А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1149 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В нынешнюю среду скульптура косули, стоящая в скверике на улице Нунне, может отмечать свое восьмидесятилетие.

Точнее – если уж быть пунктуальным – восьмидесятилетие своего появления в городском пейзаже: созданная Яаном Коортом годом ранее скульптура была установлена на своем нынешнем месте 26 августа 1930 года.

Одна из трех

Косуля с улицы Нунне

На рубеже двадцатых-тридцатых годов минувшего столетия Таллинн произведениями декоративной пластики не изобиловал. Парковая скульптура исчерпывалась разве что фигурой скорбящей Линды на бывшем Шведском бастионе да шаловливыми ребятишками с рыбой, украшавшими фонтан на углу улицы Виру с нынешним Пярнуским шоссе.

Разговоры о необходимости «населить» парки и скверы столицы молодого государства работами местных скульпторов велись на страницах таллиннской прессы на протяжении практически всех двадцатых годов. Однако от слов к делу удалось перейти лишь в самом конце десятилетия: городские власти приняли решение приобрести у скульптора Коорта одну из самых удачных его работ – бронзовую фигуру лесной козочки.

Одну – в самом прямом смысле. Дело в том, что скульптура косули изначально была отлита в трех экземплярах. Один из них, после окончания выставки эстонского искусства в СССР, был в 1935 году приобретен для собрания Музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Другой оказался в фондах таллиннского Городского музея. Третий – «поселился» в скверике на улице Нунне – почти прямо напротив пересечения с улицей Лай.

Сквер из руин

Зеленый оазис, словно специально созданный для того, чтобы служить «оправой» для творения Коорта, появился, собственно говоря, совершенно случайно. Еще в средние века земельные участки у подножья северо-восточного склона холма Тоомпеа оказались застроенными жилыми домами.

К началу прошлого столетия перестроенные здания оказались в изрядно амортизированном состоянии. Еще в последние годы царской власти городская дума неоднократно взывала к владельцу недвижимости – купцу Герману Гуткину – с требованием привести принадлежащее ему имущество в порядок.

Домовладелец, ссылаясь на нехватку средств, соглашался лишь подкрашивать забор, отделяющий ставшие аварийными жилые дома от проезжей части. Позже он предлагал даже украсить ограждение «декоративными венками и гирляндами» за собственный счет. Городские власти это не разжалобило: уже в начале 1919 года стоящие несколько лет покинутыми дома были у владельца отчуждены, а после – снесены.

Под обрывом Вышгорода

Какое-то время площадка на перекрестке Нунне и Лай рассматривалась как место строительства подъемника или фуникулера на Тоомпеа. Средств на его строительство так и не нашлось и потому уже в первой половине двадцатых годов образовавшаяся во фронте уличной застройки «брешь» была превращена в сквер.

«Вчера на газоне клумбы на Систренской улице против Широкой была установлена бронзовая фигура дикой козы работы скульптора Коорта, – писали 27 августа 1930 года «Вести дня». – Эта работа была выставлена как на здешней весенней художественной выставке, так и на художественной выставке в Париже».

Сложно сказать почему, но событие это осталось незамеченным для других выходивших в ту пору в Таллинне газет. Корреспондент же «Вестей дня» выражал надежду, что скульптура «очень украсит и оживит живописную лощинку, расположенную под старинным обрывом Вышгорода» и сожалел, что установить бронзовую косулю удалось пока только на временном, деревянном постаменте.

Нежданная слава

Историю скромной фигуры дикой козочки можно было бы на том и завершить, добавив к ее биографии лишь упоминание о том, что в конце сороковых–начале пятидесятых годов она, по неизвестной причине, была перенесена с улицы Нунне в парк Хирве. Если бы не неожиданная слава, пришедшая к скульптуре вскоре после восстановления независимости Эстонской Республики.

Вначале – в 1993 – она была отчеканена на памятной монете номиналом в пять крон. Почему именно «Косуля» оказалась наиболее подходящим мотивом для оформления монеты, посвященной семьдесят пятой годовщине провозглашения Эстонской Республики, сказать сложно. Но факт остается фактом: работа Коорта оказалась единственной таллиннской скульптурой, которая оказалась вписанной в эстонскую нумизматику.

Впрочем, популярностью «Косуля» пользовалась в те годы не только у дизайнеров монет, но и у публики. ценящей в произведении искусства исключительно стоимость материала. С 1994 по 1999 год бронзовая козочка несколько раз становилась жертвой «охотников за металлом». Но всякий раз возвращалась вновь. Правда – в виде копий, отлитых в уцелевшей авторской форме: отыскать похищенный оригинал полиции удавалось не всегда.

