А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В нынешнюю среду скульптура косули, стоящая в скверике на улице Нунне, может отмечать свое восьмидесятилетие.

Точнее – если уж быть пунктуальным – восьмидесятилетие своего появления в городском пейзаже: созданная Яаном Коортом годом ранее скульптура была установлена на своем нынешнем месте 26 августа 1930 года.

Одна из трех

Косуля с улицы Нунне

На рубеже двадцатых-тридцатых годов минувшего столетия Таллинн произведениями декоративной пластики не изобиловал. Парковая скульптура исчерпывалась разве что фигурой скорбящей Линды на бывшем Шведском бастионе да шаловливыми ребятишками с рыбой, украшавшими фонтан на углу улицы Виру с нынешним Пярнуским шоссе.

Разговоры о необходимости «населить» парки и скверы столицы молодого государства работами местных скульпторов велись на страницах таллиннской прессы на протяжении практически всех двадцатых годов. Однако от слов к делу удалось перейти лишь в самом конце десятилетия: городские власти приняли решение приобрести у скульптора Коорта одну из самых удачных его работ – бронзовую фигуру лесной козочки.

Одну – в самом прямом смысле. Дело в том, что скульптура косули изначально была отлита в трех экземплярах. Один из них, после окончания выставки эстонского искусства в СССР, был в 1935 году приобретен для собрания Музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Другой оказался в фондах таллиннского Городского музея. Третий – «поселился» в скверике на улице Нунне – почти прямо напротив пересечения с улицей Лай.

Сквер из руин

Зеленый оазис, словно специально созданный для того, чтобы служить «оправой» для творения Коорта, появился, собственно говоря, совершенно случайно. Еще в средние века земельные участки у подножья северо-восточного склона холма Тоомпеа оказались застроенными жилыми домами.

К началу прошлого столетия перестроенные здания оказались в изрядно амортизированном состоянии. Еще в последние годы царской власти городская дума неоднократно взывала к владельцу недвижимости – купцу Герману Гуткину – с требованием привести принадлежащее ему имущество в порядок.

Домовладелец, ссылаясь на нехватку средств, соглашался лишь подкрашивать забор, отделяющий ставшие аварийными жилые дома от проезжей части. Позже он предлагал даже украсить ограждение «декоративными венками и гирляндами» за собственный счет. Городские власти это не разжалобило: уже в начале 1919 года стоящие несколько лет покинутыми дома были у владельца отчуждены, а после – снесены.

Под обрывом Вышгорода

Какое-то время площадка на перекрестке Нунне и Лай рассматривалась как место строительства подъемника или фуникулера на Тоомпеа. Средств на его строительство так и не нашлось и потому уже в первой половине двадцатых годов образовавшаяся во фронте уличной застройки «брешь» была превращена в сквер.

«Вчера на газоне клумбы на Систренской улице против Широкой была установлена бронзовая фигура дикой козы работы скульптора Коорта, – писали 27 августа 1930 года «Вести дня». – Эта работа была выставлена как на здешней весенней художественной выставке, так и на художественной выставке в Париже».

Сложно сказать почему, но событие это осталось незамеченным для других выходивших в ту пору в Таллинне газет. Корреспондент же «Вестей дня» выражал надежду, что скульптура «очень украсит и оживит живописную лощинку, расположенную под старинным обрывом Вышгорода» и сожалел, что установить бронзовую косулю удалось пока только на временном, деревянном постаменте.

Нежданная слава

Историю скромной фигуры дикой козочки можно было бы на том и завершить, добавив к ее биографии лишь упоминание о том, что в конце сороковых–начале пятидесятых годов она, по неизвестной причине, была перенесена с улицы Нунне в парк Хирве. Если бы не неожиданная слава, пришедшая к скульптуре вскоре после восстановления независимости Эстонской Республики.

Вначале – в 1993 – она была отчеканена на памятной монете номиналом в пять крон. Почему именно «Косуля» оказалась наиболее подходящим мотивом для оформления монеты, посвященной семьдесят пятой годовщине провозглашения Эстонской Республики, сказать сложно. Но факт остается фактом: работа Коорта оказалась единственной таллиннской скульптурой, которая оказалась вписанной в эстонскую нумизматику.

Впрочем, популярностью «Косуля» пользовалась в те годы не только у дизайнеров монет, но и у публики. ценящей в произведении искусства исключительно стоимость материала. С 1994 по 1999 год бронзовая козочка несколько раз становилась жертвой «охотников за металлом». Но всякий раз возвращалась вновь. Правда – в виде копий, отлитых в уцелевшей авторской форме: отыскать похищенный оригинал полиции удавалось не всегда.

Памятник легенде 

Косуля, стоящая ныне в сквере на Нунне, – «правнучка» открытой в довоенные годы скульптуры. Отлита и установлена она была скульптором Туй Изис Леа Коорт – дочерью Яана Коорта в октябре 2000 году, так что нынешней осенью имеет все основания отмечать свой первый юбилей.

Почтенным возрастом нынешняя «Косуля» похвастаться не может. Зато может гордиться иным: неожиданно для себя она стала памятником героине одной из городских легенд. А именно – преданию об основании города, согласно которой свое имя он получил от … дикой козочки. Якобы ее преследовал во время охоты датский король Вольдемар II, но она, предпочитая погибнуть, чем даться в захватчику в руки, бросилась со отвесной скалы.

Reh fal – «Косуля упала»: именно таким образом переосмысливали остзейские горожане позапрошлого столетия немецкое название города – Ревель. Гиды начала третьего тысячелетия охотно поддерживают эту легенду, показывая туристам скромную козочку на улице Нунне, неожиданно для себя ставшую иллюстрацией к старинному преданию.

* * *

Впрочем, может ли быть по-другому? Ведь склон Тоомпеа – вот он, рядом. А романтического настроя скверу на Нуннне не занимать… И даже если сам Коорт не предполагал о подобной славе для своего творения, он бы, наверняка, не имел бы против нее ничего против.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!