭР», чем «первый в СССР». Впрочем, до официального вступления в Советский союз оставалось еще более месяца. Да и кто мог предположить, что смена кабинета министров, имевшая место за два дня до праздника, сможет иметь сколько-нибудь влияющие на привычное течение жизни последствия?

С самого утра 23 июня 1940 года Центральный рынок на месте нынешнего парка Таммсааре торговал в полный рост. Хозяйки несли домой не только первую молодую картошку и свежий деревенский творог, но и свежесрубленные березовые ветки: в конце тридцатых годов обычай украшать ими дом как-то незаметно сдвинулся с Троицы на Янов день.

Как и прежде, горели по всему побережью костры – Вторая мировая война была где-то далеко, и о затемнении в Эстонии никто всерьез не думал. Разве что использование каких бы то ни было хлопушек и фейерверков было в ту Янову ночь запрещено – и запрет этот никем в Таллинне не нарушался. Да среди исполняемых песен почему-то все больше было слышно военных.

«Накануне, в праздник Свободы, старый Таллинн был по своему облику небывало праздничным, красуясь в многочисленных флагах, – писал Päevaleht. – Во всем городе не было здания, на котором не развивался бы сине-черно-белый флаг. Над зданием Дома профсоюза рядом с ним развивался флаг Советского союза. Новое правительство отдало распоряжение, чтобы флаг дружественного государства был вывешен в день Свободы рядом с национальным флагом Эстонии».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!