Памятник легенде 

Косуля, стоящая ныне в сквере на Нунне, – «правнучка» открытой в довоенные годы скульптуры. Отлита и установлена она была скульптором Туй Изис Леа Коорт – дочерью Яана Коорта в октябре 2000 году, так что нынешней осенью имеет все основания отмечать свой первый юбилей.

Почтенным возрастом нынешняя «Косуля» похвастаться не может. Зато может гордиться иным: неожиданно для себя она стала памятником героине одной из городских легенд. А именно – преданию об основании города, согласно которой свое имя он получил от … дикой козочки. Якобы ее преследовал во время охоты датский король Вольдемар II, но она, предпочитая погибнуть, чем даться в захватчику в руки, бросилась со отвесной скалы.

Reh fal – «Косуля упала»: именно таким образом переосмысливали остзейские горожане позапрошлого столетия немецкое название города – Ревель. Гиды начала третьего тысячелетия охотно поддерживают эту легенду, показывая туристам скромную козочку на улице Нунне, неожиданно для себя ставшую иллюстрацией к старинному преданию.

* * *

Впрочем, может ли быть по-другому? Ведь склон Тоомпеа – вот он, рядом. А романтического настроя скверу на Нуннне не занимать… И даже если сам Коорт не предполагал о подобной славе для своего творения, он бы, наверняка, не имел бы против нее ничего против.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Фабрика "Rauaniit" в середине тридцатых годов прошлого века. На заднем плане — не уцелевшее двухэтажное здание, в котором предприятие было основано.

«1928. Строил Эфраим Леренманн»: от фабрики — к Академии художеств. Таллин

Нынешнее здание Эстонской художественной академии — памятник не только архитектуры, но и промышленной истории. А также — свидетельство многонациональности Таллинна. Три ...

Читать дальше...

Нарва. Ратушная площадь. Отъезд кортежа
императрицы Елизаветы Петровны. Справа - триумфальная арка. Рисунок Ф. Франкенберга, 1746 год. Из собрания Нарвской художественной галереи.

О визите императрицы Елизаветы Петровны в Ревель

В отличие от царя-реформатора Петра Великого, придававшего огромное значение Эстляндии и её столице Ревелю (Таллин) и совершавшего неоднократные визиты в ...

Читать дальше...

Кадриорг. Домик Петра Первого

Кадриорг: Осенняя прогулка по Таллину

Я очень люб­лю Кад­ри­орг - са­мый кра­си­вый и из­вест­ный парк Тал­ли­на. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния не­обыч­на. Этот не­пов­то­ри­мый уго­лок на­шей сто­ли­цы ...

Читать дальше...

Крест на улице Марта в Таллине

Есть в Таллинне удивительное место, связанное с одним из эпизодов Ливонской войны. В середине девяностых, случайно оказавшись в маленьком дворике на ...

Читать дальше...

Епископский сад в процессе трансформации из спортивной площадки в сквер. Фото тридцатых годов прошлого века. На первом плане — замурованный резервуар.

Подворье, спортплощадка, парк: метаморфозы Епископского сада в Таллине

Гуляя по Верхнему городу, не упустите возможности заглянуть в Епископский сад: зеленый оазис у подножья колокольни Домской церкви нынешним летом ...

Читать дальше...

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Путевые заметки: из Таллина до Великого Новгорода и обратно

Недавно я совершил увлекательное путешествие по Северо-Западу России, по маршруту Ивангород - Кингисепп - Санкт-Петербург - Великий Новгород. Путешествие получилось ...

Читать дальше...

О самом первом православном храме в Таллине - церкви Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского

Многие таллинцы и гости столицы Эстонии знают или слышали о Никольской церкви на улице Вене (Русской) в Старом городе. Но ...

Читать дальше...

К 225-й годовщине Ревельского морского сражения

Победа русских моряков в ревельском сражении сорвала планы шведов разбить русский флот по частям и приблизила заключение «Верельского мира». 2 (14) ...

Читать дальше...

Восстановить исторический ансамбль Старого еврейского кладбища на улице Магазийни (на фото) невозможно, но вернуть на его территорию уцелевшие надгробия город намеревается.

Археологические находки Рейди теэ в Таллине: камни утраченной памяти

Памятники уничтоженных в советское время исторических кладбищ Таллинна будут взяты под охрану, каталогизированы и возвращены туда, где они стояли более ...

Читать дальше...

Электрический трамвай, Тартуское шоссе, 1928 год.

130 лет: от конки на деревянных рельсах до современных трамваев в Таллине

Регулярное движение конного трамвая в Таллинне началось 130 лет назад, 24 августа. Первая одноколейная трамвайная линия шла от Русского рынка ...

Читать дальше...

Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!