А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно 105 лет назад – летом 1905 года – свои двери перед таллиннцами распахнул Народный дом Карла Лютера.

Первый в Таллинне образчик архитектуры северного модерна. Первое здание, в оформлении которого задействовано изображение человека труда. И, – что, наверное, самое важное – первый в городе общедоступный дом культуры: прямой «предок» всех культурных центров современной столицы.

Народный дом Карла Лютера в 1905 году.

Все это справедливо в отношении Народного дома Карла Лютера, известного большинству нынешних таллиннцев под именем Дома культуры фанерно-мебельного комбината. Или даже под совсем уж панибратским прозвищем «Фанерки».

Согласно завещанию 

Летом 1903 года семейство ревельских промышленников Лютеров постигло горе: 10 июня, во время поездки в Берлин, внезапно скончался сорокачетырехлетний Карл Вильгельм Лютер – старший сын Александра Мартина Лютера, основателя мебельной фабрики, знаменитой не только в Эстляндской губернии, но и за ее пределами.

За свою жизнь Карл Лютер успел немало. Окончив Рижский политехникум, он несколько лет проработал в Санкт-Петербурге, после чего вернулся в родной город. В Ревеле сын основателя мебельной фабрики Лютера числился не только совладельцем предприятия, но и возглавлял техническое руководство производством. В 1899 году, совместно со своим младшим братом Кристианом, Карл основал электромеханическую фабрику «Вольта», став ее директором.

Оставшийся после покойного капитал был немалым. Немалым оказалось и удивление его близких, когда выяснилось, что значительную часть заработанных при жизни средств Карл Лютер завещал на общественные нужды. Точнее – на строительство клуба-столовой для работников мебельной фабрики.

Впервые в Ревеле 

Словосочетание «клуб-столовая» в наши дни звучит не слишком благозвучно. Вероятно, слух остзейцев Лютеров резало оно и сто лет тому назад. Потому, вероятно, немецкая пресса Ревеля предпочитала писать о Carl Luther Halle – Холле Карла Лютера.

Проект «холла» было решено заказать у едва ли не самого популярного на тот момент во всей Российской империи архитектурного бюро – триады финских архитекторов Гезеллиуса, Сааринена и Линдгрена. Именно последний считается автором Народного дома Карла Лютера в Ревеле, проект которого был готов к середине 1904 года.

Все в нем выглядело новым и доселе в Таллинне невиданным. Прежде всего – своим силуэтом: две дуги очерчивали устремленный к небу абрис главного фасада. Полукруг расположенного над входом окна придавал зданию дополнительную воздушность и легкость. Венчал композицию вертикальный рельеф со стилизованным изображением плотника – никогда прежде рабочий человек в скульптурной пластике города увековечен не был.

Трезвость и молчание

При неоспоримых архитектурных достоинствах, здание с нынешним адресом Вана-Лыуна, 37, строилось прежде всего для вполне утилитарных нужд: служить местом питания для двух сотен работников мебельной фабрики. Примечательно, что рабочие могли не только приобретать приготовленную в столовой пищу, но и есть за столом собственную, принесенную из дому.

Что было запрещено вносить в помещения столовой однозначно – это алкоголь. Кстати, сам Карл Лютер последние годы жизни был убежденным трезвенником и желал, чтобы и рабочие следовали его положительному примеру. В своем завещании, между прочим, он особо распорядился, чтобы на похоронах и поминках на алкогольные напитки не было бы потрачено ни копейки. Сэкономленные таким образом деньги фабрикант завещал использовать на покупку музыкальных инструментов для будущего Народного дома.

Наряду с употреблением горячительных напитков в фабричной столовой строго-настрого было запрещено произнесение каких-либо публичных речей. Запрет этот был обусловлен не только следованием известному принципу — «когда я ем, я глух и нем». Дело в ином: волна забастовок и стачек, охватившая рабочие коллективы в 1905 году, заставила владельцев мебельной фабрики лишний раз подстраховаться от возможности возникновения стихийных митингов.

Лучший в городе

Хотя эстонская пресса стопятилетней давности и называла распахнувший свои двери 20 июля (по новому стилю – 2 августа) 1905 года преимущественно «столовой», вскоре стало очевидно, что Карл Лютер думал не только о «хлебе насущном». Уже с сентября новое помещение стало использоваться по вечерам в качестве клуба: здесь проводились репетиции фабричного духового оркестра, а также – «народные концерты».

Первый из них состоялся в воскресенье, 27 ноября, и по свидетельству газеты Uus Aeg, собрал многочисленных зрителей. «Зал, который приблизительно в два раза больше зала общества «Эстония» (имелось в виду помещение, расположенное на нынешнем бульваре Рявала и погибшее в 1944 году – И.К.), был полон народа, – писал очевидец. – Преимущественно – фабричных рабочих; чужим билеты не выдавали… Порядок во время исполнений номеров был образцовым».

Одобрительно отозвалась о концертном зале в Народном доме и немецкая Revalsche Zeitung: ее корреспондент отмечал, что зала со столь великолепной акустикой во всем городе, пожалуй, и не отыскать.

«Самым радостным образом»

«Отдых, получение радостей для души и самообразование»: такими словами сформулировала задачи Народного дома Карла Лютера газета Teataja. Однако перечень этот был не полон: новое учреждение успело отметиться не только на ниве «культпросвета», но и…дошкольного образования.

Уже осенью при «столовой-клубе» был учрежден детский сад для рабочих фабрики Лютера – один из первых подобных заведений в Таллинне. «Детский сад, основанный при Народном доме Карла Лютера, работает самым вселяющим радость образом, – писала в ноябре 1905 года Teataja. – Детей принимают сюда уже в половине седьмого утра. В половине десятого им полагается завтрак от фабричного управления, а в половине двенадцатого уже забирают домой».

Спустя несколько лет детсад начал работать и во «вторую смену» — с полудня до пяти часов вечеров. Обеспечивать четырех- шестилетних воспитанников присмотром на то время пока родители находятся на работе была призвана «специально обученная барышня». На ней же лежала ответственность и за музыкальное образование: на купленном по завещанию Лютера фортепьяно она играла малышам польки и разучивала с ними песенки.

Увы! 

Детский сад, кстати, работал в помещениях бывшего Народного дома и в послевоенные, и в шестидесятые годы. Правда, сам народный дом был к тому времени переименован в клуб Таллиннского фанерно-мебельного комбината. Имя его основателя, по понятным причинам, после 1940 года в официальной речи было оперативно «позабыто».

Впрочем, это – не единственная потеря, которую оригинальному памятнику истории, архитектуры и культуры довелось перенести в годы советской власти. Так, после перестроек шестидесятых и восьмидесятых годов замурованным оказалось полукруглое окно главного фасада. В те же годы исчезли украшающие фасад оригинальные фонари, выполненные в виде стилизованных деревообрабатывающих станков.

Реставрация здания, проведенная в начале нынешнего столетия, вернула бывшему Народному дому Карла Лютера ряд утраченных деталей. По крайней мере – внешне. Другое дело, что в так восхищавшем горожан девяносто пять лет тому назад своей акустикой зале больше не проводятся репетиции народных коллективов. Равно как и концертов. Остается только добавить – «увы!»

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!